Вы здесь

ГЛАВНОЕ В ИСКУССТВЕ - ХОРОШАЯ РЕЖИССУРА

Началась эта история давно и на первый взгляд абсолютно бесконфликтно. В самом начале 2015 года пошли некие ротационные движения в различных структурах ставропольского минкульта. Директора Ставропольского краевого колледжа искусств (СККИ) Анну Макееву вывели из коллегии министерства, а вместо нее туда ввели ее подчиненного Александра Островерхова.

Затем Макееву вывели из состава методсовета края, а вместо директора колледжа в его состав вошел все тот же рядовой преподаватель. В скором времени он же возглавил отделение всероссийского хорового общества, одновременно став руководителем «Тысячного хора». Тогда же его включили в кадровый резерв на замещение должности директора СККИ, после чего череда странностей стала развиваться в еще более быстром темпе.

Акт первый. Артподготовка

В минкульт стали поступать явно сфальсифицированные анонимки, и как следствие этого последовали бесконечные проверки подведомственного ему учреждения. Ревизоры стали расхаживать по колледжу без каких-либо опознавательных знаков, с нарушением административного регламента. Да, все структуры обязаны реагировать на любые сообщения, даже анонимные, если речь идет о коррупционной составляющей. Однако никаких коррупционных скандалов режиссерам этих провокаций разжечь не удалось.

Но коллектив колледжа, взбудораженный нервной обстановкой и постоянным присутствием уже практически родных лиц из числа министерских проверяющих, в 2016 году дал всем этим нападкам решительный отпор, обратившись в краевую думу, краевое правительство и в тот же минкульт. Тогда ситуацию вроде как удалось урегулировать. Но, как позже станет понятно, лишь внешне и ненадолго.

После этого тактика нападающих немного изменилась. Теперь это уже был тихий прессинг. От открыто-неприязненного отношения к руководителю колледжа, которое демонстрировалось при каждом удобном случае в присутствии преподавателей и студентов, до уменьшения объемов бюджетного финансирования.

Несмотря на все это, колледж продолжал весьма достойно представлять Ставрополье на всех уровнях своей профессиональной деятельности. Как высказался тогда один очень уважаемый в крае общественный деятель, настоятель храма Преображения Господня отец Владимир Сафонов: «Колледж держит высокую профессиональную планку. Ни пошлости, ни серости, царящей вокруг, сюда хода нет».

Акт второй. В мечтах о музах

Декабрь 2017 года начался с небольшого эксцесса. Стандартная процедура утверждения программ итоговой государственной аттестации стала «взлетной площадкой» для громкого нелицеприятного скандала.

Его вызвало невыполнение своих прямых обязанностей преподавателем отделения «Хоровое дирижирование» Александром Островерховым. Не подготовил к утверждению педсоветом свои учебные программы. Кто в теме - понимает, насколько они важны. За это на основании служебной записки, поданной замом директора по учебной работе Н. Романовой, ему было объявлено дисциплинарное взыскание.

Это, казалось бы, рядовое событие практически совпало с жалобой директору на этого самого Островерхова от студенток колледжа. Тогда, в декабре, девушки писали:

«...Доводим до вашего сведения, что заведующий отделением хорового дирижирования А. Г. Островерхов неоднократно оскорблял студентов (называл идиотками, эскортницами, ведьмами, мясом, сплетницами, баранами, фашистами, козопасами), тем самым доводя до слез. Затрагивает темы сексуального характера. Домогается, обнимает за талию, делает комплименты по поводу форм, фигуры девочек. Часто ведет себя неадекватно, разбивает кулаками подоконники, стучит крышкой рояля, замахивается стульями, повышает голос. И утверждает, что у него есть связи в министерстве культуры и что ему ничего не грозит. Поэтому студенты запуганы, боятся жаловаться на него...». Всего 9 подписей.

История, согласитесь, выходила не очень красивая. Зато она проливала свет на то, почему Островерхов не отчитался перед администрацией колледжа по готовности студентов к экзаменам. Ведь становилось понятно, что в последнее время он, как человек искусства, думал о прекрасном, возвышенном, а не о каких-то сухих отчетах.

