Вы здесь

ГОЛАЯ ПРАВДА

В повести Виктора Астафьева «Последний поклон» есть глава «Фотография, на которой меня нет». В ней прозаик вспоминает эпизод из собственного детства, когда глухое сибирское село было взбудоражено неслыханным событием - приездом фотографа. Благодаря местному учителю быть увековеченными посчастливилось учащимся Овсянской школы. К сожалению, Витьке из-за застуженных ног не удалось «засняться», но потом готовую фотографию ему принес школьный учитель. Это если касаться прямой сюжетной линии произведения.

Однако в нем есть и второе, более глубокое дно, когда автор через детские воспоминания показывает, каким почтением и любовью со стороны людей пользовался педагог в селе. Что совсем не удивительно. Ведь приезжая супружеская пара были заводилами в деревенском клубе, на собственные деньги заказали мебель для школы, организовали сбор «утильсырья», в результате чего в школе появились карандаши, тетради, краски. С их приходом дети впервые попробовали сладких петушков на палочках, взрослым учитель никогда не отказывал в просьбе составить документы, всегда был вежлив и доброжелателен «со всеми кряду». А еще мальчик вспоминает настоящий, героический для учителя поступок: поединок с гадюкой, хотя тот жутко боялся змей. И при этом совсем неважно, что дети не знали, как зовут учителей. Для них слово «учитель» уже само по себе было имя собственное.

К чему это я? Да все к той же нашумевшей истории, когда в Барнаульской области школьную учительницу русского языка и литературы вынудили уволиться из-за публикации в соцсетях ее фотографии в купальнике. Снимок был сделан после спортивных мероприятий, пропагандирующих закаливание и позволяющих зимой, не ежась, стоять босой с грамотой и в закрытом купальнике на льду или сидеть в летнем платье перед объективом фотографа и улыбаться в 32 зуба, а не стучать ими от холода.

Вот такая креативная пропаганда ЗОЖ, которая закончилась совсем некреативным увольнением учительницы-спортсменки. Ибо кто-то из родителей скинул фотографию директору школы. Та же, в свою очередь, посчитала поведение сотрудницы аморальным и попросила написать заявление об уходе.

- Так только проститутки одеваются и фотографируются, каблуки, платье выше колен, и все напоказ! Кого завлекаете?! Не имеете права носить звание педагога, пятно на репутации школы! Неудивительно, что мальчики-ученики влюблены, так и до педофилии недалеко - с такой формулировкой мне предложили уволиться из школы, - рассказывала позже в различных интервью Татьяна Кувшинникова.

И хотя после разгоревшегося скандала, когда за опальную учительницу вступилась общественность и родители учеников, педагогу предложили вернуться, все же осадочек остался. И даже не осадочек, а целый пласт раздумий на тему, где проходит грань между личной жизнью учителя и его профессиональной деятельностью. И есть ли таковая вообще. Ведь давайте откровенно, история с барнаульской учительницей - она совсем не про фото. Скорее она про местечковый конфликт внутри самого образовательного учреждения, когда для расставания нужен был повод и его искусственно состряпали. Уникален случай разве что тем, что барнаульские моралисты переборщили с посылом, подвергнув сомнению нравственность спорта. В то время как это далеко не первый скандал в нашей стране, связанный с личной жизнью учителей, врачей - всех тех, кого принято называть «российская интеллигенция».

Немногим ранее в Омске была уволена молодая учительница после того, как ее фотографии в ретро-купальнике опубликовала в Интернете модельная школа, где занималась педагог. В Кинешме врач-педиатр Анастасия Орлова выложила на свою страницу в социальные сети фотосессию в нижнем белье, после чего получила массу гневных откликов. И таких историй на просторах Интернета великое множество. Что, в свою очередь, побудило учителей организовать массовый флешмоб в поддержку коллег, когда все от мала до велика принялись выставлять на всеобщее обозрение личные фото в купальниках с хэштэгом #учителятожелюди.

