Вы здесь

ЛБЫ ПРОДОЛЖАЮТ ТРЕЩАТЬ

В статье «Погоны дерутся - у граждан лбы трещат» от 25 июля с.г. мы рассказали об удивительной истории беспощадного противостояния прокуратуры и следственных органов в Астрахани. Пострадавшей стороной в которой оказались обычные граждане, попавшие в жернова внутриведомственной разборки на уничтожение. Тут и грубые нарушения при аресте подозреваемого, его избиения, давление на арестованного, чтобы он показал, будто нес взятку прокурору города, а он не нес и потому сопротивляется, не оговаривает невиновную и за это получает теперь по полной.

А расширили географию ставропольской газеты до этого волжского города мы только потому, что управление Следственного комитета по Астраханской области, хотя она и относится к ЮФО, контролируется находящимся в Ессентуках Главным следственным управлением СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу под руководством Олега Васильева. Ему, а также председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и его заместителю Борису Карнаухову и адресовали мы ту статью.

Как адресуем и продолжение темы. Поскольку она того потребовала.

Замахнулась на «самого»

Напомню, о чем шла речь в той нашей статье. Прокурор Астрахани Екатерина Зорина выявляет факт незаконного перевода из муниципальной в частную собственность земельных участков. Направляет материалы в органы предварительного расследования. Следственное управление МВД по городу Астрахани возбуждает уголовные дела по части 4 статьи 159 (мошенничество в особо крупных размерах) в отношении Абдула Абдулжалилова и А. Ахмедовой (первый выступал посредником между заказчиками и теми, кто реально всю схему проворачивал). И в отношении Сергея Козлова - по покушению на мошенничество. В деле фигурирует сумма 9 миллионов рублей - вроде как взятка за предоставление участка, и 12 миллионов рублей - сумма, в которую оценивался участок, если бы он выставлялся на торги. То есть это сумма минимальных реальных потерь бюджета, поскольку в ходе торгов она могла вырасти. Все три фигуранта скрылись от следствия и были объявлены в розыск. Найден был вскорости и помещен под арест только Козлов.

В свое время один из этих же земельных участков пытался получить под бизнес брат Ахмеда Газимагомедова. Но ему городские власти отказали по причине того, что участок еще не сформирован. Сам Ахмед - хороший друг Зориной. Возбуждение уголовных дел по инициативе прокурорши города было, похоже, расценено обвиняемыми, а больше теми, кто реально стоит за их спиной, как месть и преследование за отказ в получении земельного участка ее людьми. Такое впечатление, что в Астрахани еще клановое общество. Во всяком случае - в силовых структурах. Но это к слову.

Пикантность ситуации состояла еще и в том, что арестованный и обвиняемый в посредничестве Козлов - помощник и персональный водитель крупной шишки в силовых структурах. А именно Александра Слюсарева, руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел (преступления против государственной власти и в сфере экономики) в управлении Следственного комитета по области. Более того - и об этом факте мы не говорили в предыдущей статье, узнали о нем буквально на днях - Козлов скрывался от следствия в квартире... принадлежащей Слюсареву(!), где и был арестован. А предоставление убежища обвиняемому в тяжком преступлении - само по себе содержит признаки преступления по статье 316 Уголовного кодекса - укрывательство преступлений. В данном случае оно состоит в предоставлении укрытия. Остается только удивляться, почему уголовное дело в отношении Слюсарева до сих пор не возбуждено, и направить этот вопрос прокуратуре Астраханской области. Хотя можно предположить, почему. В прокуратуре области работает Г. Умерова, близкая подруга Слюсарева. Откуда же здесь быть объективности и законности?

Потом, в ходе расследования земельных уголовных дел, арестованный даст показания на супругу Слюсарева как одну из участниц всей расследуемой операции с участками. Она, мол, ходила по кабинетам городских чиновников, а если не получалось - подключался муж.

Выходит, что Зорина подняла руку на самого Слюсарева. Затеяла войну. Ну а на войне каждый воюет тем, чем владеет. Следователи лучше всего владеют умением стряпать уголовные дела и убивать ими тех, кого надо. Что и произойдет уже скоро, через несколько месяцев.

