Вы здесь

МНИМЫЙ ЗДОРОВЫЙ

За здоровьем физическим, страшилками про коронавирус как-то ушло на второй план здоровье экономическое. Но если вдуматься, оно не менее тревожное. Во всяком случае, у нас в Ставропольском крае.

Рейтинги разоблачают

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» и фонд «Росконгресс» напомнили о нем. Согласно их исследованию, в целом по Российской Федерации в 2019 году состояние экономического здоровья регионов несколько улучшилось. Однако субъекты Северо-Кавказского федерального округа оказались в стороне от позитивного тренда, вошли в число самых экономически нездоровых. Заняли места в последней десятке.

Ставропольский край хотя и обогнал их, но все же оказался аж на 62-м месте в стране. Лучше соседей, но все же ниже среднего. В общем, лучший среди худших. Что для нашего, одного из самых благоприятных по природно-климатическим условиям и в общем-то всегда считавшегося развитым и богатым, региона по меньшей мере неожиданно, если не странно. И тем более неожиданно и странно на фоне победных реляций губернатора и краевого правительства о высокой динамике нашего развития и устойчивом росте всего и вся.

Еще более выбивается из этого оптимистического позиционирования и то, что (опять же по заключению «Эксперт-РА») индекс текущего уровня экономического здоровья Ставрополья демонстрирует снижение - аж на 21 процент. Индекс динамики (изменений) экономического здоровья тем не менее показывает увеличение на 18 процентов. То есть вроде как сейчас у нас не все благополучно, но перспектива лучшей жизни есть. А можно понять так, что у нас колоссальные предпосылки для развития, а мы их не умеем использовать? Я лично понимаю это именно так.

Вышеизложенная информация как-то незаметно промелькнула в печати. У нас же в крае никак не комментировалась. А жаль, она интересная, стоит только вникнуть в детали. Чем я и попытаюсь заняться без всяких претензий на всеобъемлющий экономический анализ.

Граждане беднеют

Первый и важнейший маркер экономического здоровья региона - экономическое здоровье проживающего в нем населения. И прежде всего - сколько что стоит и можем ли мы все это купить.

В идеале цены должны стоять на месте, а доходы, и особенно зарплаты, расти. Тогда и это самое экономическое здоровье народа будет отличным. А если наоборот, цены постоянно растут, доходы же стоят на месте, а то и снижаются, то тут о здоровье можно не заикаться. Тут налицо болезнь.

Какая у нас покупательная способность, как выражаются статистики, среднедушевых денежных доходов? Проще - доходы на душу населения. Тут ничего утешительного. Она чуть выросла по сравнению с 2018 годом: с 23408 до 24366 рублей, то есть меньше чем на тысячу. Но по России она составила 35188 рублей, то есть реально на треть больше. Да и рост там значительно выше.

И как следствие, оборот розничной торговли на душу населения у нас в прошлом году вырос всего на 0,8 процента. По стране - плюс 1,6 процента. Оборот же оптовой торговли у нас вообще сократился - на 4,6 процента. По стране тоже, но меньше.

Индекс потребительских цен в крае опять же вырос, составил 102,6 процента. Да мы и сами знаем, что за год подросло в цене буквально все - от пучка петрушки до автомобиля. И очень прилично подросло.

Несомненный вроде как плюс у нас в этой «человеческой» статистике - самый низкий в округе уровень безработицы - 4,8 процента. Об этом громогласно сказал недавно новый полпред Президента в СКФО Ю. Чайка. И на том спасибо. Хотя радоваться тут особо нечему. Фактически это среднероссийский показатель. И нам находиться на его уровне просто стыдно.

Но опять же минус - рост займов микрофинансирования. Не хватает денег, перехватывают на кабальных условиях.

Так какое экономическое здоровье населения в нашем крае? Мягко сказать, не очень. Мы все просто беднеем год от года.

Бизнес хиреет

Вторая важнейшая составляющая экономического здоровья региона - экономическое здоровье бизнеса.

Этой темы я уже касался, ей была посвящена статья «Кандидаты в доходяги» в номере от 4 марта. Из заголовка видно, что здоровье нашего бизнеса не блещет. Писал там о чудовищных перекосах в кадастровой оценке недвижимости, о непосильном налоговом бремени, в частности максимальных ставках региональных налогов у нас в крае, о разорительных для бизнеса странностях налогового администрирования... И про равнодушие краевых властей к судьбе бизнеса писал. Впечатлил один из откликов читателей на статью. Процитирую: «Имел неосторожность построить парикмахерскую на земле, взятой в аренду у администрации района. Кадастровая стоимость увеличилась в два раза. А аренда земли 52 процента от кадастровой оценки. То есть я каждые два года выплачиваю полную стоимость земельного участка. Зачем администрации продавать мне участок, я у них как дойная корова».

Так что главное по этой теме уже сказано. И мною, и читателями. Но можно и добавить.

