Вы здесь

ДОСТОЙНО ЖИТЬ И РАБОТАТЬ МОЖНО И В СЕЛЕ

Первое, что бросается в глаза, когда заезжаешь в село Казьминское - порядок и благоустройство. Чистые улицы, добротные дома, в каждом дворе газ и водоснабжение. Школа, дом культуры, детские сады, больница, дороги - все красиво, ухожено. Сразу ясно, что жизнь сельчан налажена, люди работают, получают достойную зарплату. И в этом большая заслуга руководства местного хозяйства-передовика с одноименным названием «Казьминское», добрая слава о котором многие годы идет далеко за пределами южных регионов России. Колхоз-племзавод в элите сельхозпроизводителей страны и его история неразрывно связаны с именем Александра Алексеевича Шумского - Героя социалистического труда, Почетного гражданина Ставропольского края, кавалера орденов Трудовой славы.

Александру Алексеевичу за восемьдесят, и хоть беседуем мы в кабинете с табличкой «Заместитель председателя» с его фамилией, сам он уже не при должности, давно отошел от дел, но во всем видится человек, каких я и мои сверстники могут знать только из рассказов старшего поколения, советского кино и книг. Да, самый настоящий председатель - человек труда, авторитетный и уважаемый, хозяйственный, с деловой хваткой, не привыкший бросать слова на ветер.

С тех пор, как его назначили руководить колхозом, прошло уже 45 лет. Ему и самому порой не верится, как быстро пролетело время в каждодневных делах, производственных заботах...

Кто знает, какой могла быть его жизнь, если бы не трудное послевоенное детство. Из самых первых воспоминаний ему особенно запомнилось, как в 45-м пошел в первый класс, а в 46-м случился большой неурожай, а за ним и страшный голод... Не будь этого, может быть, он и не прислушался бы к словам школьной учительницы, которая посоветовала в свое время подать документы в сельхозинститут, не поступил бы на инженера-механика, не посвятил бы себя сельскому хозяйству.

- После сельхозинститута меня направили в колхоз имени Чапаева в Кочубеевский район, - вспоминает Шумский. - Я еще не получил диплом, а мне уже дали квартиру. Проработал там 12 лет главным инженером, потом перевели управляющим в районное управление «Сельхозтехника» - это было крупное по тем временам предприятие с мощной торговой базой, большим автопарком на 150 машин, механизированным отрядом, собственными мастерскими. А через два с половиной года предложили председателем в колхоз «Казьминский», я сразу согласился.

Хозяйство досталось огромное и хлопотное - две тысячи рабочих, около 12 тысяч гектаров пахотных земель и большие долги - 13 миллионов рублей при основном фонде 15 миллионов. В тот год погибли все посевы озимых, зарплату колхозникам выдавать было нечем. Помимо прочих бед много внимания приходилось уделять организационным вопросам: бороться с разгильдяйством и пьянством. Строгий, но без перегибов, молодой председатель не увольнял, не читал нотаций, а искал выходы из бедственного положения и способы заинтересовать каждого работника, чтобы трудились, как он сам, с полной отдачей сил ради общего дела.

Восстановление обанкротившегося колхоза начали с полной замены системы хозяйствования. Переход на укрупненные севообороты, специализированные механизированные отряды и цеховую структуру хозяйством - об этом феномене написано множество статей, ему посвящены научные исследования, и еще раз не лишним будет повториться. Вместо бригад были созданы специализированные цеха - растениеводства, животноводства, механизации, строительства. Идеи начинающего руководителя поддержали, а самое главное - люди ему поверили. С каждым годом сообща наращивали производство, а вместе с этим росла и зарплата, рассчитанная «по конечному результату». У работников наконец-то появился стимул. В период девятой пятилетки дали прирост производства продукции больше чем в полтора раза. В десятой еще увеличили объемы. За каких-то пять-шесть лет колхоз из убыточного превратился в преуспевающий. Удвоили производство сахарной свеклы, пшеницы, подсолнечника, кукурузы, подняли животноводство.

- При старой системе комплексных бригад складывалась такая ситуация: неурожай одной культуры компенсировался за счет другой. Кукуруза уродилась, а свекла, например, не очень, а в целом - показатели хозяйства неплохие. Когда создали цеха, то у каждого была задача - вырастить хороший урожай культуры на уровне самых лучших хозяйств. Не было возможности спрятаться друг за друга. Поставили специалистов, так сказать, лицом к своему труду. Это позволило резко поднять урожайность, уменьшить количество техники на полях, снизить затраты. Но это уже дела прошедшие, - говорит Александр Алексеевич, умалчивая о том, что все заложенное когда-то им в основу колхоза успешно функционирует и по сей день.
И менять устоявшуюся десятилетиями систему никому и в голову не приходит.

