Вы здесь

ЗАМУРОВАННЫЕ ЗАЖИВО

Вы думаете, что такая казнь, как замуровывание заживо, применялась лишь в глубокой древности? Ошибаетесь, читатель. Вот пример из нашего времени.

Мой дом - моя крепость

Инна Шаталова, дипломированный специалист по восстановлению сорванных или же дефектных голосов, вместе с мужем, отставным офицером, продали квартиру в спальном районе краевого центра и приобрели дом в районе Южного Обхода. Свой дом - это возможность выращивать прямо под окнами так любимые Инной живые цветы. Возможность проживающей с ними ее маме не ходить каждый день по лестничным пролетам, да и дочь лучше будет расти в гармонии с природой - решили супруги. А новое жилье, предложенное застройщиком, радовало отсутствием городской суеты и невысокой стоимостью. Всеми документами ведения этой сделки занимался муж. У Шаталовых началась новая жизнь, больше похожая на идиллию. Но, правда, длилась она недолго.

В 2010 году у Инны обнаружили редкое иммунное заболевание. Лечение нужно проводить в Москве несколько раз в год. Но и оно, по словам медиков, дает лишь отсрочку. А пять лет назад бывшие коллеги Инны вообще отвели ей чуть более трех лет жизни. Но сильная женщина держалась, не давая себе упасть духом. Ведь необходимо воспитывать дочь, да и пожилая мама нуждается в уходе. Женщина отводила душу, высаживая молодые яблоньки и виноград.

Огромное количество принимаемых гормональных препаратов не оставило и следа от былой красоты Инны. Они, правда, тормозили и прогресс болезни, которая не отступала. Лечение и хворь вели в ее организме войну с переменным успехом. Скажем лишь, что она теперь инвалид второй группы. А мотаясь между Москвой и Ставрополем, кстати, Шаталовым было не до межевания общего с соседом земельного участка. Он все равно был в аренде на 49 лет у муниципалитета.

Следующим ударом судьбы стала скоропостижная - год назад - смерть супруга. Семья осталась без крепкой опоры. У больной женщины остались на руках девятилетняя дочь и мать, которая сама является инвалидом первой группы и еле передвигается. Но самый настоящий кошмар начался позже, весной этого года.

Черная весна 2017-го

В апреле, когда Инна очередной раз находилась в Москве, ей позвонила дочь: возле их калитки бурными темпами развернулось строительство. Да так, что и выйти на улицу уже стало практически невозможно. А дело здесь обстоит следующим образом: сам двор Шаталовых со всех сторон окружен соседскими заборами. То есть выйти со двора можно лишь через ворота, которые расположены со стороны пустыря. От пустыря к самой улице уже была протоптана и проезжена грунтовая дорожка. Вот ее-то и решил прибрать к рукам некий застройщик, да так, чтобы изолировать семью Шаталовых от внешнего мира.

Вернувшуюся домой Инну шокировал еще один парадоксальный момент. Сразу за пустырем раньше была лесополоса. Там росли дубы и буки. И вот теперь ее новоиспеченный сосед расправился не только с тропинкой, соединяющей Шаталовых с цивилизацией, но и с частью этой лесополосы. Оказалось, что и она теперь принадлежит ему. Без зазрения совести вырубил деревья и, более того, прихватил себе половину идущей за ними грунтовой дороги. Да так, что двухполосная проселка превратилась в однополосную. Понятно, какие неудобства для многих жителей это повлекло.

Первым делом, по факту вырубки лесополосы семья Шаталовых обратилась с заявлением в органы. На что получила казенный ответ от управления МВД по городу Ставрополю:

«...В связи с отсутствием состава административного правонарушения или преступления, предусмотренного УК РФ, проверка прекращена».

Ну, правильно, кому нужны эти деревья? Ну и что, что они растут совсем рядом с Мамайским заказником... Ну да что там, лес рубят - щепки летят, известно же...

