Вы здесь

ЕСЛИ НЕКУДА ИДТИ…

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Центр Ставрополя, тихая парковая зона по улице Партизанской, где вот уже более десяти лет рядом с храмом Преображения Господня расположено двухэтажное и с виду ничем не примечательное здание. Только приклеенная к входной двери табличка, уточняющая, что в церковный приют «Мамины руки» нужно звонить по указанному ниже телефону, говорит, что мы на месте. Как и о том, что коронавирусные реалии не обошли стороной и данное учреждение, внеся свои санитарно-эпидемиологические корректировки туда, где двери всегда нараспашку.

Ведь небольшое общежитие для временного размещения беременных и женщин с детьми, находящихся в сложной жизненной ситуации, это лишь один из видов поддержки Кризисного центра при храме. Тогда как есть еще социальная, юридическая, психологическая, гуманитарная помощь, за которой могут обратиться даже не проживающие в приюте семьи, или кто вот-вот готов выпустить руку малыша из своей руки. И не потому, что не любит.

«В 60 процентов случаев женщины отказывают от детей из-за сложной жизненной ситуации - например, им негде жить, нет финансовой возможности, чтобы накормить, обуть, одеть детей. Но если вовремя предложить таким мамам помощь, помочь им выбраться из трясины, то у нас есть все шансы сохранить семью для ребенка», - рассказывает руководитель приюта Лариса Оганян, пока поднимаемся по витой лестнице на второй этаж.

 Коляски, стульчики для кормления, ходунки, мобили… Что ни пролет - везде детская «техника», служащая весомым подспорьем в родительских буднях. Не говоря уже о море разнообразных игрушек в просторном игровом зале, прилегающем к двум отдельным комнаткам, где может быть размещено пять женщин, находящихся в ожидании ребенка или уже воспитывающих детей. И в них тоже уютно, тепло, светло. Почти как дома. Но именно что почти.

Вот и Лариса Сергеевна непроизвольно морщится от сравнения с домашним очагом. Ведь дом - это не просто личное, а где-то даже интимное понятие. Это тот сокровенный уголок Вселенной, где отпадают условности, где ты можешь быть самим собой, зная, что всегда найдешь поддержку и заботу близких людей, связанных с тобой не только схожим генным набором, но и взаимной любовью. А приют же - это та точка опоры, которая помогает запутавшимся и заплутавшим перевести дух, прежде чем продолжить строительство своей персональной гавани.

 Сколько на это требуется времени? Как отмечает Лариса Сергеевна, в «Маминых руках» нет жестких ограничений по времени пребывания. Все зависит от психологического состояния самой мамы. Одним достаточно нескольких дней, чтобы прийти в себя, другим требуется полгода и более. Почему с каждой подопечной при поступлении в приют и заключается договор на безвозмездное оказание услуг на три недели. Однако фактически контракт может продлеваться неограниченное количество раз, пока проблема не будет решена. Но все же и он не безграничен.

Тайная квартира и план на жизнь

- Когда мама приходит сюда, мы садимся за стол, пьем чай и обсуждаем, что случилось, и чем приют «Мамины руки» ей может помочь. Наладить отношения с родственниками? Решить проблемы с оформлением документов и пособий? Разобраться в себе? Помочь со съемом жилья и продуктами на первое время? Ведь проблем у мамочки может быть множество. И далеко не все из них можно решить с помощью составленной вместе с нашими специалистами дорожной карты выхода из кризисной ситуации. Например, мы не принимаем женщин с алкогольной или наркотической зависимостью, и женщин, которые прямо сейчас пытаются уйти от мужа-тирана, поскольку банально не защитим ни ее, ни наших сотрудников, ни других проживающих. У нас нет охраны, нет тревожной кнопки, и риск здесь не оправдан.

Хотя и таких мам в беде не бросаем. Никто не должен уйти от нас с нерешенной проблемой. В подобных ситуациях нас очень выручает наша карантинная квартира, которую мы снимаем на средства выигранного гранта. Она находится в засекреченном месте, о котором знает узкий круг лиц. Но в любое время суток женщина может обратиться к дежурному администратору, и на две недели заселиться в нее. Обувь, одежда, питание, средства гигиены - все это мы тоже предоставляем. Как и приглашаем психологов, юристов, которые могут проконсультировать и оказать такое же правовое сопровождение, как и подопечным приюта,- уточняет Лариса Сергеевна.