Тем более что есть повод - коронавирус. Нас он наверняка не минет. И в стране остро стоит проблема расширения производства антисептических препаратов, защитных средств. Давайте вспомним в этой связи о фармацевтическом кластере. Одно время правительство края нам о нем все уши прожужжало. Мол, соберем в кулак, привлечем инвестиции, станем чуть ли не лидером фармацевтической отрасли страны. И драйвером роста для всей экономики края кластер станет. Звучало убедительно, казалось, все для него есть. Три крупных фармпредприятия - концерн «Эском», ООО «Биоком» и ФГУП «Аллерген», Пятигорский и Ставропольский медицинские вузы, готовящие кадры. Но пожужжали - и на том все закончилось. Никакой реальной работы министерством экономики края проведено не было. Более того, все названные предприятия напрочь выпали из зоны внимания правительства и сейчас скорее в аутсайдерах, чем в лидерах. А «Эском» даже попал под процедуру банкротства.

Также провалился с треском другой кластер - стекольный. Два завода в Новоалександровске и Красногвардейском стоят уже больше года, там идет консервация. И перспективы возобновления производства даже не просматриваются. Не льют в том числе и стеклянную тару для того же «Эскома», у которого именно по этой причине трудности. И никому во властных структурах до этого, похоже, нет дела. Но если те предприятия, которые всегда подавались как драйверы роста экономики края, выключены из зоны внимания нашего правительства, то что тогда говорить о других.

Кстати, стеклянная тара сегодня самая перспективная, уже реально выиграла конкуренцию с пластиковой. Например, молочные продукты МКС «Ставропольский», расфасованные в стекло, разбираются с прилавков в считанные часы.

Затратный подход

Один из обобщающих критериев экономического здоровья бизнеса - инвестиции. Их также относят к драйверам роста бизнеса. Инвестиции вроде растут у нас уже четыре года подряд. За прошлый год рост аж на 7 процентов, превысили 180 миллиардов рублей. Так что тут все благополучно?

Десятки миллиардов рублей инвестируются по федеральным программам господдержки. На первый взгляд - прекрасно. Но если присмотреться, в тех программах заложен трижды осужденный затратный механизм. Стимулируем строительство ферм, теплиц, интенсивных садов и прочего, а не производство животноводческой продукции или там огурцов с плодами-ягодами-орехами.

На практике это приводит просто к курьезам. Вот в последние дни, например, прошли сообщения, что интенсивные плодовые сады в этом году будут закладываться в Левокумском районе. А в Нефтекумском (сенсация!) даже высадят плантации миндаля. Оно, конечно, мечтать не вредно. Но перед тем не мешало бы изучить климатические особенности тех мест. Или хотя бы задуматься, почему промышленным плодоводством не занимались там наши деды. Старожилы наверняка вам скажут, что сами плодовые деревья и кустарники там растут, но урожай дают в среднем два года из пяти. В остальные вымерзает плодовая почка. С другой стороны, почему и не освоить миллионы, когда все на халяву? Разработай бизнес-план, и тебе и работы строительные, и саженцы, и шпалеры, и хранилище под будущий урожай оплатят из бюджета. Тот самый затратный метод. Не будет ожидаемого урожая? Спишем на погоду. Всего-то делов, как говорил известный киногерой.

Еще один индикатор экономического здоровья бизнеса - ввод жилья на душу населения. Разумно, ведь купить жилье может обеспеченный постоянной работой, сравнительно высокими доходами человек. И состояние строительного жилищного бизнеса - лучший индикатор самочувствия всего бизнеса.

По обеспеченности жильем на душу населения край занимает 59-е место в России. У нас 24,7 квадратных метра, по стране - 26,8. И опять же вопрос: почему мы ближе к аутсайдерам, чем к лидерам?

А все очень просто. Хорошо строит краевой центр, более-менее прилично - города Кавминвод, да и то не все. А в остальных, и особенно в небольших городках, селах каждая новостройка - большое событие. Народ из малых населенных пунктов съезжает в большие города. Работы нет. Для кого строить? А работы нет потому, что бизнес не развивается и даже закрывается. Круг сомкнулся.

Ввод жилья по итогам 2019 года - всего вроде 818,2 тысячи квадратных метров, хотя точной статистики еще нет. Это на 2 миллиона 800 тысяч жителей. Помнится, Президент В. Путин ставил задачу строительства по одному квадратному метру на человека в год. Как нам до ее выполнения далеко.

Бюджет на подсосе

Наконец, третья составляющая экономического здоровья региона - здоровье его консолидированного бюджета.

Прямой долг Ставропольского края по состоянию на 1 января с.г. - 31,4 миллиарда рублей. Хотя прошлый год начинали с долгом 33 миллиарда. Так что снижение, надо отдать должное, есть, хотя и незначительное. Отношение этого долга к налоговым и неналоговым поступлениям, то есть заработанным самим краем средствам (69 миллиардов в бюджете-2020 заложено), 1 к 3. То есть на рубль долга приходится всего лишь три рубля заработанных, которыми, в общем-то, и погашается долг. Многовато будет, не кажется ли вам?

