Вы здесь

НАУЧНЫЙ ИНТЕРЕС – СТЯЖАНИЕ ЗЕМЛИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Кому-то этот уже судебный (дело А61–4673/2020 в Арбитражном суде РСО-Алания), поскольку мирно договориться не получилось, спор покажется никчемным и мелочным. Ведь речь всего лишь о 2,85 гектара земли. Но это если не знать, что на полутора гектарах из них располагается фактически вся материальная база хозяйства одного из фермеров Северной Осетии - Алании. А именно дорогостоящие ангары, склады, тока, автомобильные весы, мехмастерские с техникой. И лишиться земли под всем этим – значит лишиться, по сути, всего.

Вся «наука» – сдать в аренду

Фермер А. Тебиев из Моздока узнал о покушении Владикавказского научного центра РАН на его землю еще в 2016 году. Руководство последнего прислало официальную претензию, в которой писало, что часть его земли на площади 1,56 гектара занята фермерскими хозпостройками, и просила ее освободить для «опытно-производственных и научных работ» в области семеноводства и селекции.

Сказать, что Тебиев был удивлен, значит, ничего не сказать. Как это «узнало», если его постройки стоят на этой земле уже три десятка лет? Какие «опытно-производственные и научные работы», если центр ничем подобным давно не занимается, самым банальным образом сдает свои 900 с лишним гектаров в аренду (возможно, даже неофициально) соседнему фермеру, и живет фактически на доходы от этого? Мало показалось, еще его полутора гектарами думает прирасти? В бывшем ОПХ кроме трех сторожей никого не осталось. Ни одной опытной семенной делянки за последние три десятка лет центром РАН не сформировано, фермерам республики приходится покупать семена в соседних Ставропольском и Краснодарском краях. Да и вообще, с чего это претензии на землю, на которой уже более 30 лет стоят объекты, которые теперь его, Тебиева? Ранее это были земли разорившегося и ликвидированного в 2010 году колхоза «Красная Осетия», Тебиев в нем работал, поэтому знает это доподлинно. Более того, здесь и тогда располагались хозпостройки, он их у колхоза выкупил почти два десятка лет назад.

Да и какие научные интересы, если на территории участка, с южной его стороны, на площади 2,51 гектара уже двадцать лет располагаются бани, казармы, автостоянки стационарного поста МВД на трассе Моздок – Октябрьское – Грозный. И никому до этого дела нет, ни о каких научных работах применительно к этому участку не вспоминается, никто его не истребует из незаконного владения. Или вот такой факт. На карте землепользования центра РАН значатся озера площадью аж 130 гектаров. Однако в действительности на этом месте растет камыш, травы, которые косят местные жители для личных подсобных хозяйств.

Демарш с претензией возмутил Тебиева тем более, что на протяжении почти трех десятков лет тот же центр незаконно использовал 57 гектаров земли, находящихся в границах его участка. Также по его земле проходят лотки орошения и дороги, используемые центром, на площади 2,6 гектара пашни центром проводятся работы (пашутся, засеваются, убирается урожай), всего около 7 гектаров. В общем, столько от него имеют, и все мало. Неблагодарные соседи, иначе не скажешь.

 

Перепуточка в свою пользу

Было очевидно, что за спором за эти несчастные полтора гектара стоит попытка отобрать у него стоящую на них недвижимость. Так что шутки в сторону. Тебиев стал разбираться, откуда ноги растут у претензии. Оказалось, еще в 2009 году руководство ОПХ «Октябрьское» (которое в 2016 году вошло в состав Владикавказского центра РАН) провело межевание своих земель. Но правоустанавливающий документ, на основании которого были зарегистрированы права ОПХ на землю, а именно Государственный акт 07–19 от 1993 года, кадастровому инженеру не показало. И тот «нарисовал» не 927,6 гектара, как было указано в акте, а на 11,663 гектара больше! Перепуточка вышла, но, оказывается, в свою пользу.

И это при том, что за пределами участков остались для общего пользования от 6 до 10 гектаров федеральных земель, которые согласно Госакта должны быть включены в границу одного из участков (кадастровый номер заканчивается на 35, будем называть его КН:35). Из участка КН:35 вырезаны и оставлены вне границ и владений ОПХ 2,2 гектара М‑образного фрагмента земель. Граница проведена по центру пашни, без привязки к каким-либо ориентирам, по непонятной даже Росреестру конфигурации (это видно из его актов обследования и уведомления о приостановке госрегистрации). Ранее в границах данного фрагмента участка находились силосные ямы, сенник и обрабатывалась пашня.
Чтобы сохранить общую площадь участка (после отказа от М‑образного фрагмента) ОПХ при межевании того же участка КН:35 захватило П‑образный фрагмент чужой земли администрации района, на которой как раз и находились постройки четвертой полеводческой бригады колхоза «Красная Осетия». Создали изломанность северной границы участка, которой не было в Государственном акте, что прямо запрещено статьей 11.9 Земельного кодекса и подлежит выравниванию.

