Вы здесь

МИЛЛИОНЕРЫ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

И все-таки, сделав очередной виток во времени, история имеет свойство повторяться. Возьмем, к примеру, 90-е годы, когда страну и вместе с ней российскую медицину лихорадило от внешних и внутренних перемен. «Могучая рука рынка», столь пафосно декламируемая властями всех мастей и рангов, на деле оказалась «могучей метлой», начисто выметшей из сельской глуши всех докторов. Результат же от подобной генеральной уборки аукнулся в 2000-х, когда в сотнях полуразвалившихся больниц и фельдшерско-акушерских пунктах оставалось по два-три работника со скудным медицинским оснащением. Парадоксально, но, равно как и во второй половине 19 века, в веке 21 снова остро встал вопрос о массовом вхождении врачей в народ. Способствовать же данному движению к истокам должна была федеральная программа «Земский доктор», заработавшая в 2011 году на всей российской территории.

Зазывая выпускников медицинских вузов и начинающих специалистов на село, государство обещало единовременную выплату в размере миллиона рублей каждому, кто проработает в глубинке не менее пяти лет. Чуть позже возрастная планка для претендентов была увеличена с 35 до 50 лет, когда молодую и неопытную кровь чиновники решили разбавить опытными коллегами.

Задумка властей сработала. Врачи всех возрастов и специализаций потянулись к географическим картам страны для изучения расположения будущего места работы. Только на Ставрополье, начиная с 2011 года, приехало работать
756 врачей! Причем, как отмечают в региональном министерстве здравоохранения, за последние три года наблюдается устойчивая положительная динамика по увеличению кадрового потенциала в крае (как среди врачей, так и среди средних медицинских работников). Следовательно, у нас полным ходом идет возрождение земского здравоохранения?

Однако не будем торопиться с выводами, читатель, тем более когда сама профессия журналиста дает возможность проверить громкие факты не на словах, а на деле. Поэтому и в Труновскую РБ в селе Донском мы отправились без предварительного звонка, дабы изначально увидеть не идеальную картину, нарисованную маслом в отчетах чиновников, а ту, с которой ежедневно сталкиваются сотни пациентов, обращаясь в лечебное учреждение за помощью. Расчет был прост донельзя: только когда такое внезапное столкновение реальных и идеальных миров обходится без серьезных расхождений, можно говорить о положительных итогах программы.

Вчера и сегодня сельской медицины

Главврач РБ Галина Иванова хоть и удивлена нежданным гостям, но виду не подает и гостеприимно ведет в свой кабинет. Правда, дорога к нему на первых же минутах превращается в мини-экскурсию по всей больнице, которая начинается с демонстрации приобретенных недавно за собственные средства карет скорой помощи, осмотра выездного комплексного медицинского центра и плавно переходит в лечебные отделения. Холл, терапия, приемный покой, хирургия, реанимация... Право, идти по зданию - сплошное удовольствие. Везде чисто. Все новое, светлое, радужное. В палатах тоже пусть и косметический, но ремонт, добротная мебель и как-то не по казенному уютно.

- А к концу текущего года планируем инфекционное отделение отремонтировать. Эта наша болевая точка, до которой все руки и средства не доходили. В приоритете были ФАПы. Труновский район хоть и небольшой - всего здесь проживает 36 тысяч человек - но расстояние между отдельными селами достигает шестидесяти километров, поэтому и сеть врачебных пунктов довольно разветвленная. За три года мы отремонтировали здания в селах Подлесном, Безопасном, Кировском, на следующий год в планах Труновка, - рассказывает Галина Владимировна, не забывая в промежутках мягко пожурить нас за то, что «и все-таки зря не предупредили о приезде».

Впрочем, «пожурить» термин здесь все же не уместный, поскольку означает «выказать недовольство кому-то». В голосе же нашей собеседницы раздражения не было ни на йоту, а вот внутреннего разочарования, что не получится познакомить со всеми участниками программы «Земский доктор», хоть отбавляй. Лето. Многие в отпусках.

Всего же за шестилетний срок реализации нацпроекта в Труновскую РБ пришло работать 62 специалиста. На сегодняшний день рабочий штат лечебного учреждения укомплектован на 80 процентов!