Расходы консолидированного бюджета региона на обслуживание долга - 0,9 процента от бюджета. Или 2,1 процента - от собственных доходов. В процентах совсем ничего, а вот в живых деньгах - ого-го: больше миллиарда рублей. Вынь да положи. Это все что угодно, только не здоровый бюджет.

Но вот странность. 2019 год начинали с суммой консолидированного бюджета меньше 100 миллиардов. А уже на текущий 2020 год утвердили 122,9 миллиарда. То есть сам бюджет края в последние годы растет как на дрожжах. А на возврат долгов денег почему-то не находится.

Все дело в том, что основной рост - за счет межбюджетных трансфертов, их в текущем бюджете заложено в сумме 54 миллиарда рублей. То есть именно столько денег даст нам Центр по разным программам. Сколько процентов вливаний? 46, без малого половина.

Мы, как в народе едко говорится, на подсосе. Как теленок при матке. С одной стороны, это хорошо. Халява, она всегда сладкая. С другой - рискованно, если не опасно.

Вот сейчас, например, у Центра с деньгами из-за падения цен на нефть (ниже заложенных в бюджет) и пандемии коронавируса наверняка станет похуже. Реально финансово-экономический кризис разворачивается. И золотой ручеек сверху опять же наверняка обмелеет, если не иссякнет совсем. Что будем делать тогда? Боюсь, что уже указанный индекс динамики изменений экономического здоровья края в 18 процентов так на уровне прогноза и останется.

Черные дыры

Лидеры рейтинга экономического здоровья в стране - регионы, богатые сырьем и имеющие развитый обрабатывающий сектор. Отстающие, наоборот, не имеют ни того, ни другого. Для них характерна зависимость от бюджетных вливаний. Наш край, если судить по размеру вливаний, явно из последних.

Богато ли Ставрополье сырьем? К тому же, подкрепленным переработкой? То есть можем ли мы с этой стороны подняться в рейтинге экономического здоровья?

Конечно, в наше время при слове «сырье» все сразу думают о нефти, газе... У нас в крае с ними, как известно, не густо, пик добычи углеводородов прошел еще в прошлом веке. Но вот такое природное богатство, как нерудные материалы, а именно песчано-гравийные смеси. К слову, на строительство фундаментов ветряков в Кочубеевском районе уйдет около ста тысяч кубометров бетона. А он, как известно, делается из щебня с песком и цементом. Реально в данном случае стратегических. И этот факт показывает их огромное значение для экономики. Добывается песчано гравийных смесей в крае больше 6 миллионов кубометров, запасы вообще на космическом уровне. Относятся к общераспространенным ископаемым, значит, налог с их добычи полностью зачисляется в бюджет края. Однако по данным Общероссийского народного фронта только в Кочубеевском районе у нас действует свыше тридцати незаконных карьеров. Но раз карьеры незаконные, значит, и продукция нелегальная, и налогов с нее нет! Своего рода черная дыра в доходной части бюджета.

Я уже несколько раз писал об этом черном рынке и налоговом нуле с него. Но никто даже не пошевелился. Черные копатели, выходит, сидят так прочно, что на них нет управы ни в правительстве, ни в налоговых органах?

Можно рассматривать и сельское хозяйство как возобновляемый источник сырья. Хотя в настоящее время он у нас явно однобокий, этот источник. В нем, например, все меньше животноводческой составляющей. Умудрились загубить отрасль. Имеется у нас развитый перерабатывающий сектор этого сырья? Увы, был до 1991 года. Потом оказался разрушен. Есть попытки и его, и животноводческую отрасль восстановить? Есть. Но одни фермы создаем, другие режем. И второй процесс почему-то опережает первый. Тоже своего рода черная дыра.

И таких примеров можно приводить много.

Стоит ли после этого удивляться, что текущий индекс экономического здоровья региона валится, а индекс потенциала - большой.

Степень развития региональной экономики во многом зависит от профессионализма, принципиальной позиции и целенаправленности, системности действий местных властей. Насколько быстро они определяют болевые точки в инфраструктуре, выбирают наиболее перспективные инвестпроекты, разрабатывают и реализуют региональные программы социально-экономического развития.

Туда, где все это совсем не получается, Правительством России в последнее время назначается своего рода внешнее управление. Кураторы из министров на регион. Таковых кураторов в этом году получили десять замыкающих рейтинг экономического здоровья регионов субъектов. В том числе некоторые из СКФО.

Нас эта чаша минула. Субъектов у нас 85, а мы на 62 месте. Одно ясно: будем и дальше сползать, дождемся и такого кураторства.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
6 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.