Подпись Тебиева, как смежного землепользователя, в акте согласования смежных границ была сфальцифицирована, а вместо подписи главы администрации Моздокского района стояла виза главы сельского поселения, которую тот вообще не имел права ставить.

 

Виновных не судили, но их ошибки зафиксированы

Полиция проводит проверки на предмет возбуждения уголовных дел в отношении руководителя центра и кадастрового инженера. Устанавливает как факт сокрытия государственного акта от кадастрового инженера, так и факт фальсификации подписи. А также то, что сделано наложение границ участка на автодорогу Моздок – Октябрьское – Грозный, которая вообще находится в ведении комитета дорожного хозяйства республики. Эти факты устанавливаются и вступившим в законную силу постановлением Ленинского районного суда Владикавказа по делу об административном правонарушении. Только лишь истечение сроков давности спасло руководителя ОПХ и кадастрового инженера от уголовной ответственности.

В любом случае, реестровые ошибки при формировании земельных участков центра РАН – установленный судом юридический факт. Согласно российскому законодательству он не требует дополнительных доказательств ни в одном органе дознания, и ином, включая судебное, разбирательстве. К тому же дознавателями МВД истребованы из архива Росреестра РСО – Алания документы, из которых следует: постановлением Совета министров Северо-Осетинской АССР (ныне это Правительство РСО-Алания) от 16.07.1974 года № 214 был согласован и утвержден проект внутрихозяйственного землеустройства колхоза «Красная Осетия», в соответствии с которым предусмотрено строительство полевого стана четвертой бригады и силосных ям колхоза на тех самых спорных 1,56 гектарах земли. Их (постройки полевого стана), как мы уже знаем, еще в 2008 году выкупил Тебиев у колхоза.

Нечего судиться, пора договориться

Уточним, что все это стало очевидно еще в 2017 году. Поскольку выявлена кадастровая, а раз она попала в реестр, то уже и реестровая, ошибка, ее надо исправить. Но руководство центра РАН отнюдь не спешило это делать. И настаивало на своей претензии. Но с ней не согласен был не только Тебиев, но и Администрация района. Администрация района согласна была бы выделить Тебиеву в аренду эту самую землю под постройками, но помешало то, что земля была зарегистрирована центром за собой в 2009 году.

Вот поэтому администрация и обратилась в Арбитражный суд Северной Осетии – Алании с иском о признании отсутствующим права федеральной собственности на эти самые 2,85 гектара, и о прекращении госрегистрации на спорный земельный участок. Этому предшествовало подтверждение реестровых ошибок независимыми экспертами ООО «Техпроект», ООО «Сити-лайн», ООО «Кадастр». Кроме того, в июле 2021 года Моздокский районный суд признал за Тебиевым право собственности на постройки бывшей 4 бригады колхоза, проведена государственная регистрация этого права. А пока суд да дело (забегая вперед, скажем, что решение по иску Моздокской администрации Арбитражный суд РСО-Алания вынесет только 4 октября нынешнего года) Тебиев сам заказал и оплатил кадастровые работы по межеванию земельного участка КН:35 в строгом соответствии с правоустанавливающим Государственным актом 07–19: без изломанности и вклинивания границ от пересечений участков смежников, с сохранением изначальной площади участка КН:35, а главное – без запрещенных и наказуемых Уголовным кодексом фальсификаций смежников и официальных лиц в акте согласования границ.