Провокация взятки

Ахмеда Газимагомедова, того самого близкого друга Зориной, арестовывают при получении 200 тысяч долларов. Передает их Рамазан Абдулжалилов, родной брат подозреваемого и находящегося в розыске Абдулы Абдулжалилова. По его версии нешуточная эта сумма - взятка для Зориной через Ахмеда для того, чтобы она «решила вопрос» по прекращению уголовного дела в отношении брата. По версии Ахмеда Газимагомедова - это деньги за услуги московских адвокатов, свести с которыми попросил сам Рамазан. Называется фамилия адвоката. И Зорина здесь абсолютно ни при чем.

Рамазан - полицейский, старший оперуполномоченный уголовного розыска. Со Слюсаревым они хорошо знакомы. Можно только предположить роль последнего в разработке всей операции. Рамазан выходит на Ахмеда, настойчиво предлагает деньги, чтобы передал их за закрытие дела. Человек в погонах таким незаконным образом добивается освобождения брата? Дураку понятно, что здесь с самого начала не все чисто. Что силовиками затевалась провокация с глобальной целью - свалить прокурора города, отомстив ему тем самым за покушение на чужую вотчину.

Это особенно видно перед самым захватом Газимагомедова. Не он активная сторона, а Рамазан Абдулжалилов. Названивает чуть ли не ежечасно, торопит. Газимагомедов отключает телефон - Рамазан находит его через знакомую. Назначает встречу, забрасывает в машину Газимагомедова рюкзак с долларами, к которым последний, кстати, и не прикоснулся.

Да организаторы провокации особенно и не скрывают, что операция направлена против прокурора. Сразу после захвата Ахмеду Газимагомедову эфэсбешники, организовавшие всю операцию, предлагают, чтобы он тут же отнес рюкзак с долларами Зориной. В этом случае обещают, что отделается легким испугом. Ну а если нет - то загремит лет на десять. Он отказался. Четыре дня(!) к нему в СИЗО не допускают следователя полиции, который ведет дело. Опять же давят, чтобы согласился показать на Зорину. Потом, в ходе допросов, дежурным вопросом-подсказкой станет, для кого предназначались 200 тысяч долларов, не для Зориной ли? А кто эта Катя, на которую вы ссылаетесь на записи переговоров? Так и раз, и два, и три...

В общем-то, красиво задумано, ничего не скажешь. Показать, что та, которая ловит за руку, сама махровая взяточница! Чего тогда стоят ее обвинения в мошенничестве других, те же самые уголовные дела по земельным участкам? Если бы Ахмед Газимагомедов согласился и сдал Зорину, они бы и рассыпались. Да ими уже и сегодня никто не занимается, Абдул Абдулжалилов и Амедова хотя еще и в розыске, но свободно гуляют по городу. Надеются на то, что прокурорские структуры в этой ситуации, когда их работник под подозрением, образно говоря, ходит по минному полю, не будут строго контролировать расследование.

Но Ахмед не согласился сразу, не соглашается и сейчас. Хотя его и били, без уведомления адвокатов специально доставляя для этого из СИЗО в Следком, и держали в карцере. Что, в общем-то, характеризует человека не с худшей стороны. Ну а раз не показал на прокурора, то уголовное дело в отношении него возбудили не о взяточничестве, а о мошенничестве. Вроде как обманывал, обещал оказать услугу, не имея на то возможности. Та же часть 4 статьи 159 УК - мошенничество в особо крупных размерах. То есть и земельные дела, и это дело расследуются по одной и той же статье. С той лишь разницей, что первые расследуются полицией, а второе - Следственным комитетом.

Продолжение давления

Последние новости с фронта войны между астраханскими прокурорами и следаками говорят о том, что последние продолжают давление. Хотя уже не так обезбашенно, как прежде. Но опять же не в согласии с законом.

В рамках этого давления в отношении Ахмеда Газимагомедова возбуждается еще одно уголовное дело по той же части 4 статьи 159 - мошенничество. Якобы для решения вопроса о закрытии уголовного дела на родственника он взял с некой З. Шариповой 1,5 миллиона рублей. Сбылись предсказания следователей, что будешь упираться, покрывать Зорину - навешаем еще дел. Основанием стали всего лишь показания самой гражданки Шариповой. Занимается бизнесом, человек уязвимый. Похоже, на нее просто надавили. Но весь фокус в том, что у обвиняемого есть расписка потерпевшей, что деньги он ей вернул. То, что вернул, показала на очной ставке и сама Шарипова. Причем подтвердила это дважды. Ну и где же здесь состав преступления? Присвоения денег ведь нет. Пустышка, это уже ясно, но дело не торопятся закрыть.

