Вы здесь

Надо ли заглядывать псу под хвост?

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).
Аватар пользователя admin

Где заканчиваются границы морали, и начинается маразм без границ

Красная вязаная рукавичка на притоптанном снегу, слетевший с детской ножки ботиночек, капельки крови в овраге. Вряд ли есть другой визуальный ряд, который так лаконично и страшно рассказал бы о трагедии, что произошла в Зайбальском крае. Здесь есть все. Не предвещающая беды завязка, в которой семилетняя кроха после занятий в музыкальной школе отправилась домой. Кульминация в виде своры бродячих собак, напавшей на малышку и растерзавшей девчушку. И утопающий в цветах и венках с траурными ленточками «Любим. Скорбим» детский гробик.

Право, январские кадры из поселка Домна стали щемящей болью не только родителей крохи, но и всей страны, оглохшей и онемевшей от развернувшейся трагедии. Такой личной и общей одновременно. Ведь стаи бездомных животных - это бич каждого российского города и поселка. Когда абсолютно неважно, живешь ты на периферии или в динамично развивающейся столице, пейзаж в виде собак, вольготно расположившихся на детских площадках, остановках, скверах, везде один и тот же. Равно как и словно под копирку писанные коллективные обращения граждан в адрес муниципальных органов власти с требованием навести порядок на местах. Ну и пространные ответы чиновников, дескать, все, что в нашей компетенции делаем: отлавливаем, стерилизуем и отпускаем в ту «социальную среду», из которой животное было изъято.

А то, что у стерилизованной собаки зубы по-прежнему острые, и в собачьей стае насчитывается примерно семь видов агрессии, только одна из которых половая, так это уже не в нашей компетенции. Все вопросы к ФЗ № 498 «Об ответственном обращении с животными». Когда вступивший в силу два года назад нормативный акт, по идее должен был воспитать «у населения нравственное и гуманное отношение к животным» и выработать отношение к ним «как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания». А на деле же только обострил ситуацию, расколов общество на два враждующих лагеря: зоозащитников и так называемых дог-хантеров, граница между которыми весьма условна, и имя ей - личная безопасность. Но сначала о сути закона.

Бесконтрольность порождает безответственность

Она проста и понятна - животных убивать нельзя. Ни своих. Ни чужих. Ни бездомных. По действующим правилам, единственным основанием для эвтаназии бродячей собаки или кошки является неизлечимая болезнь животного, доставляющая ему непереносимые физические страдания. Во всех же иных случаях в российских регионах должна быть реализована схема ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск), подразумевающая содержание животных в приютах. Как уверяли в свое время активисты, подобный алгоритм работы не только гуманен и содержит цивилизованный подход к решению проблемы, но и способен остановить рост популяции. Мол, если Европе помогло, нам тоже поможет. И бог с ней с народной мудростью, тихо нашептывающей непреложную истину, что немцу хорошо, то русскому - верная смерть. Право, что в этом полном добродетели и созидания деле может пойти не так? Оказалось многое.

 Ведь что отличает рабочий закон от неработающего? Ясность исполнения. Когда за множеством букв и указаний далее идут предельно четкие разъяснения о том, кому и как данные рекомендации выполнять, как контролировать реализацию закона. Если мы не хотим, чтобы закон покрылся пылью на полках чиновников, мало сказать, что нужно строить приюты. Важно очертить сроки их строительства. Как и мало прописать, что у организаций, занимающихся отловом, лечением, вакцинацией и временным содержанием животных, помимо лицензии должен быть врачебный кабинет, штатные сотрудники и территория для содержания животных. Контроль над исполнением заказа тоже должен быть обязательно, не говоря уже и о фиксированной по всей стране ставке на содержание такового вот подопечного.

