Вы здесь

НАЦИОНАЛЬНОЕ УНИЖЕНИЕ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Среди мирных, не военных тем, чуть ли не главной на прошлой неделе звучала тема так называемой зерновой сделки. Ее уже успели окрестить глобальным гуманитарно-экономическим проектом, цель которого – предотвратить продовольственный кризис, а то и массовый голод в беднейших странах мира, прежде всего Африки.
Сделка, если посмотреть широко, прямо касается нашего зернового Ставрополья, потому как самым непосредственным образом влияет на ценообразование главного продукта села – пшеницы.

Про интересы производителей забыли

Много было стенаний по поводу того, что очередное продление зерновой сделки выгодно только Западу, да еще и Украине, которая за время ее действия отгрузила из своих портов свыше 24 миллионов тонн зерна. Получив за это очень даже приличный валютный доход, не меньше 5 миллиардов долларов. Что для нее, воюющей, существенно, поскольку промышленность разрушена, и иных источников получения валюты не осталось. До беднейших стран, ради которых и затевалась сделка, украинское зерно по большому счету не доходит. И что невыгодно ее продление только России, поскольку санкции на экспорт всей нашей сельхозпродукции тем же Западом так и не сняты. Наш Россельхозбанк выключен из системы SWIFT, поэтому экспортные платежи затруднены. Те же минеральные удобрения как лежали мертвым грузом в европейских портах, так и лежат. Хотя мы уже пообещали отдать их бесплатно беднейшим странам. Из-за санкций не страхуются, а потому и не идут в российские порты за зерном, удобрениями и прочим, суда. Наши же корабли не принимают в зарубежных портах. Не заработал, как следует из сделки, и аммиакопровод Тольятти – Одесса. В общем, нам – всевозможные рогатки, наша часть из пакета соглашений не исполняется. Украине же – зеленую улицу.
Как это ни странно, меньше всего в этой связи говорилось об интересах российских производителей зерна. По большому счету, эта тема вообще не звучала. А ведь если зерновая сделка кого и касается прямо-таки непосредственно, то именно селян. Потому как самым прямым образом влияет на ценообразование в зерновой сфере. Точнее будет сказать – способствует вот уже полугодовой заморозке цен на российское зерно. И в итоге падению рентабельности его производства на полях нашего края, и как следствие – ослаблению финансовой устойчивости наших хозяйств. Вынуждает их поджаться и сократить расходы на развитие.
И это не голословное утверждение. На дворе конец марта, а цены на зерно пшеницы в Ставропольском крае, да и на всем Юге страны, основном его экспортере, как стояли на месте с осени, так по большому счету и стоят. Чуть подросли, с 12 тысяч рублей до 13 тысяч за тонну, и все. Хотя в былые годы это время как раз периода максимальных цен. Для основной доли наших хозяйств это в пределах себестоимости производства. Предлагают производители к продаже товарное зерно по 15–17 тысяч, а покупатели выдвигают свою цену от 10 тысяч. Вот где-то на середине и сходятся.
Это даже значительно меньше 300 долларов – установившейся цены на российское зерно на мировом рынке. Хотя на пшеницу тех же США, европейских стран цены на биржах значительно выше. Наша, по большому счету, идет по демпинговым ценам. Да и при рекордном урожае прошлого года экспорт российского зерна вырос только на процент с небольшим. Фактически на прежнем уровне и остался. По краю отдельных свежих цифр еще нет. Но есть опасность того, что к будущему урожаю Ставрополье подойдет с полными зерновыми складами. Куда будем новое девать? Как и за счет чего жить дальше будем?

