Вы здесь

ИЗГНАНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ ИЗ ЗЕРНОВОГО РАЯ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Вслед за исходом иностранцев из автомобильной и других отраслей российской промышленности, они вскоре покинут и аграрный сектор. Только в этом случае инициаторы уже не они сами, а мы.
Ставрополье оказалось в числе трех южных регионов страны (остальные два – Краснодарский край и Ростовская область), руководители которых на прошлой неделе направили обращение к Президенту страны В. Путину с предложением ввести государственный контроль за экспортом ключевых товаров аграрного сектора и отрегулировать присутствие иностранного капитала в зерновой отрасли. В частности, ограничить максимальную долю прямого или косвенного участия иностранцев в компаниях на уровне 20 процентов и обязать российских бизнесменов перевести фирмы в отечественную юрисдикцию.
Признание в том, что и так все знают
Похоже, проблема бросовых цен на зерно урожая нынешнего года (мы писали о ней 2 ноября в статье «Аттракцион невиданной щедрости») получила уже такую остроту, что и руководители субъектов решили подключиться к ее решению. Правда, с довольно неожиданной стороны.
До того все сходились на том, что низкие цены на зерно сложились всего лишь по двум причинам. Первая – перепроизводство зерна, высокий, просто рекордный урожай в стране – 150 миллионов тонн. Такого никогда раньше не было. И вторая – тотальные санкции Запада против России, включая запрет на заход судов в наши порты, на страхование грузов, и по этой причине малая отгрузка. Трейдеры не берут в хозяйствах зерно, поскольку все терминалы переполнены. И вот теперь, оказывается, нашлась причина и третья – отсутствие госконтроля за экспортом, как и четвертая – засилье иностранных фирм.
То, что наших производителей зерна нагло и беззастенчиво грабят все, кому не лень, не новость. В этом каждый может убедиться, сравнив цены. С биржевых торгов и теми, по которым зерно скупают у нас сейчас. Они не секрет, любой может взять их из интернета.
Так вот, 31 августа этого года декабрьские фьючерсы мягкой пшеницы 3 класса (именно такая у нас в большинстве хозяйств и выращивается) на американских зерновых биржах продавались по цене 305 долларов за тонну. На европейских биржах – по 325 евро. Нетрудно посчитать, что в переводе на российские рубли это далеко за пределами 20 тысяч рублей за тонну.
Как в конце августа, так и сейчас такое зерно у нас в крае покупалось и покупается трейдерами по 12–13 тысяч рублей за тонну. То есть, чуть ли не вдвое дешевле. По большому счету, почти на уровне себестоимости. Дороже, как ни старайся, не продашь. За рубеж уходит до пяти миллионов тонн ставропольского зерна. Это же как навариваются эти самые трейдеры на наших селянах?
В этом плане тревога и озабоченности губернаторов абсолютно понятны. Год – два таких бросовых цен, и на главном экспортном товаре юга можно будет ставить жирный крест. Его просто уже никто не захочет выращивать. Как и вообще заниматься сельхозпроизводством перестанут.
Но вот изменит ли ситуацию с ценами введение предложенных губернаторами Президенту мер?
Противоестественное словосочетание
Вообще, само это словосочетание – «отсутствие контроля за экспортом», по меньшей мере, противоестественно. Экспорт как таковой не частная лавочка, это же пересечение товара через государственную границу. Как же без госконтроля? Но если даже губернаторы об этом говорят, значит, нет дыма без огня.
Вообще-то, экспорт зерна формально вроде государством отрегулирован. Выделяются квоты на вывоз в отдельные страны, прежде всего ЕАЭС, в определенный период года. В пределах квоты экспортеры получают лицензию Минпромторга на вывоз. Нет таковой – повышенная ставка экспортной таможенной пошлины. А она очень даже приличная. Судя по всему, губернаторы озабочены не этим или чем то подобным. Они, если вчитаться в обращение и вдуматься, призвали Президента покончить с потоками зерна в так называемые недружественные страны Запада, объявившие нам санкции. А попутно и с теневым рынком зерна, с лазейками на границе, которыми он пользуется, покончить.