Колхоз всегда был школой передового опыта, сюда приезжали на обучение специалисты со всей страны. Правда, не все доверяли новшествам. Бригадиры о чем-то новом слышать не хотели. Легче быть просто консультантом и ничего не решать. Приходилось уговаривать, убеждать, объяснять. А сам преуспевающий руководитель вместе со своим коллективом брал новые высоты и тоже постоянно учился. Ездил по стране, часто бывал за границей - в США, Англии, Франции, Германии, перенимал все полезное для сельхозпроизводства и применял у себя в колхозе.

Как-то во время поездки в Красноярский край он подметил, что полы в коровниках кирпичные, а не деревянные, которые приходилось менять каждые три года. И дорого, и непрактично. А тут, пожалуйста, готовое решение. Вроде бы мелочь, а их ремонт ложился тяжелым грузом на себестоимость мяса и молока. Впоследствии такие практически вечные полы он встречал и на европейских, и на американских фермах. Так в «Казьминском» перешли на кирпичные полы, тем более что свой завод по изготовлению кирпичей у хозяйства имелся. Снизили затраты, повысили рентабельность.

По организации «Казьминское» скорее напоминает агрофирму западного образца, да и звучит «колхоз» несколько несовременно, тем более для хозяйства-гиганта, одного из лучших в стране. Но по мнению Александра Шумского, это название самое что ни на есть подходящее, потому как коллективное хозяйство в полной мере отражает суть работы предприятия - повышение благосостояния сельских тружеников.

Помнится, в 90-е годы колхозы и совхозы называли пережитками социализма. Политика нового Правительства была направлена на их разрушение, а вместо них хотели повсеместно создать фермерские хозяйства. Помните лозунг «Фермеры накормят страну»? Конечно, мелкие частные предприятия вносят свой вклад в сельскохозяйственную отрасль. Но зачем рушить то, что создано и работает? Этот вопрос до сих пор не дает покоя Александру Алексеевичу.

- Мне было всегда больно смотреть, как уничтожают хозяйства, банкротят, продают, режут технику на металлолом, разоряют фермы. Я всегда сопротивлялся этому, и мы не дали разрушить хозяйство. Хотя были и тяжелые времена, - сетует он. - Мое мнение было такое - колхозы и совхозы должны работать, а фермерские хозяйства надо было создавать на базе разрушенных деревень. За границей есть специальные школы, где обучают фермеров, после чего они обязательно должны показать себя на практике - минимум год трудиться и только после этого претендовать на кредит и субсидии. Фермер многое должен знать и уметь, быть профессионально подготовленным. Там государство занимается этим вопросом, а у нас каждый чудак - Бетховен.

Несмотря на неблагоприятные прогнозы, хозяйство крепко держалось на ногах и на каждый выпад власти отвечало очередным ростом производства. Никакие перемены не смогли изменить отлаженную систему. Очевидно потому, что рыночный принцип был заложен еще в 70-е годы в основание колхоза. Главное, что в эти лихие годы смогли уберечься от кредитов с грабительскими процентными ставками. Однажды взяли в долг у банка, но почувствовав, что таким образом можно оказаться в долговой яме - тут же его вернули и больше не пользовались. А многие на это клюнули, понадеявшись - случись что, кредитные долги государство спишет. Получилось, оно их не списало, а описало имущество этих хозяйств, пустив с молотка.

В трудные времена в «Казьминском» не делились, не дробились, а работали как и прежде, одной дружной семьей. Так пережили и перестройку, и дефолт, и распад Союза. И как бы ни было тяжело, в хозяйстве ни разу не задержали выплату зарплаты, приобретали современную технику, модернизировались и укрупнялись. В 1994 году присоединилось к колхозу соседнее краснодарское хозяйство «Гранит», у которого «Казьминское» несколько лет подряд арендовало земли. Предприятие находилось на грани банкротства. На счетах ни копейки, зато долгов 20 миллионов рублей, люди месяцами не получали зарплату. Приняли их в состав с условием - трудиться на равных и получать по труду. Со временем дела здесь наладили, устранили задолженности, обеспечили жителей работой, хозяйство окрепло, в село Гусаровское, где находится центральная усадьба «Гранита», провели газ.