- К нам пришли отоларинголог, эндокринолог, гинеколог, врач приемного отделения, анестезиолог - реаниматолог, специалисты клинико-диагностической лаборатории, неврологи, стоматолог, детский хирург, травматолог-ортопед, рентгенологи, врач функциональной диагностики и т.д., - не без гордости замечает Г. Иванова. - Скажу больше, в Труновской РБ никогда не было штатного онколога, в 2015 году он появился. С января 2016 года закрыта и пустующая на протяжении долгих лет вакансия патологоанатома. Есть у нас и детский уролог-андролог, хотя далеко не каждое городское лечебное учреждение может похвастаться наличием такого специалиста в штате. Это штучные врачи, которые идут на вес золота. А на вес бриллиантов идут фтизиатры, которых по всему Ставропольскому краю, в связи с узкой спецификой заболевания медицинской академией выпускается, всего два человека в год. Одного мы и переманили себе.

Подводные камни врачебной реформы

Впрочем, хотя о таланте главврача уговаривать своих коллег приехать на работу в районную больницу в самом Труновском ходят легенды, но и без «осечек» в этой битве медицинских учреждений за лучшие кадры тоже не обходится.

Да, я о той самой ситуации, когда по всей стране прокатилась волна скандалов, связанных с молодыми докторами, кто приехал на работу в село по программе и благополучно ушел в декрет, не отработав положенного времени. Не понаслышке знакома данная проблема и Галине Владимировне. Из 62 медиков, приехавших на работу в Труновский район, 16 человек сегодня находятся в декретном отпуске или отпуске по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста. Причем сменить рабочие будни доктора на будни заботливой мамы решили, в том числе, и... некоторые отцы!

- Поэтому мы очень благодарны законодателям, которые услышали медицинское сообщество, и теперь в рабочий стаж земского доктора не засчитывается время, проведенное в декретном отпуске. Не поверите, но после данных поправок в закон количество молодежи, желающей работать в селе, заметно сократилось. Сейчас молодой специалист идет в сельское врачебное звено заранее подготовленный к тому, что подобный фортель с государством больше не пройдет. Это правильно, а главное честно и справедливо по отношению к государству и к нам. Вот у нас, например, сейчас «зависло» 16 вакансий, когда я сильно сомневаюсь, что кто-то из «декретчиков» вернется обратно в больницу, но и на пустующее место никого не могу взять, пока не будут забраны трудовые книжки. Получается, что в отдельных случаях мы вернулись к тому, от чего пытались уйти, только при этом впустую потратив бюджетные средства - замечает Г. Иванова.

Между тем, так слово за слово невзначай «всплывает» еще один подводный камень федеральной программы, выразившейся во внутренней миграции специалистов.

- Если в первые годы реализации программы мы испытывали дефицит в специалистах узкого профиля, а первичное звено было худо-бедно укомплектовано, то сейчас ситуация зеркально изменилась. Нам нужны педиатры, терапевты, врачи скорой помощи. А все потому, что идет ротация кадров, когда в погоне за миллионом сотрудники больниц срываются с родных мест и едут работать в другие районы. Например, от нас в село Московское Изобильненского района и Дмитриевское Красногвардейского района уже уехало два великолепных специалиста. Хотя по такому же принципу наша семья тоже пополнилась очень грамотными кадрами, - делится с нами главврач.

Страшит ли Галину Владимировну перспектива завершения «Земского доктора»? Сама жизнь и многолетний стаж работы управленцем в сфере здравоохранения давно научили ее не складывать яйца в одну корзину. Поэтому с 2013 года в Труновской РБ не стали зацикливаться только на государственном миллионе и решили готовить специалистов самостоятельно - по программе целевого набора, в рамках которого абитуриент, администрация района и будущий работодатель заключают трехсторонний договор. Студент учится за счет бюджета, заранее зная, где он будет трудиться. Как и «земские врачи», эти выпускники также обязаны отработать после окончания вуза пять лет в учебном учреждении, предоставившем ему путевку в профессию:

- Хоть наши «первенцы» и должны прийти к нам в 2019 году, мы уже сейчас всех знаем в лицо. С первого курса ребята ежегодно проходят у нас практику, причем за каждым студентом закреплен отдельный наставник. Нет, они не выносят «утки» и не моют полы, как это делали мы, будучи студентами. Ребята работают в приемном покое, делают антропометрию, уколы, внутривенные инъекции, меряют давление, то есть опытным путем приобретают все те навыки, без которых они не состоятся как врачи. Словом, перспективы у нас очень хорошие: даже если отменят «Земский доктор», как раз подрастут целевики, - отмечает наша собеседница.