 Мол, «Мамины руки» - они не про передержку, не про возможность бесплатно пожить в свое удовольствие, пока сотрудники приюта должны решать проблемы мамочки или заниматься ее детьми. Так не будет. Хотя бы потому, что в приюте есть четкий распорядок дня, распределение обязанностей, часть из которых по уборке помещений, дежурству на кухне и внутренней территории небольшого дворика ложатся на плечи подопечных. Готовят для себя, как и следят за детьми мамы тоже самостоятельно.

- У нас нередки ситуации, когда, въезжая в приют и чуть придя в себя, мамочка начинает свою революцию, когда вы должны решать все мои проблемы, сидеть с моим ребенком, обеспечивать нас одеждой и едой, иначе для чего вы открылись? Как и отказывается дежурить, соблюдать режим, ходить по всем необходимые инстанциям, даже если сотрудники приюта подготовили за нее весь необходимый пакет документов и готовы ее сопровождать. Мы таких барышень в шутку называем «маму съел, папу съел, сирота я, сирота». И, конечно, при таком потребительском раскладе здесь они долго не задерживаются. Ведь мы не можем и не должны проживать их жизнь за них. «Мамины руки» - это про желание выбраться из болота, а не просто взбаламутить воду, - рассказывает Лариса Оганян. Как и о том, что порой решение проблемы кроется вовсе не в заселении в приют, а, наоборот, в отказе от этого заселения.

Как мамы оказываются бездомными…

История Тамары К. наглядный тому пример. В «Мамины руки» она пришла уже на пятом месяце беременности. Мама пьет, папы нет. До 16 лет девушка жила с бабушкой, но та уже умерла. Словом, из близких людей у Тамары оставался лишь папа будущей крохи, с которым она и жила последние пять лет в гражданском браке, когда тест на беременность показал две полоски. Ребенка решили оставить. Благо, что молодой человек работал на грибном производстве, вместе снимали жилье и заработанных средств на жизнь хватало. Гром грянул неожиданно. Став подкашливать, Игорь обратился за помощью к медикам. Те же заподозрили у него туберкулез, отправив лечиться по месту жительства в КЧР. И хотя диагноз впоследствии не подтвердился, парень обратно не торопился. Тогда как беременная девушка была вынуждена стоять на паперти и рассчитывать на помощь неравнодушных волонтеров, помогающих с продуктами, одеждой и оплатой жилья. Собственно, именно сердобольные ставропольцы и посоветовали позвонить ей в «Мамины руки».

Позвонила. Пришла на консультацию. Сначала держалась напряженно. Но теплый взгляд Ларисы Сергеевны, ее улыбка, умение даже висящие в воздухе паузы сделать уютными для двоих, и не таких ледышек размораживали. Вот и у Тамары натянутая внутри пружина лопнула. И как же легко стало на сердце, когда получилось просто выплакаться и рассказать, как скучает по Игорю, а тот звонит все реже, да и родители парня не восторге от бесприданницы-невестки, находящейся на сносях.

 - Тогда мы и поняли, что если сейчас заберем девочку в приют, велика вероятность, что на семье можно ставить крест. Увидев, что о Томе и будущем малыше есть кому позаботиться, Игорь может и не вернуться к ним. Тогда и было решено оставить ее на квартире, помогать с продуктами, вещами и параллельно выяснить, что у нее с жилплощадью, - рассказывает Лариса Оганян, как вскоре всех ждал очень приятный сюрприз.

Тамара оказалась наследницей половины квартиры близ Изобильного, о которой никогда не знала. И хотя впереди маячила серьезная юридическая волокита со сбором документов, тут в Ставрополь вернулся и будущий папа ребенка, активно включившийся в процесс вместе с юристами приюта «Мамины руки». В итоге наследство удалось отстоять. А с получением материнского капитала за рождение первенца и вовсе половину превратить в полноценную однушку, выкупив у родственницы оставшуюся часть.

 Вот такой хэппи-энд. Которых за работу Кризисного центра и церковного приюта не пересчитать. Но если идти все же некуда, то в «Маминых руках» новых подопечных всегда примут с распростертыми объятиями. Особенно, если речь идет о беременных женщинах, стоящих перед очень непростым выбором. И у каждой из них своя персональная история любви и предательства. В чем-то типичная. Но от этого не менее горькая и больная.

- На нас идет неуправляемый поезд с разрушенными духовными установками и подорванным отношением к семейным ценностям. Когда в стране выросло не одно поколение молодежи, которые не считают необходимым официально регистрировать брак, легко относятся к разводам, не воздержаны в сексуальных отношениях, с легкостью рассуждают о безопасности медикаментозных абортов, и мы проигрываем эту битву за нравственность, - говорит Лариса Сергеевна.