Сразу после этого 11 декабря распоряжением директора А. Макеевой была назначена служебная проверка в отношении Островерхова. А на ее время педагог был отстранен от руководства коллективом, «во избежание оказания давления на студентов и недопущения вовлечения их в деструктивные процессы».

И несмотря на то, что минкульт всячески препятствовал тогда проведению этой проверки, она все ж провелась, и о ее результатах администрация колледжа подробно отчиталась перед замом министра С. Олесовым, который, кстати, и был категорически против проведения каких-либо проверок, а тем более наказаний А. Островерхова.

Акт третий. От Сальери до Казановы

А 20 декабря другая группа студенток подает директору Макеевой коллективное письмо в поддержку Островерхова, в котором утверждалось, что он хороший педагог. Правда, как потом выяснилось на родительском собрании, подписалась группа, состоящая в основном из прогульщиц, любимчиков скандального преподавателя из выпускного курса.

Дальше - больше. В марте на имя Макеевой была подана докладная записка от педагога, которая «просила оградить ее от неэтичного поведения Островерхова». Объясняла она свои действия тем фактом, что он постоянно врывается к ней в класс и бесцеремонно что-то требует, в чем-то обвиняет. А в апреле бумага с похожим смыслом легла на стол Макеевой еще от одного преподавателя:

«...Заведующий дирижерско-хоровым отделением А. Островерхов в присутствии студентов, а также преподавателей М. Гуриевой и Т. Егоровой допустил в отношении меня оскорбительные высказывания и суждения о моей профессиональной компетенции».

Следом за ней подоспела и служебная записка от замдиректора по воспитательной работе С. Павловой:

«...Ко мне в кабинет вошел А. Островерхов, который был эмоционально возбужден, и обратился ко мне вызывающим, оскорбительным тоном. Давал нелестную оценку моей работе. В финале беседы А. Островерхов позволил себе оскорбительный жест по отношению ко мне - покрутил пальцем у виска. Прошу принять меры, так как его неэтичные действия неоднократно становились причиной конфликтов на отделении «Хоровое дирижирование» и в коллективе».

И письмо от еще пяти педагогов, последовавшее практически сразу:

«Просим вас обратить внимание на морально-психологические аспекты поведения руководителя ДХО. Не удивительны многочисленные случаи рукоприкладства, откровенных оскорблений, грубостей, которые присущи А. Островерхову. Эта же линия поведения привела к отстранению А. Островерхова от руководящей работы в камерном хоре филармонии. Причиной увольнения стала драка с артистом хора.

Все общение А. Островерхова с преподавателями и студентами ДХО основано на оскорблениях, унижениях, а также оскорблениях родителей обучающихся. Профессиональные качества А. Островерхова вызывают большие сомнения. Он часто отсутствует на работе, передоверяя занятия по групповым предметам студентам, которые не имеют права вести даже практику без присутствия преподавателя...».

Пытаясь потушить разгорающийся скандал, Анна Макеева просила преподавателей и студентов пока больше никуда не жаловаться. Обещала разобраться собственными силами, обивая пороги министерства. Где ее никто и слушать не хотел. В ответ на просьбы о помощи кабинетные мэтры только пожимали плечами и твердили, что она «съедает» хорошего специалиста.

Акт четвертый. В поисках цветущего папоротника

Стоит отметить, что тогда вновь в адрес министерства стали поступать жалобы на Макееву. Вновь анонимного характера. И опять чиновники из министерства с особым пристрастием их разбирали, не ставя в известность директора об их содержании. Снова нарушали административный регламент, появляясь в колледже, когда им заблагорассудится, превышая полномочия, допрашивали студентов и преподавателей, дискредитировали директора.

Не дождавшись толком никаких результатов, кто-то из студентов обратился с жалобой на Островерхова в прокуратуру. В нем говорилось о том, что Островерхов, помимо прочего, опять-таки утверждает, что имеет прочные связи в министерстве культуры. Поэтому жалобщик и просил его защитить от такого, как он полагал, влиятельного преподавателя. Но прокуратура передала материалы почему-то в минкульт.