А там, может, и зарплаты начинающим медикам государство поднимет. Ведь одной из основных причин, почему начинающие специалисты не хотят работать в сельских больницах, сами ребята называют мизерные оклады. Мол, миллион - это, конечно, хорошо, но он быстро потратится, а останется напоследок горькое послевкусие в виде оклада молодого врача в размере 16 тысяч рублей, на которые попробуй-ка прожить сам и прокормить семью.

- Как врач с большим стажем работы я скажу так: мы все в свое время пришли на мизерные ставки. И так как у начинающего доктора нет стажевой надбавки, надбавки за категорию, научных степеней - не спорю, выходят небольшие деньги. Но вместе с тем и сами начинающие доктора отдают меньше, чем получают. Ведь многие из них нуждаются в постоянном наставничестве, когда в первый год работы за ними приходится проверять все: как оформили карту пациента, какие анализы назначили, какие препараты выписали, верно ли поставили диагноз. Естественно, все это в виде дополнительной нагрузки ложится на плечи более опытных сотрудников, и хотя те стонут, но помогают молодежи. Коллектив у нас вообще замечательный. Поэтому бросать камни в адрес российского правительства за низкую зарплату начинающему специалисту я бы не стала, он пока и этих денег не стоит. На Западе, вообще, какая система? Ты приходишь на достойную зарплату после десяти лет стажировки, за которую платишь самостоятельно. А у нас хотят и рыбку съесть, и ноги не замочить. Хотя удочка рядом лежит. Кто мешает брать подработки? Хорошую зарплату нужно заслужить и дорасти до нее, - высказывает свое мнение по поводу притязаний молодых коллег наша собеседница.

А расти порой приходится не так уж и долго.

Когда присыхают сердцем...

Заведующий терапевтическим отделением Антон Вольвовский в Труновскую РБ пришел четыре года назад на должность врача приемного отделения. Выпускник Ставропольской медакадемии отделения «терапия» он уже имел за плечами опыт работы в медицине катастроф и консультантом на горячей линии министерства здравоохранения, когда решил посмотреть на профессию не с теоретической, а практической точки зрения. Поэтому и программа «Земский доктор» пришлась кстати. Можно сказать, логично вписалась в выстроенный молодым специалистом четкий план на будущее. А подаренный государством миллион как раз ушел на строительство дома в Труновском. Уже нынешней зимой супружеская чета Вольвовских планирует справить новоселье. Что же касается рабочих будней в районной больнице, о них наш собеседник говорит просто:

- Работать в селе и сложно, и интересно одновременно. Если ты относишься к людям с душой, хорошо выполняешь свои обязанности, в селе тебя быстро принимают. Например, когда идем с женой по улице, все узнают, улыбаются, здороваются. В городе подобного уважения молодой специалист не может заслужить за короткий промежуток времени. Поэтому, когда через три года мне предложили возглавить терапевтическое отделение, согласился. Конечно, первое время было очень сложно. Ведь в сельской больнице есть своя специфика. Например, работая в приемном покое, у тебя изначально нет возможности сказать «ваш случай не в моей компетенции, поезжайте к другому специалисту». По сути, мы первичное звено, которое стоит на передовой и принимает весь удар на себя. Мы должны не просто не отказать в помощи, а квалифицированно и качественно помочь пациенту. Иначе ты потерпишь сокрушительное фиаско. Поселок - не город, и сарафанное радио быстро разнесет нелестную молву о тебе похлеще, чем интернет-форумы о докторах, на которых зависают городские мамы. Если ты хочешь, чтоб тебя здесь уважали - у тебя нет права на ошибку.

Полностью готова подписаться под словами коллеги и детский невролог Виктория Гончарова. Кстати, она одна из первых специалистов, кто пришел по программе «Земский доктор» работать в Труновское. И с тех пор возле ее кабинета полный аншлаг.

- Мамочка, мне сейчас нужно подняться наверх во взрослую реанимацию, там пациента сложного привезли. Подождете, немного? - спутав нас с очередным пациентом, виновато просит врач.

Мы согласно киваем. А когда по возвращении в кабинет выясняется, что мы «немножко по другому вопросу», снимает маску и улыбается:

- Вы у меня сегодня тринадцатые, или семнадцатые. Смотря как считать. Ведь несмотря на то, что официально я только детский невролог, в связи с нехваткой кадров, да и чтобы помочь коллегам, приходится консультировать и взрослых пациентов в реанимации, терапии, приемном покое.