То, что наше зерно в больших объемах шло именно в страны Запада, не новость. Новость в том, что в этом зерновом потоке, оказывается, погоду делают преимущественно иностранные фирмы, и что конечные бенефициары этого рынка – именно они. Из стран, которые у нас названы осторожненько как недружественные.
Интересно еще и то, что мы узнали об инициативе трех губернаторов из показанного в минувшее воскресенье довольно интересного документального фильма «Зерно». В качестве иллюстрации зернового беспредела иностранцев в нем дана картинка, как в Азовском море прямо с борта на борт, минуя терминалы, среди бела дня перегружают зерно в огромных объемах. Понимай так, что балкеры там просто стоят в очереди за зерном черного рынка. И это при том, говорят авторы фильма, что имеющихся мощностей терминалов достаточно для легальной перевалки всего экспортного объема.
Сразу напрашивается вопрос, что же тогда делают наши доблестные пограничники, куда смотрят, или, точнее, не смотрят? Но люди, которые хоть немного посвящены в тему, скажут, что явного криминала в этой впечатляющей картинке нет. Да, перегружают, но по той простой причине, что крупные балкеры не могут зайти в мелководный порт, поэтому грузят их в открытом море. С судов помельче, которые загрузились на терминалах и прошли таможенное оформление. Гарантия ли это того, что один-другой мелкий борт без таможенного оформления не проскочит? Конечно, нет.
Но картинка очень впечатляет. И на ее фоне кажется абсолютно справедливым предложение губернаторов к Президенту ввести государственный контроль за таким вот экспортом, а заодно и отогнать от него иностранцев прежде всего из недружественных стран.
В свете гадостей, которые нам делают эти самые недружественные страны, на фоне повсеместно крепнущего патриотизма очень даже хорошее предложение. Что называется, в струю. И оно вроде как уже принято Президентом.
Однако такого рода новации далеко за кругом обычных губернаторских обязанностей. Поэтому не оставляет ощущение, что наши южные губернаторы, как люди воспитанные, употребляют словосочетание «государственный контроль» совсем в другом смысле. А именно в смысле «отжать» или «изгнать». Примеры, когда брошенные зарубежные активы достаются местному бизнесу за копейки или вообще даром, оказались для них заразительны.
Иностранцев еще надо распознать
Что засилье иностранцев имеет место, подтверждает в том же фильме наш губернатор В. Владимиров. Цитирую: «70 процентов зерна в Ставропольском крае торгуется (то есть покупается – А.Е.), иностранными компаниями, при том, что наш край формирует 15 процентов зернового экспорта страны».
Среди крупнейших зерновых трейдеров, скупающих зерно в том числе и в нашем крае, только один имеет, если можно так выразиться, легко распознаваемый иностранный фейс. Это компания «ЛДС» семейства известного миллиардера Дрейфуса из Франции, контролирует на Азовском море терминал мощностью один миллион тонн и ежегодно отправляет из России 1,5–3 миллиона тонн зерна. Вроде в первые недели СВО на Украине в знак протеста сообщила о приостановке своей деятельности в нашей стране, но летом закупки от ее имени проводились. Выходит, как в том анекдоте: попрощалась, но не ушла.
В других из того же числа крупнейших по оценке «Агроэксперта» компаниях в сфере зернового экспорта – Торговый Дом «РИФ», ООО «Астон», «Зерно-трейд» – и в руководстве, и в учредителях наши люди и компании. Это если верить ЕГРЮЛ. Они что, всего лишь подставные, раз 70 процентов? Нет ответа. Вопросов появляется еще больше, если начинаешь копаться в реестровых выписках трейдеров. Иногда выходишь прямо-таки на неожиданные результаты. Например, ООО «Деметра трейдинг», имеющее крупные хлебоприемные предприятия в наших Изобильненском, Ипатовском и Новоалександровском округах, по названию вроде не российское. Но учредила его вместе с двумя физическими лицами московская «Деметра холдинг», которую в свою очередь учредило ООО «Афина» из Санкт-Петербурга, собственник которого … ЗАО «ВТБ-Девелопмент».