Тогда и вышел приказ министра Т. Лихачевой о внеочередной проверке колледжа. С первых дней работы проверяющих всему коллективу колледжа стало ясно, что чиновники пришли не для того, чтобы разобраться в конфликтной ситуации. А для того, чтобы собрать как можно больше компромата на Макееву.

Для этого с пристрастием проверялась работа психолога. А факт необнаружения у него одного из журналов сразу был занесен в протокол. Терзался заместитель директора по воспитательной работе. В его работе члены проверки тоже старались найти хоть какой-нибудь мелкий косяк. А когда задуманное не вышло, просто написали в акте проведения проверки, что психолог не ведет необходимую работу со студентами, а воспитатель С. Павлова не обеспечивает занятия, проводимые Островерховым, представителями администрации колледжа. Что, кстати, было вопиющей ложью. Вывод комиссии был ожидаемым - во всем виновата Макеева.

Акт пятый. Выход хромого пони

О том, что разыгрывается последняя сцена хорошо спланированного театрального представления по снятию ее с должности, Макеева поняла после сопоставления некоторых фактов. Во-первых, во время начала президентской предвыборной кампании Анне Владимировне было отказано минкультом в согласовании ее кандидатуры для работы в избирательной комиссии №36, которая располагается в здании колледжа на переулке Крупской. Но в нее вошли гражданини А. Островерхов и еще один заслуживающий нашего внимания субъект - Е. Логачева. Она - из друзей минкульта, состоящая в компании обласканных, куда Макеева явно не вписывалась.

Но самое главное, что участие в избирательной комиссии - это некая «охранная грамота» для руководителей на случай возникновения трудовых споров и тем более увольнения. Как грешным делом не подумать, что перед нами круговерть составляющих цепочек одного большого плана.

Теперь давайте остановимся на нашем «интересном субъекте». Из всех заместителей директора СККИ, в число которых она входила, заместитель по практике Е. Логачева на тот момент не имела диплома менеджера в образовании. А не обучала ее А. Макеева потому, что имела ряд причин, по которым была намерена с ней попрощаться после прохождения аккредитации колледжем. Поэтому тратить на ее обучение бюджетные средства было бессмысленно.

А дело в том, что очередная проверка из минобра, проходившая в колледже в конце прошлого года, выявила ряд нарушений по различным видам практик и небрежному ведению документации на участке Е. Логачевой. В итоге акт проверки был посвящен в основном ей.

И вот контролировать тогда и неоднократно перепроверять работу Логачевой приходилось всем замам директора Макеевой и методисту. Ведь накануне аккредитации полагаться на ее добросовестность было рискованно. Поэтому и подготовка к ней в части деятельности Логачевой проходила так же.

В то же время Логачеву стали частенько встречать в здании минкульта. К кому и зачем она стала туда ходить, остается загадкой, потому как ее туда никто не посылал. И те, кого туда отправляли с поручениями из колледжа искусств, с замом по практике там постоянно встречались.

Здесь и наступает час Х, когда все пункты плана по снятию Макеевой с должности были практически выполнены. Последняя анонимка - и приказ об увольнении Анны Владимировны за апрель этого года:

«Прекратить действие трудового договора, освободить от занимаемой должности и уволить Макееву Анну Владимировну <...> в первый рабочий день после окончания временной нетрудоспособности, в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о расторжении трудового договора...».

То есть без объяснения причин. Стоит отметить, что Анна Владимировна после той однобокой проверки сильно заболела. Стресс ударил по здоровью. И в этот же день в минкульте принимается решение о назначении исполняющей обязанности директора СККИ... мадам Логачевой!

Все это нам очень напоминает постановку. Дело в том, что Логачева сама еще зимой прошлого года самостоятельно, за свой счет, прошла курсы менеджеров, необходимые руководству колледжа. Тайно от директора. Причем уже прекрасно зная о том, что в скором времени будет уволена. Не странно ли это?