Впрочем, Виктории не привыкать к такой нагрузке. Ведь неврологом она стала в 2009 году, а до этого работала и участковым терапевтом в Михайловске, и фтизиатром в Кочубеевском районе, Ессентуках, Ставрополе.

- Мне всегда нравилось учиться, поэтому и искала себя в разных направлениях медицины. Но нигде я не получила такой колоссальной базы знаний, как работая неврологом в Труновской РБ. Ведь на каждый сложный и непонятный случай тебя вызывают в числе первых, и бывают определенные сложности в диагностике, какие-то клинические случаи со своими особенностями. Когда тот же пациент начинает жаловаться на головную боль, а потом оказывается, что еще пошаливает сердце, и слух уже не тот, и колени крутит. И во всем этом надо разобраться, выделить свойственные заболеванию симптомы и приобретенные вторичные. Все это вызывает интерес, развивает клиническое мышление, дисциплинирует и настолько «присушивает» к больнице, что впоследствии ты уже не представляешь себя где-то в другом месте, нежели здесь.

На вопрос о том, отличаются ли ее маленькие сельские пациенты от городских сверстников, Виктория Сергеевна утвердительно кивает головой:

- Они очень разные. В городе менталитет другой. В том же Ставрополе считается, что плох тот родитель, кто с детства не пристроил детей в самые разнообразные развивающие кружки и спортивные секции. Мол, только таким способом можно обеспечить достойное будущее своему ребенку. Как результат, дети растут более тревожными, нервозными, загнанными в рамки. В сельской же местности, напротив, еще живы здоровые понятия, что ребенок должен не сидеть безвылазно за компьютером, а лазить по деревьям, набивать шишки, играть с мальчишками и девчонками в догонялки, царапать коленки. Поэтому стоит ли удивляться, что у городских ребятишек больше отклонений эмоционального характера. Они более нервные, капризные. Здесь же проблемы кардинально другие: либо врожденные, когда годами не наблюдались у узкого специалиста, либо те же «последствия» активного образа жизни, когда неудачно с дерева упал.

Планирует ли доктор возвращаться обратно в город, тем более что ее обязательный пятилетний срок близится к завершению?

- Зачем? - недоуменно смотрит на меня собеседница. - Мне и здесь все очень нравится. Знаете, какие у нас здесь пациенты замечательные? Недавно, например, так же вызывают с одного отделения в другое, а еще прием параллельно идет. Так ближе к двенадцати открывается дверь, заглядывают две бабули, которые внуков привели, и ласково так говорят: «Деточка, ты ж, поди, голодная. Может, сходишь хоть чаю попьешь, а то и сил не будет. А мы подождем и другим все объясним, вы не переживайте». Это такого дорогого стоит, что трогает до слез и связывает узами покрепче миллиона.

А вот для уролога-андролога и по совместительству детского хирурга Арменака Севяна решающим фактором при устройстве в Труновскую РБ на работу было наличие необходимого оборудования.

- Я не лирик, а практик и, когда приехал познакомиться с учреждением, куда меня пригласили работать, первым делом попросил показать инструментарий, который есть в наличии, - улыбается Арминак Гагикович. - И знаете, оснащенность и современность оборудования пусть и районной, но все же сельской больницы приятно удивили. Понравилась и местная лаборатория с широким спектром проводимых анализов, и кабинет УЗИ, компьютерная томография, рентгенография, ЭКГ. В общем, Труновская РБ оказалась ничем не хуже городских учреждений, поэтому и пошел в отдел кадров писать заявление.

Между тем ничем не хуже, точнее не меньше, оказался и поток пациентов к специалисту. Тридцать человек в день - самые обыденные докторские будни А. Севяна, не считая хирургических операций в соседнем отделении. С какими жалобами чаще всего обращаются труновцы?

- Особенно много проблем наблюдается в детской урологии. Но это вполне объяснимо, если учесть тот дефицит кадров, который раньше наблюдался в районной больнице, и как результат - имеющиеся проблемы не решались своевременно и должным образом. Теперь приходится наверстывать упущенное, вступая в диалог не только с нашими маленькими пациентами, но и их с родителями, которые являются чуть ли не большими скептиками с коронным «а вдруг само пройдет». К сожалению, не пройдет, а перерастет в еще большие проблемы. И чтобы этого не случилось, как раз усиленно и работаем с населением.