В июне этого года Тебиев пишет министру науки и высшего образования РФ В. Фалькову интересное письмо. Предлагает прекратить распри, суды и договориться в законном порядке. Именно министру пишет, поскольку нынешнее руководство Владикавказского центра во всем кивает на Москву, само не хочет принимать никаких решений. Суть письма. Согласно Федеральному закону «О семеноводстве» научные организации, такие как ВНЦ РАН, обязаны осуществлять научное обеспечение семеноводства, проводить научные исследования в области семеноводства сельскохозяйственных растений, направленные на создание в России эффективного рынка семян и повышение качества семенного материала. На практике же никакой наукой Владикавказский центр на землях у села Октябрьского не занимается, всю государственную землю сдает в аренду (или иное незаконное нецелевое пользование) фермеру, и претензии на его, Тебиева, клочок земли, это всего лишь попытка увеличить свои арендные доходы. Реестровые ошибки в земельных документах установлены, причем безоговорочно. Они официально подтверждены вступившими в законную силу постановлениями судов, кадастровыми заключениями независимых экспертов, результатами разбирательств в правовых органах. Но руководство центра вместо того, чтобы переделать кадастровые планы и снять таким образом проблему, продолжает упорствовать. Все это повлечет оплату затрат на экспертизы и прочие расходы из государственного бюджета. Я, Тебиев, уже заказал и оплатил новый кадастровый план. Руководству центра РАН осталось только взять его и подать на госрегистрацию. От Вас, уважаемый Валерий Николаевич, требуется только дать ему соответствующее указание.
К письму было приложено сорок(!) документов, подтверждающих реестровую ошибку.

 

Ни мира, ни войны. Отписка

Ответил, разумеется, не сам Фальков, а директор департамента управления имущества РАН некая Е. Грудинина. Обычной отпиской. Вот ее суть. Ранее ВНЦ РАН утверждал, что ошибок в межевании земель нет, земли администрации Моздокского района и часть дороги Моздок – Грозный (принадлежащей комитету дорожного хозяйства РСО-Алания), не захвачены, а значит, и необходимости в исправлении границ нет. Но в 2022 году при уточнении границ вдруг было выявлено пересечение границ участка ВНЦ с дорогой. Владикавказский центр в этой связи подготовил и направил в Росреестр новый межевой план. На это последовало уведомление Росреестра о приостановлении кадастрового учета из-за того, что границы участка КН:35 не соответствуют Госакту 07-19. А также выявлены пересечения с постройками Тебиева, зарегистрированными на основании вышеуказанного решения Моздокского районного суда. В процессе обращения в Росреестр центр узнал о решении Моздокского районного суда признать право собственности за постройками на спорной земле за Тебиевым. Подал апелляцию в Верховный суд РСО-Алании и восстановил сроки обжалования решения. Но Тебиев, в свою очередь, обжаловал это восстановление в кассационной инстанции. Подождем решения суда.

В общем, пересказала подателю жалобы то, что он и так знает. На его предложение ноль внимания. А про использование земли – вообще аут. Неужели из отчетов центра не следует, что науки в его работе – ноль без палочки? Или их там, в первопрестольной, не читают?

И последняя фраза: «Центр письменно сообщил, что земля используется центром в уставной деятельности для выращивания сельскохозяйственной продукции». Но кем осуществляется эта сельхоздеятельность (самой научной организацией или частными фермерами), она не отвечает. И еще: прямое предназначение научной организации - семеноводство, обеспечение республики семенами.

Тут мы остановимся подробнее. Сведения об уставной деятельности отражены открыто на официальном сайте (https://vncran.ru/ru/life/branches/science-departments/sknii/) ВНЦ РАН (филиал Северо-Кавказский НИИ горного и предгорного сельского хозяйства) и заключаются в следующем.

Филиал проводит фундаментальные, поисковые и прикладные научные исследования:

В области сельскохозяйственных наук:

• развитие фундаментальных основ создания и совершенствования систем земледелия и агротехнологий нового поколения для горных и предгорных районов Северного Кавказа;

• разработка экологически безопасных и экономически рентабельных систем машин в земледелии и луговодстве для выполнения работ в горных и предгорных условиях;

• выведение сортов и гибридов сельскохозяйственных культур с оптимальными хозяйственно-ценными признаками, устойчивых к био- и абиострессорам, на основе использования эколого-биологического потенциала горных и предгорных районов Северного Кавказа;

• разработка перспективных, экологически безопасных систем ведения луговодства и животноводства для горных районов Северного Кавказа;

• научное обеспечение эффективного развития агропромышленного комплекса (АПК) в горных и предгорных регионах Северного Кавказа.

Но как это связано с фактической деятельностью ОПХ и почему в своем ответе Грудинина ссылается не на собственную проверку, а на ответ центра? Странно было бы ей получить от центра письмо иного содержания. А значит, делаем мы вывод, проверка не проводилась.