А вообще по результатам той роковой проверки из минкульта студенты колледжа написали обращение в краевое правительство с просьбой прояснить ситуацию. Ответ был очень интересным. В нем говорилось о том, что их обидчик Островерхов наказан, ВНИМАНИЕ, взысканием, наложенным на него Макеевой. А сама Анна Владимировна уволена правильно. Подписано И. Кувалдиной. Исполнителем же этого документа являлся наш старый знакомый Сергей Олесов, который работает замом Лихачевой.

Акт шестой. Изгнать изгнанного

А что же с самим виновником торжества Островерховым? Имея два взыскания и прекрасно понимая, что еще одно будет причиной его позорного изгнания, он написал заявление об увольнении по собственному желанию в последние недели руководства колледжем Макеевой. И, еще раз внимание, перешел на ставку в краевую филармонию на должность руководителя детского хора. Так и хочется сказать, что минкульт во главе с госпожой Лихачевой прекрасно подбирает руководящие кадры.

Из избиркома Островерхова после скандала выгонять не стали. Поохали, поахали, когда узнали все обстоятельства дела, но портфель ему оставили. Судя по всему, за такого выдающегося человека кто-то похлопотал.

Первый рабочий день Макеевой выпал после болезни на 19 июня. С утра бухгалтерия перечислила на ее банковскую карту полный расчет. На работу ей ехать было бессмысленно. У нее уже не было и доступа к рабочему месту, так как мадам Логачева с первого своего дня директорства заняла кабинет Анны Викторовны и поменяла все дверные замки в приемной.

А когда на следующий день Макеева пришла за трудовой книжкой, оказалось, что Логачева, не имевшая права исполнять обязанности директора 19 числа, инициировала составление акта об отсутствии Анны Владимировны на работе. Подписала его в отделе кадров и помчалась с ним в минкульт на доклад.

В общем, выдал отдел кадров Анне Владимировна трудовую, и она сразу написала заявление о приеме на работу в качестве преподавателя. Прозвучавший в этот момент звонок в кадры от Логачевой, где она просила не выдавать трудовую книжку Макеевой (так как ее, якобы, нужно на самом деле уволить по другой статье - прогулы), прозвучал слишком поздно. У бывшего директора трудовая была уже на руках.

Но ситуация выглядит, сказать прямо, идиотская: уволить уже уволенную Макееву, знаете ли, это слишком даже для такого «грамотного» специалиста, как врио Логачева.

Эпилог. Безумству храбрых поем мы песню!

Нельзя не упомянуть о том возвышенно-скорбном, как у идущих на казнь, выражении лиц студентов
и преподавателей СККИ, которые до сих пор не прекращают биться с бюрократической машиной за своего директора. И не только они. Кажется, что волна народного гнева вот-вот испепелит дотла ставропольский минкульт. Слишком любят и уважают в городе этого человека.

Несмотря на обрушившиеся грязным потоком угрозы увольнения или отчисления, бывшие коллеги, студенты
и просто неравнодушные граждане продолжают писать в министерство культуры России, Президенту, губернатору, в прокуратуру, минобр края. Однако все эти письма следуют в ставропольский минкульт. А автором ответов студентам и педагогам колледжа является все тот же Сергей Олесов, который вещает о правильных решениях своей конторки.

В приеме на работу в качестве преподавателя Анне Викторовне отказали. Причем та самая Логачева, зам по практике, историк по образованию, да еще и председатель первичной профсоюзной организации. Кстати, совмещать одновременно эти две должности нельзя.

К слову, сама Макеева состояла в профсоюзе работников культуры с 1978 года (принципиально ушла из него недавно). Но его глава В. Д. Вербицкая, как представитель «карманной конторки», быстренько утвердила согласование президиума на увольнение Макеевой. А врио Логачева не менее быстро прибежала с согласованием в минкульт.

Действительно, кому нужен на работе профессионал, грамотный управленец, почетный работник культуры? То есть человек авторитетный в отрасли, да еще и так горячо любимый студентами и коллегами, имеющий преподавательский стаж более чем 30 лет?