«Я без пяти минут учитель, так что можно побаловаться еще?» - интересовалась Екатерина из Красноярска, снимающая селфи с собой в главной роли в душевой кабине.

«Скажите мне, когда в этой стране прекратится маразм?» - писала Алена из Уфы, позирующая на морском пляже в бикини, больше напоминающем узенькую полосочку, сшитую из остатков от лямок верхней части купальника.

А вот ее землячка Вера ограничилась лишь хэштэгом акции. Остальное сделали ее комментаторы, наставив кучу лайков и сожалений о впустую потраченных школьных годах, где «эх, а у меня не было такой училки».

«За все время, пока я работаю преподавателем, в моей голове всегда была мысль, а стоит ли мне выкладывать ту или иную фотографию, особенно когда студентам очень интересна твоя жизнь, как и их родителям!» - писала Елизавета Круглякова. И судя по раздельному купальнику в мелкую сеточку, дабы солнышко прогрело все участки тела, гармония с собой была все же установлена и ответ на вопрос найден.

«У меня много фото в купальнике, и я даже не задумываюсь, что это неправильно или «такое выкладывать нельзя» #тыжучитель. Каждый человек вправе жить своей личной жизнью помимо работы», - убеждена и эффектная блондинка в розовом купальнике посреди белой Антарктики Дарья Жигунова.

«Мда. Зла не хватает на подобные ситуации. Ты учитель? Надень паранджу! Сейчас благодарю Бога за нормальное, адекватное начальство», - высказывала свое мнение Анастасия из Ярославля.

«Это какой-то бред. На всякий случай удалю свою фотографию, а то сожгут на главной площади Барнаула. За те 11-15 тысяч рублей, которые получаем, мы вынуждены терпеть нападки со всех сторон. Это просто невыносимо! Руки прочь!» - в том числе и от вываливающихся из купальника грудей филолога Яны.

«Это красивая женщина, ничего аморального она не сделала. А на пляже нам теперь под одеялом загорать? Эти крайности до добра не доведут. А родителям хочется сказать - вы чуть что бежите в прокуратуру или комитет по образованию жаловаться на нас. Совесть имейте, мы же не пишем на вас заявления, что вы не следите за своими детьми и не занимаетесь их воспитанием», - советовала учитель английского языка Ирина.

В школе моим любимым предметом был урок литературы. Всегда любила читать, читала запоем, даже если это были такие эпические и масштабные произведения, как «Война и мир», «Тихий Дон», «Живые и мертвые», «Поднятая целина». И делала для себя отдельные выписки. Делала для того, чтобы не просто читать, а сразу замечать параллели, структуру текста, его динамику, замысел и смысл, что рядом, но не одно и то же.

«Возьми «Войну и мир» Льва Толстого. О каком мире он говорит? Состоянии после войны? Или обществе? Ведь в дореволюционное время слово «мир» имело два буквенных начертания и два значения: «мiръ» - «вселенная, люди» и «миръ» - антоним к слову «война», - я до сих пор помню эти советы про «чтение между строк» от Натальи Георгиевны Луценко.

Как и помню, что ни разу не видела ее в брюках. Только платья и юбки чуть ниже колена, плюс аксессуары. А еще что писала замечательные стихи и пыталась этому научить меня. Но вместо лирики ее ученицу интересовала проза. Но и здесь она вела меня от конкурса к конкурсу, от сочинения к сочинению... Поэтому когда в 10 классе сказала, что буду поступать на журфак, в ответ услышала:

- В выходные жду у себя дома. Начинаем углубленно заниматься.