Бесконтрольность порождает безответственность. А вкупе все это выливается в ужасающие истории зоозащитников, находящих тех же стерилизованных кошек и собак со свежими послеоперационными швами на улице. Или другой не менее распространенный вариант, когда чиновники не могут найти подрядчика на программу ОСВВ. Потому как цены в регионах разнятся в 2-3 раза, потенциальным исполнителям банально невыгодно участвовать в объявленных тендерах. Банальный пример - январский тендер на «Оказание услуг по отлову и содержанию безнадзорных животных (собак) на территории Левокумского муниципального округа Ставропольского края», размещенный на портале госзакупок. Как следует из заявки на сайте, претендент должен поймать животное, транспортировать в приют, где собака будет осмотрена, вакцинирована, стерилизована (кастрирована), помечена ушной клипсой, а через десять дней ее снова предстоит доставить на прежнее место обитания. Заказчик готов заплатить за каждую особь около 9 тысяч рублей. Когда в Пензенской области аналогичные услуги стоят 4 тысячи. В Крыму около 8 тысяч. В Липецкой области 12 тысяч рублей. В Краснодарском крае 7 тысяч рублей.

Вот и получается, что если даже каждое среднее муниципальное поселение готово потратить на программу ОСВВ около миллиона рублей в год, везде будет речь идти о разном количестве животных. А те же не сидят на одном месте, они передвигаются из города в город, из области в край, плодятся с теми, кого еще не успели «обработать». И потому что дорого, и потому что приютов, где можно передержать животное, катастрофически не хватает. По оценкам профильного комитета Госдумы в России создана лишь треть от необходимого количества мест в приютах. А более чем в десятке регионов нет ни одного приюта для животных вообще.

 К слову, Ставрополье не в этих не делающих чести списках лишь благодаря общественным организациям, взвалившим на свои плечи заботу о братьях наших меньших. Строительство же муниципального приюта в крае намечено только на следующий, 2023 год. Причем разместить в Предгорном районе планируется четыре тысячи безнадзорных животных. Много это или мало, сказать сложно. Статистика умалчивает о том количестве, сколько их бегает по краю. Потому как банально не ведется ни в муниципалитетах, ни в регионе. Хотя, казалось бы, как еще понять, есть ли эффект от баснословных трат, или все деньги спускаем псу под хвост?

Зато вот у нас блюдутся новые санитарные требования, по которым действующий приют общественной организации «Лучший друг» больше не может находиться в черте города, и должен был в феврале покинуть обжитое место без предоставления альтернативного помещения. Но зато с уверениями, что ни один из 600 питомцев на улице не останется. Крайне странными уверениями, учитывая, что в современных реалиях девать собак да кошечек банально некуда: имеющиеся общественные приюты переполнены, муниципальный готов лишь на бумаге.

Оттого и разворачивающаяся на этом фоне история про «иди туда - не знаю куда» весьма наглядно показывает, что до исполнения ФЗ «Об ответственном обращении с животными» нам ой как далеко. Это не считая того, что «Лучший друг» - единственная организация в Ставрополе, которая согласилась брать на передержку животных по программе ОСВВ. Не будет приюта, как чиновники будут выполнять свои прямые обязанности? И будут ли, если заведомо рубят сук, на котором сидят? Рубят под призывы зоозащитников к здравому смыслу и под нескончаемым шквалом критики от простых горожан, резонно замечающих, что федеральный закон о бродячих собаках не сработал. Призывая к гуманности и отказываясь от отстрела животных, в итоге мы получили еще большее количество курсирующих по городу диких стай и тысячи людей, кто вынужден по улицам ходить с перцовым баллончиком, защищаясь уже даже не от хулиганов в подворотнях, а от этих свор.

Стерилизованные собаки тоже кусаются

Ибо, повторимся, стерилизация животных -это не панацея от их агрессивности. Хищник он и в Африке хищник, проявляющий свои охотничьи инстинкты, чтобы добыть себе пропитание, защитить помеченную им территорию от чужаков, если видит угрозу в лице человека, который для него изначально не добрый самаритянин, а конкурент на улице, где в схватке за жизнь выиграет сильнейшая особь.

«В Минводах, в поселке Анджиевском, муж шел на работу. Он у меня не худенький и не маленький, но все же стая собак набросилась и на него, рюкзаком отбивался. Хорошо, что машина мимо проезжала, водитель помог, стал сигналить и кузовом отгонять псов».