Отдельно стоит упомянуть, что Анна Владимировна на данный момент оспаривает в суде приказ о ее увольнении. Первое слушание, в котором представители минкульта не смогли внятно пояснить суду, за что же была на самом деле уволена Макеева, уже прошло. Следующее заседание назначено на 9 июля. А вообще процесс обещает стать резонансным для Ставрополья. Ну а мы, в свою очередь, будем следить за развитием событий.

Андрей СОБОЛЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (167 голосов)

Комментарии

Очень жаль, что в таком достойном учреждении, как колледж искусств разгорелся подобный конфликт.Обязанность руководителя- все конфликты предотвращать и не выносить на всеобщее обсуждение. Если Анна Владимировна этот конфликт допустила, значит она не настолько профессиональный руководитель и хочется ей посочувствовать по поводу ее стараний вернуться на занимаемую ранее должность, что она так хороша, ее не тяготило бремя ответственности, так хочется быть именно директором? а кто назначал на должность руководителя хора Островерхова, не сама ли Макеева? а на должность зама по практике? Они в один день стали плохо работать? Если все так плохо, то она недальновидный руководитель. Работая в культуре,я знаю всех участников конфликта, и не стала бы оценивать их настолько однозначно. Материально-техническое состояние колледжа плачевно, в обветшалых классах грязь, ободранные полы, протекающая крыша. Директор в первую очередь, хозяйственник, так где же это самое главное качество? А автору статьи для объективности нужно было бы посетить колледж и посмотреть, что же там происходит.

Прекрасная статья!!!!! БРАВО!!! Г-н Соболев, аплодирую стоя! Мне тоже ласково объяснили, где дверь после обращения в поддержку А.В.Макеевой!"В Богдаде все спокойно", - читалось лейтмотивом в сем произведении бумаготворчества от г. Олесова. А то, что неспокойно, заню не понаслышке! Дети писали плакаты и готовились к несанкционированному митингу в поддержку своего директора! 200 человек! Только уговоры А.В. Макеевой и родителей немного сбили накал страстей!ЧЕМУ их научит эта ситуация? Лицемерию? Трусости? Умению увиливать и пресмыкаться????!!! Или тому, что в нашем государстве рулят такие как Островерхов и иже с ним?! Потом не удивляйтесь, господа, почему наши дети боготворят Навального и стремятся уехать из страны при первой возможности!!!!Они ведь еще все живут юношеским максимализмом и верят, что только у нас нет справедливости!!! Потому что мы им преподносим ТАКИЕ уроки!!!! Где там культура?! Аууууу!!!!

Очень хорошая статья, точно отражающая фактическое положение вещей. Островерхов уже уходил из колледжа под угрозой увольнения по статье за нарушение закона об образовании и за постоянные оскорбления студентов. Однако позднее, после смены руководства колледжа, был снова принят на работу и в течение следующих лет полностью развалил дирижерско-хоровое отделение, прибегал к подлогам документов и т.д. Однако никаких последствий данные действия для него не имели благодаря, если верить его словам, близким отношениям с министром культуры края.

Ознакомившись со статьёй,выражаю своё мнение по поводу изложенного. Зная МакеевуА.В.на протяжении ряда лет,встречаясь с ней на творческих конкурсах,наблюдая её высокие профессиональные и организаторские качества,выражаю своё недоумение по поводу увольнения высокопрофессионального,творческого,обладающего отличными организаторскими способностями специалиста. Считаю,что разбрасываться такими кадрами нельзя.И за всеми произошедшими событиями видеть главное. Колледж регулярно показывает высокие результаты в учебной и творческой работе,что несомненно является заслугой МакеевойА.В.,которая неоднократно(2014-16)г.приглашалась в качестве председателя жюри Всероссийского конкурса"Весенняя мозаика"в Краснодарский государственный институт культуры. Очевидно и общественное мнение студентов и преподавателей колледжа,выступающих в её защиту. Было бы несправедливым считать решение об увольнении МакеевойА.В.окончательным.

БЛагодарю господа Бога что это Островерхова уволили,он псих и погубил много студентов.Спустя много лет только это стало известно

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.