Позже еще два хозяйства попросились под руководство Шумского: ставропольский колхоз «Заветы Ильича» и «Красное знамя» Краснодарского края. Все с теми же проблемами. Видимо, в том и заключается секрет талантливого руководства - видеть в решении больных вопросов перспективы дальнейшего развития и не бояться идти им навстречу. Пришлось вложить около 100 миллионов рублей своих средств, и уже в первый сезон эти затраты окупились прибавкой урожая. Размеры пашни расширились с 12 тысяч до 32 тысяч гектаров. Перевели их на свою уникальную систему производства, и механизм заработал в едином звене.

- Многие хозяйства угробили сами руководители, - продолжает Александр Шумский. - В условиях рынка появилось много свободы. Продаешь, к примеру, пшеницу, по 10 рублей за килограмм, а тебе заезжий купец предлагает по 8 рублей. Скажем, 3 - тебе, остальное - в общую кассу. Кто пошел по такой дорожке, начал терять хозяйства. А как во времена перестройки начали выбирать руководителями людей, которые ничего не смыслили в хозяйстве? Ваня - шофер, хороший парень, свой в доску - быть ему председателем! И довыбирались. А ведь в первую очередь надо дело знать и чувствовать правильное направление.

Болит у Александра Алексеевича душа за будущее страны, за сельское хозяйство, за деревню. Обидно, что молодые специалисты не хотят оставаться на селе. Если врачам и учителям сейчас выделяют поддержку от государства, то аграриев обходят вниманием, потому и на землю работать молодежь идет неохотно.

- При советской власти хозяйства были обязаны строить жилье. Но сейчас это практически невозможно. Это опять же должна быть забота государства. В городе высотки растут как грибы. Возьмите Ставрополь, что там далеко ходить. Сколько там настроили? А в селе хоть одну хату построили? Нет...

Но за свой родной колхоз он спокоен - и специалисты есть, и зарабатывают не меньше, чем в городе, и дело в надежных руках. Больше десяти лет назад управление хозяйством он передал своему сыну Сергею, который долгое время был заместителем, его правой рукой. На общем собрании колхозники единодушно выбрали его председателем, считая его достойной сменой своему отцу. Оба Шумских - заслуженные работники сельского хозяйства, лауреаты премии имени Петра Столыпина «Аграрная элита России». И вот уже вернулись в село, закончив в аграрном университете тот же факультет, что и их дед, два внука Александра Шумского - Александр и Николай. Оба трудятся инженерами в хозяйстве.

Колхоз, как и прежде, лидер АПК Ставрополья. В прошлом году здесь вырастили 130 тысяч тонн зерна, по урожайности пшеницы - до 100 центнеров с гектара - заняли первое место в России. И по уровню культуры земледелия и масштабу внедрения новых технологий хозяйству нет равных на всем юге России, да и по стране еще поискать. Среди последних инноваций - спутниковая система наблюдения за развитием растений, научная организация труда по подкормке растений, правильно организованное семеноводство. В хозяйстве производят и перерабатывают собственную сельхозпродукцию, для этого построены калибровочный завод, мельница, две пекарни по выпечке хлебобулочных изделий, пивоваренный завод, создана сеть фирменных магазинов. Разве все перечислишь?!

Надо сказать, что и в селе Казьминском практически все делалось за счет колхоза. Детские сады, школа, дороги, церковь. И даже районная больница когда-то возводилась на колхозные деньги. Колхоз построил плавательный бассейн на термальных водах, лечебно-оздоровительный комплекс, услугами которого пользуются не только труженики хозяйства, но и жители края. Спортивные площадки, стадион и спортзал тоже на зависть.

На счету Александра Алексеевича Шумского немало значимых государственных наград и званий. Помимо тех, что уже названы, он - Герой труда Ставрополья, Почетный работник агропромышленного комплекса края. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции, золотой медалью «Серп и молот». Неоднократно избирался депутатом краевого Совета народных депутатов, депутатом Верховного Совета, как делегат колхозников страны участвовал в работе съездов КПСС, был депутатом Государственной Думы от Ставропольского края. Его называют человеком-легендой, неординарной личностью, профессионалом высочайшего уровня. Сам же дважды герой труда говорит, что за славой никогда не гнался, всегда стремился честно трудиться и приносить пользу. За это его ценят и уважают односельчане, люди, которым довелось с ним работать или когда-либо встречаться.

- Ну почему мы не можем все хозяйства в стране сделать такими, как «Казьминский» - образцом сельскохозяйственного производства? Как же много у нас земли, как богато мы на ней можем жить. Хотелось, чтобы село поднялось до мирового уровня, стало гордостью страны, а сельское хозяйство должно быть приоритетом номер один, - и в этих словах весь Александр Шумский - неравнодушный хозяин родной земли.

Елена САРАЙКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Вот на кого нужно равняться!!!!!!!!!!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.