«Вчера гуляла с детьми в Цветнике. Пока спускались с Провала, столько собак увидели! Стаями бегут по дороге, по тротуару через людей. Это очень страшно. Одна большая собака возле Вечного Огня погналась за велосипедистом. Под колеса кидается, лает. Бедный, как на велокроссе такую скорость включил, что Тур де Франс бы выиграл. Хорошо, что не упал, ехал и собаку ногой отталкивал»

«Сама недавно оказалась в такой ситуации. Шла по улице Бруснева в Ставрополе, никого не трогала. Мимо бежали пять собак. Одна начала лаять, и все переключились на меня. Начали хватать за штаны и прыгать на куртку. Сначала стояла как вкопанная, потом пыталась идти потихоньку, не помогло. Сумки с собой не было к сожалению. Повезло, что на лавочке сидели парень с девушкой и помогли отогнать свору. В итоге покусанные ноги и невеселые размышления о том, а что если бы на моем месте были дети, и они бросили бежать от страха? Нам вот непременно нужно ждать свою «Домну», чтобы раз и навсегда решить вопрос с этим собачьим хаосом на улицах», - жалуются люди в социальных сетях.

И не только на Ставрополье. Подобные истории с незавидным постоянством звучат в каждом регионе. В поселке Домна они тоже звучали. И вот к каким страшным последствиям привели, прежде чем федеральная и региональная власть снова решили поработать над поправками в закон. Сейчас собираются круглые столы, разворачиваются дискуссии о том, как привлечь к строительству приютов для животных бизнес-структуры, сделать госзадание по ОСВВ привлекательным для подрядчиков, стимулировать общественников и НКО заниматься «собачьим делом». Но какую же жестокую цену мы заплатили за промедление!

И будем платить до тех пор, пока не дадим себе коллективный ответ на очень неудобный вопрос о том, где заканчивается гуманность и начинаются вопросы безопасности. Да, это я об усыплении бродячих животных. Против чего категорически выступают зоозащитники, и о чем осторожно говорят муниципальные власти, видя в этом выход из непростой ситуации. Когда, повторимся, приютов на всех животных не хватает. Да и насколько это гуманно посадить животное в клетку, где оно может провести всю свою жизнь, так и не дождавшись нового хозяина?

Это не говоря о той бешенной финансовой нагрузке, которая с каждым годом будет все больше и больше подрывать местные бюджеты. По словам депутата Госдумы Николая Валуева, ежегодно проживание одного животного в приюте обходится государству в 240 тысяч рублей. Получается, что на решение проблемы потребуются сотни миллионов. Тогда как у нас тысячи больных деток не могут дождаться дорогостоящих лекарств, сироты - квартир, пенсионеры - достойных пенсий…. Это цинично, но, выбирая между жизнью животных и благополучием человека, теми же заасфальтированными улицами, отремонтированными школами и ФАПами, построенными детскими площадками, выбор отнюдь не очевиден.

Тогда как, судя по развернувшейся в Думе и правительственных кабинетах полемике, все скопом государство тянуть не намерено и ищет попутчиков в этом весьма затратном вопросе. Готовы ли мы быть благородными не только на словах, но и на деле, отчисляя, к примеру, один процент от своих зарплат на содержание и работу приютов для животных?

Впрочем, как показывает история с тем же ставропольским приютом «Лучший друг», пойдут на это далеко не все. Чтобы переехать на новое место и купить землю, соответствующую всем санитарным нормам и градостроительным правилам, организации нужно около 15 миллионов рублей. Казалось бы, в их группе в социальных сетях более 31 тысячи подписчиков, сложись все по 500 рублей, и сбор с лихвой был бы закрыт. Однако организаторы приюта по сей день просят неравнодушных людей о помощи и о том самом милосердии, за которое все ратуют, но вот начать перемены с себя готов не каждый.

Как и не готов стерилизовать и чипировать своих домашних питомцев, регистрировать их в специальной системе, убирать за ними экскременты на улице, платить за их содержание в приюте, если по какой-то причине самостоятельный уход за питомцем больше не возможен. А ведь это и есть то самое гуманное отношение к братьям нашим меньшим, которое должно регулироваться государственным законом и общественной моралью.