24 июля Тебиев пишет министру Фалькову новое письмо. Обращает внимание на то, что его позиция – не в стремлении спорить или наказать кого-то, а в желании урегулировать спор. Чтобы центр РАН вернул свою землю и получил ее еще больше, а не спорил бы из-за клочка чужой. И чтобы казна избежала ненужных трат на судебные тяжбы и оплату издержек в проигранных спорах. Ответ поступил за подписью замминистра А. Гатиятова. Он написал, что накануне жалобы Тебиева проводилась проверка и никаких нарушений, включая сдачу свыше 900 гектаров земли в аренду сторонним лицам, не обнаружено(!). Не иначе, ВНЦ РАН как-то по-особенному влияет на свое начальство. Иначе как можно не увидеть уборку урожая посторонними лицами, а также отсутствие даже признаков семеноводства? Видимо неслучайно на попытки Тебиева встретиться с проверяющими от Министерства образования и науки они ответили категорическим отказом. Проверяющие кураторы из министерства, местные контролеры и правоохранители ни разу за многие годы не поинтересовались, почему близлежащие хозяйства и фермеры при наличии рядом семеноводческой научной организации ездят за семенами в другие регионы России? Тебиев, как и другие фермеры района и республики, при наличии под боком семеноводческой организации, которая должна выводить районированные сорта (приспособленные к данным конкретным климатическим условиям), вынуждены ездить в отдаленные регионы (Краснодар, Ставрополь и т.д. за сотни километров) и там приобретать семена, не районированные. А таких семеноводческих научных сельхозорганизаций, подведомственных ВНЦ РАН в республике, целых 3. Наверняка государство выделяет на подобные цели значительные средства из федерального бюджета, но научной деятельности в случае ВНЦ не наблюдается, семена не выращиваются и от этого страдают сотни фермеров Северной Осетии. Но на это не обращают внимание ни правоохранители, ни руководство республики, хотя и Президент России высказался 5-6 месяцев назад, что в условиях действия санкций, наложенных на Россию, необходимо создавать собственные семеноводческие хозяйства. Также недавно об этом заявил министр сельского хозяйства России, рассказав о росте государственного субсидирования строительства селекционно-семеноводческих центров с 20 до 50 процентов.

 Кстати, в начале 2000 годов, еще при бывшем директоре ОПХ Иванове, на его полях выращивались и выводились семена, их приобретали местные фермеры. Но после перехода ОПХ в ведение ВНЦ РАН все прекратилось.

 

Магия слова «научный»…

Но вернемся к иску Моздокской администрации к центру РАН о 2,85 гектара земли. Решение по нему вынесено Арбитражным судом РСО-Алания 4 октября. Как это ни удивительно в свете вышеизложенного, администрации отказано. Земля признана федеральной собственностью, а значит – остается за центром РАН. Суд, по сути, отмахнулся от представленных истцом и третьим лицом Тебиевым доказательств нарушения при формировании участков в 2009–2010 годах. От тех самых 40 документов, о которых шла речь выше. Они в судебном решении даже не оценены как доказательства. Суд не применил правила преюдиции, хотя согласно статье 6 ФЗ «О судебной системе» обязан был это учесть при разбирательстве, напрочь их проигнорировал и не признал границы центра установленными незаконно.
Несмотря на то, что среди этих сорока доказательств и несколько экспертных заключений, суд назначил новую землеустроительную экспертизу и поручил ее «Центру строительных, землеустроительных, оценочных экспертиз» из Ставрополя. Тот установил, что конфигурация северной границы спорного участка с кадастровым номером КН:35 (той самой северной стороны, где и находится земля под постройками Тебиева) представлена изломанностью границ, тогда как на включенном в Госакт 07–19 от 1993 года чертеже границ ОПХ «Октябрьское» такой изломанности нет. Установлено соответствие западной и юго-западной границ участка Госакту, а вот установить местоположение северной и восточной границы по этому же акту не представляется возможным.

Казалось бы, ничего не ясно. И тем не менее суд отклоняет ходатайство третьего лица Тебиева о назначении повторной судебной землеустроительной экспертизы.
Тебиев предъявляет суду Государственный акт земель колхоза «Красная Осетия», в котором на чертеже 1951 года вся земля под будущими постройками полевого стана и под нынешним участком КН:35 принадлежала колхозу. То есть задолго до возникновения ОПХ. А значит, колхоз все постройки возводил на своей земле в соответствии с действовавшим на то время законодательством. Но суд не принимает эти доводы, официальные документы к делу приобщать отказывается (судья Сидакова).
Тебиев приводит суду доводы о нарушении требований федерального закона «Об экспертной деятельности». В частности, в определении суда о назначении экспертизы указано предоставить экспертам электронные копии документов. Тогда как эти документы должны быть представлены ответчиком в оригинале. Экспертам должны были предоставить Государственный акт 07–19, как основной документ, по которому проводилась экспертиза. Однако суд этот акт не изъял, экспертам не направил. При этом ответчик (центр) заверил суд, что отправит акт экспертам самостоятельно, то есть минуя суд, что прямо противоречит закону. Акт он так и не направил. В итоге осмотр участка на местности проводился экспертами до получения акта, что опять же противоречит закону. В заключении есть место, где эксперт, характеризуя несоответствия в северной и северо-восточной части участка, называет их несущественными. Тем самым он явно и незаконно вышел за рамки своих полномочий и взял на себя функции суда оценивать доказательства и факты.