А вот из студенческих лет до сих пор помню Ольгу Николаевну Лепилкину. Невысокая, с рыжим цветом волос. Она вела у нас курс отечественной журналистики. Каюсь, из курса ничего не помню. Разве что первая печатная газета начала выходить по указу Петра 1 в 1703 году и называлась «Ведомости о военных и иных делах». А вот как аудитория затихала, когда она входила в кабинет, помню. И помню ее голос. Вроде бы мягкий, приглушенный, но ты внутренним чутьем понимаешь, что к ее предмету нужно готовиться тщательно. А не то... Впрочем, что следует за этим «а не то», не знаю, так как предпочитала не экспериментировать.

Но что-то я совсем ушла от темы, когда всего лишь хотела сказать, что мне очень повезло и большинство моих преподавателей и учителей были родом из «астафьевских рассказов». И, наверное, поэтому вся эта история с учительским «Мы тоже люди» заставляет меня стоять на перепутье.

Когда с одной стороны тоже хочется кидаться на амбразуры, брызгать ядом и до хрипоты в голосе поддерживать «голую правду» педагогов. Особенно если фото в соцсетях все же переступают моральные принципы. Действительно, они ведь тоже люди и имеют на это право - рассылать свои фото в купальниках, наносить татуировки, делать пирсинги, отдыхать в дискобарах и вовсе не обязаны быть святее папы Римского. А не нравится, так какого рожна находить их странички в социальных сетях, напрашиваться в друзья? Чтобы потом лезть в чужой монастырь со своим уставом?

Да и вообще, это встречают по одежке, а окончательное мнение складывается в зависимости от профессиональных навыков человека. Вот я, например, предпочту, чтобы тот же укол мне ставила татуированная с макушки до пяток, но опытная медсестра, нежели ничем внешне не примечательная выпускница.

А вот с другой... Так уж вышло, что я ребенок из учительской среды. Папа учитель, тети и дяди учителя, соседи, крестная мама. И даже жила на улице Школьной. Поэтому как-то с детства на подсознательном уровне знала, что мне нельзя материться, ярко краситься, носить чересчур короткие юбки, нужно со всеми на улице здороваться, хорошо учиться, грамотно разговаривать, потому что я - учительская дочка. И этим все сказано. Один твой неверный поступок - как обнесенные сливы во дворе пенсионерки - рикошетом бьет по родителям. Мол, интеллигенция, учат наших детей разумному, доброму, вечному, а своей дочери ума не могут дать. Поэтому повторюсь, учитель любого возраста для меня - носитель культуры и моральных норм, образец для подражания. Причем этот статус закреплен за ними в режиме онлайн. Он действует как в школе, так и за ее пределами. В рабочее время и выходные дни. Среди коллег, детей, в компании друзей, родных и близких. Ибо как нельзя быть наполовину беременной, так и нельзя быть наполовину учителем. Если ты выбрал эту профессию, то априори принимаешь правила игры и взвешиваешь каждый шаг, оцениваешь все риски, прежде чем выложить то или иное фото на всеобщее обозрение.

А когда же дети обсуждают «буфера» географички или целлюлит химички, которые они гордо демонстрируют на фото в социальных сетях, фото физрука в сигаретой в одной руке и бутылкой пива в другой, татуировки математика... Не размываем ли мы этим рамки, не подрываем ли авторитет педагога среди детей? И вообще, какое послание обществу несет эта выставка телес?

Хочешь внимания к своей персоне? Так сфотографируйся с интересной книгой, испеки сдобу, прыгни с парашютом, покажи выращенный тобой цветок, пойманную рыбину, покажи другую грань своей жизни, которая не известна окружающим и проходит мимо в рабочее время. Но зачем так примитивно оголяться? Зачем дарить всего себя в прямом смысле слова? И нужен ли кому-то такой «подарок»?

Право, не знаю. Поэтому и нахожусь на распутье. Но что знаю наверняка, так это то, что если бы для своего ребенка мне пришлось выбирать между опытной учительницей с голубыми волосами и пирсингом или начинающим педагогом, я бы выбрала... другую школу.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Если бы мне предложили выбирать между такими учителями, сделала бы так же как и автор статьи.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 16 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.