О проведении очной ставки в рамках и первого, и второго дела следователи, кстати, не уведомили адвокатов. Дали местного, похоже, из тех, что всегда под рукой. Газимагомедов настаивал на своих защитниках - сделали вид, что не услышали. Спасибо, что хоть не избили.

Рассмотрен наконец отвод защиты Газимагомедова всему руководящему составу управления СК по Астраханской области. Этот отвод адвокаты в законном порядке заявили как раз на основании того, что на одного из руководителей управления Следственного комитета по области - Слюсарева, обвиняемый показал как на заинтересованное лицо. Управление в этом случае не способно вести беспристрастное расследование. А беспристрастность - один из краеугольных камней следствия. И тем не менее заместитель руководителя управления А. Говорунов отказал в удовлетворении отвода.

Адвокаты спустя некоторое время заявили новый отвод следствию. В суде при рассмотрении ходатайства следствия о продлении меры пресечения Газимагомедову в виде содержания под стражей возник конфуз. Отвод не рассмотрен, в этот период по закону не могут проводиться следственные действия. А разве не является таковым ходатайство о продлении содержания под стражей? Судья была поставлена в тупик, отложила рассмотрение. Но потом ходатайство следствия все же удовлетворила, хотя оно мало походит на законное.

Второй отвод защиты не рассмотрен до сих пор, хотя следственные действия, та же очная ставка, продолжаются. И это опять же незаконно.

Такие вот дела. Так что вышестоящим над управлением Следственного комитета по Астраханской области начальникам есть на что обратить внимание.

Темнота - друг махинаторов

До выхода нашей статьи история войнушки астраханских следователей с прокурорскими была за семью печатями. Ни в одном астраханском СМИ о вышеописанных уголовных делах не было ни слова. Тем более применительно к ним не звучали фамилии Слюсарева и Зориной. Силовые структуры держали все в строжайшей тайне, надеясь, наверное, в такой информационной темноте свершить свою расправу.

После нашей публикации завеса тайны спала. Люди узнали, что прокуратура и Следком живут как кошка с собакой, что между ними волчьи нравы и что в результате страдают обычные граждане. То, что плелось внутри силовых органов, плелось некрасиво и даже подло, стало достоянием общественности. И это уже немало. Ссылку на статью разместили на своих страничках в сетях несколько известных в Астрахани журналистов. И ее почитала астраханская общественность.

Наверное, это главный результат публикации. Как результат и то, что откровенное и беспощадное давление следствия на Газимагомедова ослабло. В карцер его уже не помещают, не избивают, допросами не изводят. Не исключено, что за этим стоят еще и отголоски недавней ярославской истории, когда вскрылись издевательства над заключенными, возбуждены уголовные дела, несколько тюремщиков даже были арестованы.

Как бы там ни было, просвет в астраханском деле есть, и этот просвет - к законности.

Брать на испуг - из того же арсенала противозаконности

И последнее. В первой статье я писал, что в Астрахани отстают от Ставрополя. Такие уголовные дела по земле, как у них, у нас возбуждались десять лет назад. Сейчас подобных уже нет. Организаторов посадили, да и свободные земли кончились.

Но астраханцы отстают от нас, похоже, еще и в реакции на критические публикации. Точнее, дремуче реагируют. Некто, никак не представившись, а сказав лишь, что он «из Астраханского Следственного комитета», дважды 1 августа после 11 утра позвонил мне как автору, и все допытывался, откуда я взял информацию для статьи, «особенно про Слюсарева». И если не скажу - а я его, разумеется, отшил, то грозился подать в суд, и уж суд «заставит назвать источники».

Наивный. Не заставит. Это раньше брали на испуг, а теперь не проходит. И уж точно он не знает закон, который обязывает нас, журналистов, не разглашать источники информации. Судьи об этом осведомлены. Телефон не знающего законы следователя - 89086153122. Это я даю на тот случай, если тот же руководитель Главного следственного управления СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу Олег Васильев или руководство управления СК по Астраханской области захотят вычислить охочего до редакционных тайн среди своих. И поинтересуются, входят ли такие звонки в сферу его компетенции, и что он захотел узнать в редакции такого, чего нет в материалах дела.

Но я этого звонаря прекрасно понимаю. Шкуру спасать ведь как-то надо. Наверняка писал бедняга объяснение по службе, как дошел до жизни такой. Вот и позвонил. А теперь, скорее всего, разбавил свое объяснение сказкой, что автор все придумал, раз на его звонок в редакцию ничего не сказал.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.