А затем начали происходить и вовсе странные вещи. Застройщик, всячески создавая конфликтные ситуации, стал мешать проходить Шаталовым на улицу. В хамской манере, используя ненормативную лексику, он доказывал соседям, что их передвижения по его участку крайне нежелательны. Впрочем, ходить по участку и так стало невозможно - кругом идет стройка. Тем более для матери Инны, которая передвигается исключительно на ходунках. Пожилая женщина осталась практически и без медицинской помощи. Ведь скорая помощь теперь уже не может подъехать к ее дому. Да и сам автомобиль Шаталовых оказался полностью изолированным.

Новый сосед Инны, виновник столь казусной ситуации, представлен в виде семейной пары - мужа и жены Хоменко. Обозначили они себя как представители застройщика. Хотя никаких документов Шаталовой не предоставили. Это они руководят строительством и параллельно так запугали младшую Шаталову, что та совсем перестала выходить из дома. Из которого теперь и мусор нельзя вывезти, не то что откачать сливную яму.

Кроме того, семья Хоменко грозится спилить столб, по которому к Шаталовым поступает электричество. Он также оказался в зоне их влияния. Да и работы по установке забора уже начались. Он будет расположен впритык к калитке Инны. Так что после этого женщина уж точно не сможет выбраться на свет Божий, даже бочком. Ну, там, очередную жалобу во властные структуры отнести. Правда, толку от этого все равно никакого нет.

Прочь, холопы, от землевладельца

Как это нет толка, спросите вы? А власти куда смотрят? Неужели не предлагают пути выхода из сложившейся ситуации? Не объясняют, как, кто и зачем передал в собственность частному лицу под ИЖС участок в 14 соток, на котором была лесополоса, часть дороги и соседский выход? Правда, про выход они могли и не знать. Раз и дорогу с леском из высоких кабинетов не особо-то и разглядели...

В общем, перечисленные объекты инфраструктуры и растительного мира находятся сейчас на участке некого Геннадия Слюсарева. Но почему в приданое к земле он получил и их? Муниципальщики при одном из посещений спорной территории объясняли сей парадокс малым количеством земли в черте краевого центра. Вот им и приходится уже все подряд раздавать. Лишь бы людям было где строиться и жить. Так, глядишь, и площадь Ленина расчертят и выдадут ее участки нуждающимся гражданам. Только не понятно, почему, при отсутствии ставропольской земли, Слюсареву выдали аж 14 соток?

Таким образом, сложившийся конфликт муниципальщики, опять-таки в частной беседе с Инной, объясняют ошибочным планом строительных работ еще того застройщика, у которого Шаталовы дом покупали. Мол, поналяпал жилых зданий, а вы, дураки, и купили. В этом случае непонятной остается выдача розовых свидетельств на те «ляпы». Как они принимали объекты, вносили их на свои карты, выдавали разрешения?

А сейчас какие-то Хоменко, которые не объявляют себя хозяевами этого участка, решают кому и как выходить из своего дома. Угрожают. Один раз они даже напали на Инну, у которой искусственный тазобедренный сустав. Все это зафиксировала камера, которую установил племянник женщины после начавшихся угроз. На видео хорошо видно, как Сергей Хоменко со своей супругой набросились на инвалида второй группы Инну Шаталову прямо на глазах ее ребенка.

Потерпевшая женщина вызвала полицию, которая так и не заинтересовалась отснятым материалом, к делу его не приложила да и само дело возбуждать не стала, считая происходящее обычным земельных конфликтом, произошедшим между соседями. После этого С. Хоменко пообещал написать на Инну заявление в полицию о якобы имеющихся у него сведениях, что женщина ворует у него мешки с цементом. Та самая, что еле ходит.

Недобрые вести

Один письменный ответ на свои бесконечные запросы во все органы власти Инна все же получила. На ее мольбы о помощи откликнулся комитет градостроительства администрации Ставрополя.

«По информации комитета по управлению муниципальным имуществом сообщаю, что в ходе проведенных мероприятий в рамках муниципального земельного контроля установлено, что на земельном участке расположен незавершенный строительством капитальный объект. Территория земельного участка не огорожена. Также в ходе осмотра установлено, что доступ на земельный участок № 32 по улице Алмазная осуществляется беспрепятственно со стороны проезжей части улицы Марьинская.