Эксперты, проводя исследования, обязаны были изучить материалы землеустроительного дела, на основании которого оформлен чертеж границ в Госакте земель ОПХ «Октябрьское». Но не сделали этого. Они же в своем заключении утверждали, что чертеж границ в Госакте выполнен без масштабирования, хотя там масштаб указан по центру, черным по белому. Также эксперты не увидели, что та самая, спорная, северная граница на чертеже Госакта располагается на 164 метра южнее, чем она установлена сейчас в Росреестре. Именно это отклонение и позволило захватить постройки Тебиева в свои границы. Эксперты перепутали границы населенных пунктов с границами сельских поселений. Не обратили они внимания и на явный абсурд: исходя из сведений в официальных выписках ЕГРН, сумма площадей всех участков, сформированных из земель ОПХ, оказалась больше, чем указанная в Госакте площадь самой земли, из которой они сформированы!

Суд этим доводам Тебиева кроме общих слов ничего не противопоставил. Такое впечатление, что суд в ходе рассмотрения спора оказался под магией слова «научный». Из названия центра. И топил за науку.

 

В иске отказано, но «права не нарушены»?

Самое парадоксальное в решении суда состоит в следующем его выводе: «права Тебиева на находящиеся на спорном участке строения, независимо от результатов рассмотрения данного спора, не нарушаются. Они установлены вступившим в законную силу решением Моздокского районного суда. Прав на землю под строениями Тебиев как не имел, так и не имеет. Данный же арбитражный спор – об отсутствии права федеральной собственности на земельный участок КН:35. В котором администрации отказано».

Насчет прав Тебиева оно может быть и так. Но это при условии, что решение районного суда останется в силе после рассмотрения апелляции Верховным судом РСО–Алании. И второе: одно дело, когда участок под строениями на земле, госсобственность на которую не разграничена. Такая земля контролируется районной администрацией, которая заинтересована в развитии предпринимательства, решении вопросов местного значения и сдаче земли в аренду. И совсем другое – когда она в ведении государственного научного учреждения. С которым к тому же у Тебиева отнюдь не идиллические отношения. Центр уже подал в Арбитражный суд РСО-Алании иск о сносе строений фермера, который приостановлен до окончательного разбирательства по арбитражному делу А61–4673/2020. А значит, существует реальная угроза сноса построек. Ведь правосудие в РСО-Алания, как мы уже убедились, еще то. В споре с госорганизациями, особо не вникая, суд принимает их сторону, законные права простых фермеров его особо не интересуют. Напомню, что представитель Тебиева просил истребовать землеустроительное дело из Росреестра, но ему суд тоже отказал, не желая назначить новую экспертизу. Но вот когда Росимущество и ВНЦ РАН просили предоставить нужные им документы из кадастровой палаты – суд это удовлетворил. То есть неравноправие сторон в суде и предвзятое отношение суда к одной из них налицо.

 Также однозначно на стороне госорганизаций и Росреестр. Пример – наше спорное землеустроительное дело. Росреестр, как третья сторона в процессе, мог сам принести Государственный акт 07-19 на суд и предложить для экспертизы, но не сделал этого. Участок КН:35 имеет пересечения с дорогой Моздок-Грозный и землями АМС, изломанность границ, отклонение от красных линий, вклинивания – это явные нарушения ст. 11.9 Земельного кодекса РФ и пункта 20 статьи 26 Закона 218-ФЗ от 13.07.2018 года «О госрегистрации». На это все указано в ответах заместителей руководителя Росреестра. Зная это, представители Управления Росреестра по РСО-Алания должны были бы отстаивать требования закона о границах. Но происходит все наоборот: представитель Росреестра поддерживает другой госорган и организацию вопреки очевидным нарушениям закона.

Получается, фермеру отстоять свое имущество, добиться справедливости в РСО-Алания невозможно?

Решение Арбитражного суда РСО-Алания по делу А61–4673/2020 обжаловано в Шестнадцатом арбитражном апелляционном суде. Подождем.

                                                                                                                     

 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (4 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
8 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.