Туса, шмотки, и мобильник

А после показывает фотографии социальных баннеров, висевших лет десять назад на всех городских улицах. В центре картинки - фотография задумавшейся девушки. Сверху надпись: «Взвесь свои ценности». Собственно, чем и занимается леди. Когда на правой руке держит такие понятия как «семья», «образование», «работа», «дети». На левой - «туса», «мобильник», «шмотки». И, казалось бы, высоко вверх девушка тянет правую руку с той самой «семьей», «образованием», «работой», но…

 - Это же не пьедестал почета, а весы! И выходит, что «туса», «шмотки» и «мобильник» победили, - тяжело выдыхает Лариса Сергеевна, не верящая в случайную оплошность горе-креативистов.

Не верящая потому, что еще десять лет назад никому в голову не приходило взвешивать эти понятия. И уж тем более провозглашать «тусу» и «мобильник» ценностями. Тогда у мнимых «борцов за мораль» была иная задача - «раскачать» этот знак вопроса. Раскачали. Как и с появлением социальных сетей, блоггеров, сомнительной рекламной продукции продолжаем делать это сейчас. Когда с одной стороны только слепой и глухой не заметит активные шаги государства по возрождению семейных ценностей, а с другой -государственная машина снова не обходится без ляпов. Снова вроде бы случайных и по принципу «хотели как лучше», но…

 - С недавних пор в стране введено ежемесячное детское пособие для мам одиночек в размере чуть более пяти тысяч рублей на ребенка. Безусловно, таким мамочкам нужно помогать, но не вбиваем ли мы такими мерками соцподдержки клин между супругами? Ведь получается, что женщина живет с мужем, который получает 15 тысяч рублей, или алкоголик, ни на что претендовать не может, хотя находится в не менее сложной жизненной ситуации? И не спровоцируем ли мы череду фиктивных разводов, за которыми последует реальный разрыв отношений. Прецеденты уже есть. И хотя решения о таком шаге принимают оба, у мужа всегда подсознательно под корочкой будет сидеть, что «на деньги променяла». Вместо того, чтобы сплачивать семьи, мы их разбиваем.

А после на выходе и получаем ту совершенно чудовищную подмену моральных ценностей, где как раз и правят бал те самые «туса», «шмотки» и «мобильник» и столь не свойственное нашему традиционному укладу эгоцентрическое мышление и желание «пожить для себя». И прячем у себя молодых девчонок, которых мамы в прямом смысле слова тащат за волосы на аборт, или девушек, находящихся в официальном браке, но где мужья и родители настаивают на прерывании беременности, так как «рано», «нечего нищету плодить», - рассказывает Лариса Оганян.

Счет в пользу жизни

И как отмечают сотрудники «Маминых рук», в таких непростых ситуациях, они не столько убеждают женщин сохранить ребенка, сколько дают возможность будущей маме эмоционально разгрузиться, адаптироваться к проблеме и принимать решение не на эмоциях, не под давлением общества, а слушая себя и зная, что материальные трудности решаемы. Что как минимум в ближайший год у нее есть кров, еда, что ее соберут в роддом, заберут обратно, обеспечат всем необходимым для малыша от памперсов до коляски, которыми так щедро с приютом делятся благотворители и простые граждане. И? Зачастую счет идет в пользу бьющейся под сердцем жизни! Чтобы потом, когда малыш появился на свет, все те же родственники, помирившись с мамочкой и забрав домой, теперь уже насмерть бились друг с другом, выясняя, кто из них кроху больше любит. И недоумевали от того, что как вообще могли настаивать на аборте. Мол, что на нас нашло, и все как в тумане было.

- Конечно, в тумане. Через который сегодня очень важно пробраться, понять, для чего мы пришли на этот свет? Для тусы и мобильников? Чтобы хлопать дверью после каждого скандала и кричать, что лучше найдем, или что-то привнести в этот мир? Крепкую семью, счастливых детей, себя спокойного и не гонящегося за золотым тельцом, умеющего отличить истинные ценности от фиктивных, жить в гармонии с миром и научить этому подрастающее поколение, - делится свой внутренней болью Лариса Сергеевна.

 Болью, которая только придает сил и упорства двигаться дальше и вперед.
И помогать тем, кому сегодня очень плохо. Ведь теорию шести рукопожатий, согласно которой каждый человек на планете связан с любым другим в среднем через шестерых своих знакомых, никто не отменял. И как же хорошо, что среди них есть «Мамины руки», дарящие тепло и надежду на светлое будущее.

Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
14 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.