Смежный земельный участок № 32а предоставлен Г. Слюсареву для строительства индивидуального жилого дома. Генеральным планом города Ставрополя прохождение дорог местного значения через его территорию не предусмотрено».

В этом письме администрация рекомендует проходить на улицу через якобы имеющийся выход на участке другого соседа Шаталовых. Того, с которым так и не успел сделать размежевание покойный муж Инны. Но его там нет. Да и сделать не представляется возможным, потому что он давно в равных долях поделен между семьями, огорожен забором. С ближней ко двору Шаталовых его соседской части давно и плотно растут фруктовые деревья. Участок, и без того небольшой (3,5 сотки), весь плотно застроен хозяйственными сооружениями, разбит огород. Кстати, власти уже и не дают размежевать его. Ведь у Шаталовых нет выхода со двора. А это противоречит требованиям.

Муниципальщики и сами видели невозможность такого решения, когда приезжали по просьбе Инны. Она водила их по участку. Но, вероятно, при возвращении с улицы в свои кабинеты эта информация выпала у них из головы. Вот они и настрочили ответ, напоминающий банальную отписку.

По поводу захваченной новым застройщиком проезжей части можно лишь развести руками от удивления. Там была реальная дорога. Насыпная. А теперь ведется строительство. Она и сейчас еще есть на виртуальной карте Ставрополя в программе 2 ГИС. Но вот в частной беседе с жильцами района коммунальщики объявили, что она была сооружена ошибочно. Не в том месте. Так что теперь часть ее является собственностью нового застройщика, а часть - его придомовая зона.

На просьбы жильцов провести в таком случае новую дорогу, представители администрации ответили, что денег на это у города нет. Объезжайте, мол, по кругу. Делайте большой крюк, в несколько километров. Так уж вышло. Да и Хоменко ездить по оставшейся части «их» дороги не позволяют. Видя приближающийся автомобиль, выбегают его останавливать и ругаться с водителем. Коллективная жалоба от местных жителей уже легла по этому поводу на стол к одному из депутатов. Толку вот только пока нет.

Умри, но тихо

Добавляет тяжелых переживаний Инне и подкинутая недавно соседями челобитная с ультиматумом. В коей говорится, что: «Согласно пунктам 7.5; 5.12 СНиП запрещается допускать организацию стока дождевой воды с крыши постройки на соседний участок, в связи с этим просим вас устранить данное нарушение либо перенести ваш дом на 3 метра от нашей межи. Демонтировать незаконные ворота и калитку на смежном заборе. Демонтировать на моей фасадной линии металлическое изделие в виде ворот».

Обращение подписано некой гражданкой Г. Гнездиловой. Это, по слухам, женщина, приобретшая у Слюсарева недавно его участок, а по совместительству мать жены С. Хоменко. Вот, оказывается, в чем причина такой собачьей преданности четой Хоменко этому земельному участку. Но официально все-таки хозяином на данный момент все еще считается гражданин Слюсарев. О котором злые языки говорят, что он получил этот надел земли после судебной тяжбы, отсудив его у администрации. Сам, к слову, являющийся бывшим сотрудником этой самой администрации. По крайне мере так о нем как-то обмолвились сами Хоменко.

Пока градоначальники тянут резину, Инна собирается писать жалобу Президенту России. Она считает, что уже никто, кроме него, ей помочь не способен. Женщина на полном серьезе говорит, что ей необходимо срочно решить этот земельный вопрос. Пока она жива. Потому как, когда она умрет, будет просто некому заниматься проблемным вопросом. И ее близкие люди, мать и дочь, так и погибнут, оказавшись похороненными заживо в собственном доме, как в склепе.

А семья Хоменко в это время продолжает стахановское строительство. Вместо того, чтобы выделить даже узкую дорожку для беспрепятственного прохода Шаталовым из дома, они пишут жалобы на Инну в санэпидемстанцию о нарушении ею, вдумайтесь, санитарных норм!

Андрей СОБОЛЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.