Нас же пока хватает лишь на его имитацию в виде подкармливания бродячих стай на улице, сооружения им лежаков из матрасов и подушек под лестницами торговых центров, ну и криков «чтоб вы сдохли, твари», стоило тому же мэру Кисловодска Евгению Моисееву поднять вопрос о советском варианте решения проблемы, а части общества его поддержать.

Мол, да, животных жалко, но мы же отстреливаем волков, если они нападают на

отары. Травим грызунов на пшеничных полях. Убиваем скот для еды. Охотимся на диких уток и зайцев. И такого дикого неприятия у большинства населения данный вид деятельности не вызывает. Все прекрасно понимают, что это жизненная необходимость. Точно такая же, как и с бездомными собаками, которые угрожают безопасности людей. По данным Роспотребнадзора, ежегодно в РФ по поводу укусов животных обращается около 400 тысяч человек, из них порядка 250−300 тысяч нуждаются в проведении лечения от бешенства. Сумасшедшие цифры, порой заканчивающиеся летальным исходом или длительным, болезненным лечением! Вот почему из двух зол и при отсутствии альтернативы стоит выбрать меньшее. Люди же важнее.

Сложно быть добрым, когда в тебя стреляют дробью

«Ха! Вам только дай волю. Сегодня собаки, а завтра и до бомжей дойдем, до алкоголиков, одиноких стариков. Они ведь тоже никакой пользы не приносят. Так что ж на них тратиться, заботиться о них, нецелесообразно расходовать бюджет», - утрируют зоозащитники.

 А после показывают фото, где не только люди страдают от нападения собак. Но и животные не всегда могут пережить встречу с человеком. Их избивают, вышвыривают с балконов, в них вбивают гвозди, засовывают петарды, в прямом эфире отрубают головы и лапы, давят машинами, топят в воде и т.д. «Потом мы еще удивляемся, почему они становятся агрессивными и сбиваются в стаи?», - едко замечают активисты.

Дескать, сложно быть добрым, когда в тебя стреляют дробью. И не только люди не чувствуют себя на улицах в безопасности. Эта дорога с двусторонним движением. И ведет она в никуда. Потому как отлов и убийство животных вряд ли поможет исправить ситуацию. Зато вполне способны еще больше повысить градус злобы и агрессии в обществе. У нас ведь подрастают дети, которые все схватывают на лету, и за неимением личного жизненного опыта часто копируют поведение родителей. Если отец возьмет ружье, сын тоже завтра возьмет ружье, если отец возьмет лопату и пойдет очищать заваленный снегом приют для животных, пройдет время, и бок о бок с ним будет трудиться его повзрослевший сын. Потому как мы учимся на личных примерах. И тому, как любить. И тому, как относиться к братьям нашим меньшим.

«Почему животные должны расплачиваться за то, что принятые законы не работают, и сама власть не считает важным их исполнять! Величие и моральный прогресс нации можно измерить тем, как в этой нации относятся к животным»,- категорически не соглашаются с «новым видением идей гуманизма» зоозащитники.

И сейчас становится совершенно очевидно, что решение этой краеугольной проблемы в нашей стране требует очень серьезного подхода, и сводится не только к выделению дополнительных средств в регионы, но и анализу прежних ошибок. Внутренних, что зависит от самой власти и ее реального желания навести порядок в регионе, и внешних. Где на первый план выходит персональная ответственность каждого человека. То самое понимание, что мы в ответе за тех, кого приручили. И симпатия к братьям нашим меньшим - вовсе не веский довод, чтобы заводить питомца и нервничать потом по поводу запаха в квартире, подранной мебели, дорогостоящих кормов и визитов к ветеринару. Когда, наигравшись с премилым щеночком, мы вдруг замечаем, что он превращается в большую собаку, которую не очень-то и хотелось, и накладно содержать. А значит, можно вышвырнуть питомца на улицу. Чай, взрослый, не пропадет. А всего лишь примкнет к очередной бродячей стае. А там уже до новой трагедии недалеко, коль смерть малютки нас ничему так и не научила.

Марина Кандрашкина.

 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
8 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.