Я все это к тому, что точно определить, какую долю нашего зерна экспортируют иностранцы, не очень-то и просто. Хотя не исключаю, что специальные службы ее имеют, и что именно их данными пользовались губернаторы, подписывая свое обращение к Президенту. В этом плане как не удивиться, что не специальные службы обратились к главе государства.
Процентную долю так просто не вычислишь еще и потому, что скупкой зерна в крае занимается великое множество лиц, как юридических, так и физических. И на корню скупают, и уже обмолоченное. Мелкие перепродают более крупным, те еще более крупным, и так далее. В ростовские порты, краснодарские, дагестанские. Причем, чем дальше сделка от порта, тем меньше ее цена. Отдельная тема – доход от перевозки зерна, где тоже много заинтересантов, включая дорожную полицию. И все это – перекупки, транспортные расходы, дань полиции и прочее – закладывается в цену покупки. Откуда же ей быть низкой?
То есть, не только иностранцы, но и очень и очень многие наши юрлица и граждане имеют от зернового пирога свой гешефт. Живут за его счет. Шуганем иностранцев – это в свете последних событий очень даже хорошо. Но очевидно также, что пострадают и свои, наши граждане из числа посредников. Будет ли от этого переполоха польза селянам как производителям – еще вопрос. Как там в той притче: не сгоняй комаров, взлетят напившиеся крови, а на их место сядут голодные.
Не за тот конец взялись
С зерном, как с газом и нефтью, все крутится вокруг его продажи на зарубежные рынки. И проблемы с ценообразованием на него те же, что и по энергоресурсам. Заграница, а не мы, производители, формирует цены. С виду на рыночных основаниях, а реально – на политической основе. Сегодня вот с помощью санкций обрушили цену, устанавливают ценовые потолки, завтра еще что-то возникнет. А мы лишь покорно принимаем эти «подарки» и с горечью рассуждаем о том, какие нехорошие они, эти самые иностранцы.
А они всего лишь пользуются тем, что у России, как у производителя, просто нездоровая зависимость от покупателя. У края, и соседние регионы не исключение, по большому счету нет выбора. Внутренний спрос на зерно ограничен. Тот самый внутренний спрос, о котором как раз и должны думать губернаторы. А если уж отправлять на экспорт зерно, то после глубокой переработки. И еще лучше – торговать выращенным на этом самом зерне мясом. Те же иностранцы делают именно так. Турция вдруг в последнее время стала крупнейшим центром производства муки для всего арабского востока. С чего бы это, если она собирает пшеницы меньше 20 миллионов тонн – в семь с половиной раз меньше России? При населении 83 миллиона человек – почти вдвое меньше нашего. А у нас покупает, перерабатывает и продает. США производят более 500 миллионов тонн зерновых, а продают их за рубеж меньше, чем мы. В то же время экспортируют 2,8 миллиона тонн мяса птицы. А Россия – всего около 300 тысяч тонн того же мяса птицы вывозит. Это ведь о чем-то говорит!
Наши губернаторы, вместо того, чтобы заниматься своим прямым делом – развивать этот самый внутренний спрос на зерно, превращать его в продукты животноводства вдруг озаботились отстранением иностранцев от зернового экспорта. То есть дали старт кампании по его переделу. Боюсь, что для земледельцев их регионов это ничего не изменит. В части цены на зерно – уж точно. На место импортных черных воронов придут такие же черные, только с местными именами и фамилиями. Голодные, а потому и более жадные. Этим передел и закончится.
Р. С. Справедливости ради надо сказать, что в последние годы производство мяса птицы, да и муки в крае и в целом по стране растет. Хотя это само по себе не отменяет того, о чем уже сказано выше.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (6 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.