Разруха отменяется

Которое, узнав, что в Труновскую РБ журналисты приехали писать про молодых докторов, забросив все личные дела, пришли отстаивать их доброе имя.

- Так вы точно плохого писать не будете? - недоверчиво смотрит на нас коренной житель Труновского, пенсионер Анатолий Петрович Соколенко. Окончательно убедившись, что приехали мы с добром, он продолжает: - А то только сегодня по телевизору очередной деятель выступал, мол, в стране бардак, в медицине разруха, на местах сплошные эскулапы. А какая разруха? Возрождение идет. Так и напишите! И врачи к нам приехали не чета городским будут. Недавно у жены сахар под тридцать поднялся, она у меня диабетик со стажем. Так сначала за помощью в Ставрополь к докторице одной поехали. Заплатили. Она написала рекомендации на листочке и все - свободны. А я читаю: зеленое можно, желтое нельзя, красное под запретом, и что-то про х.е. Спрашиваюћ: «Что за «х.е»?» Отвечает: «Хлебные единицы». А что за хлебные единицы? Так и вернулись восвояси. А когда прихватило еще сильнее, приехали сюда. И как раз в районной-то больнице нам и помогли. Так, спрашивается, зачем мы деньги катали, когда теперь и в Труновском есть толковые доктора?

В обратную дорогу домой нас провожает заведующая дневным стационаром Людмила Ивановна Богачева. Поскольку за весь день, проведенный в больнице, мы буквально «сроднились сердцами» и наш сумбурный визит вызывает теперь только улыбку, прощается с нами очень тепло. По-матерински увещевая, чтобы не гнали по дороге и в следующий раз перед приездом обязательно позвонили, чтобы хоть что-то к чаю испечь.

И, буквально садясь в машину, я вдруг соображаю, что забыла ее спросить об отношении к программе «Земский доктор».

- Знаете, когда проект только начинал реализовываться, я была заведующей терапевтическим отделением, и по ряду причин пришлось на некоторое время возглавить руководство больницей. Так вот, в 2011 году с кадрами действительно был кромешный ад, когда некого было в смену ставить. Поэтому сейчас и душа радуется, когда каждый год к нам приходят новые специалисты. Не важно, с опытом, начинающие ли. Главное, идут. А остальному научим. Ведь, что импонирует, во многих ребятах есть такое качество, как обучаемость, когда они открыты ко всему новому. Этому не научишь в университетах, оно либо есть, либо нет. У наших коллег есть. Но вместе с тем важно сейчас не почивать на лаврах, а подумать нашим чиновникам вот о чем.

«Земский доктор» привлек врачей в село, но далеко не все наши специалисты живут непосредственно в самом поселке. От Ставрополя-то до Труновского полтора часа езды на машине, поэтому и добираются к нам либо из краевого центра, либо из Михайловска или Изобильного. А хотелось бы, чтобы доктора не только приезжали работать в село, но и оставались здесь жить. Ведь почему мы врачи имеем доплату в 25 процентов за работу в сельской местности? Потому, что врач - понятие круглосуточное. Выходной ли, праздничный день, все 34 года, что я работаю здесь, случись какое-либо ЧП, мы всегда были рядом, сразу ехали в больницу и занимались своей работой. Сейчас же... В ночное время, в выходные дни мы снова один на один с пациентом. А если, к примеру, ночью привезут человека с кровотечением и хирургу нужна консультация эндоскописта, который уже уехал с работы, как быть? Поэтому государству нужно продумать еще вопрос о том, как молодежь не только привлечь, но и закрепить в селе, чтобы они освоились здесь, узнали красоты Труновского района и полюбили его так, как любим мы.

М-да, вот что после этого скажешь, чтобы было не банально и в тему. Разве что остается процитировать строчки из песни Юрия Визбора: «Ну а будь у меня двадцать жизней подряд, я стал бы врачом районной больницы и не ждал ничего, и лечил бы ребят, и крестьян бы учил, как им не простудиться».

А ведь на самом деле не худшая это участь на земле - земский доктор. А может, даже и самая правильная, исцеляющая душу от всякой нечистоплотности, злости, фальши. Потому как истинно гуманная.

Марина Кандрашкина.

Фото Веры Дробиной.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.