Выгодный нам вариант не используется

А теперь представим на минутку, что было бы, если бы Россия из зерновой сделки вышла. То есть вернулась к блокировке украинских портов, как это было до ее заключения. Ежу понятно, что цены на зерно сразу бы прыгнули, потому как крупнейший игрок зернового рынка, каким и является Украина, занимая 10 процентов экспортного рынка зерна, просто бы из него выпал.
И ведь именно так и произошло в марте-апреле 2022 года, когда экспорт зерна из Украины прекратился. С одной стороны, она сама себя «высекла» – заминировала порты. С другой стороны – Россия эти самые украинские порты блокировала. И цены на зерно во всем мире прыгнули до 500 долларов за тонну.
Жестокий вариант? Да. Но мы ведь в состоянии войны с Украиной, не правда ли? А разве есть что-то более жестокое, чем война? Не на балу танцуем, не дипломатические хороводы разводим, не в шутки играем. Донбасс вооруженным путем освобождаем и даже больше. Демилитаризируем целое государство. Боремся с нацизмом в нем как с государственной политикой. И действуем каждый день и каждый час, без всякого сомнения, более чем жестоко. Потому как не кто иной, как Минобороны России в своих ежедневных сводках сообщает об убитых нами на линии фронта 300–500 украинских военных.
При этом никакого мирового голода бы не наступило. Поскольку у России, одного из основных игроков на экспортном зерновом рынке мира, рекордный урожай пшеницы, и экспортный потенциал года тоже рекордный – 60 миллионов тонн. На 15 миллионов тонн выше предыдущего года.
Но мы почему-то, находясь в состоянии жестокой войны с Украиной и всем Западом, одновременно действуем более чем миролюбиво – обеспечиваем безопасный выход судов из украинских портов, их охрану по пути следования. Соответственно, не бомбим зерновые терминалы в портах и все прочее с ними связанное. То есть на море у нас с ней мир, это только на суше война. Хотя так по здравому смыслу не бывает.
Кстати, и все эксперты говорят о том, что если Россия откажется от участия в зерновой сделке, цены на зерно пойдут по восходящей. Несмотря на высокий его урожай во всем мире. И этот процесс будет России только на пользу. Выиграют в первую очередь как раз производители зерна. А с ними – и все наше большое государство.

Вашим, но не нашим

Наш МИД в преддверии продления зерновой сделки сначала предельно раскачал тему. Обвинил Запад в ее срыве. Мол, в беднейшие страны, ради которых она и затевалась, поступило всего три процента. Почти половина, 45 процентов, – в страны Запада, и еще больше половины – в страны с доходами выше среднего. Самое же главное – пакетное соглашение, каким является сама сделка, не соблюдается. Все, что касается России, в ней не выполнено.
Казалось бы, за этим «а» последует «б», закономерное и логически связанное. Россия хлопнет дверью и откажется от участия в зерновой сделке. Тем более, что один раз на той же прошлой неделе уже хлопнула, и прямо-таки оглушительно: российские летчики завалили американский беспилотник-разведчик над Черным морем. За то, что залез в запретную зону СВО. Но…последовало продление нашего участия в зерновой сделке (!?). Тут у нас, выходит, запретной зоны не было. Хотя нам, неравнодушным и болеющим за страну гражданам, и бросили кость – только на два месяца продлили вместо четырех, как то предусматривало само соглашение о сделке.
Надо ли удивляться, что этот «дипломатический» шаг многими расценен как очень даже странная уступка, прежде всего Западу. И чуть ли не как очередное поражение России на дипломатическом и не только фронте.
Аргументы России за продление зерновой сделки по большому счету нашим МИДом так и не озвучены. В общем, свелись к тому, что Россия действует порядочно, свои обязательства по сделке выполняет, способствуя тем самым предотвращению мирового продовольственного кризиса. И продлевая сделку, еще раз надеется на порядочность Запада, дает возможность использовать шанс на улучшение гуманитарной ситуации в Африке.
Но если и на этот раз вторую сторону сделки для нас не исполнят, то уж тогда мы из нее уж точно выйдем. Это опять же от официальных наших властей обещание. В общем, очередное китайское предупреждение. Только вот будет эффект от такого запоздалого выхода? К 18 мая, концу двухмесячного периода, Украина уж точно зерно урожая прошлого года вывезет. И Запад будет удовлетворенно потирать руки: в очередной раз мы Россию кинули.
Итог: мы порядочные, потому мы и в дураках. Запад же сплошь непорядочный, там мерзавец на мерзавце, но он в выигрыше. А какой еще вывод можно сделать?
К таким и подобным выводам все и приходят. И параллельно выдвигают версии из разряда конспирологических. А как иначе в такой ситуации прикажете мыслить?
Одна из самых реальных версий того, что мы зерновую сделку продлили – есть там, в этой самой сделке, что-то такое, о чем нам не сказали. Какая-то тайная сторона. Очень и очень важная. За рамками пакета. А мы, простые смертные, до ее знания не доросли.
Версия вторая – Россия решила поддержать тем самым президента Турции Эрдогана. У того как раз через два месяца выборы, а кроме Украины выгоды от сделки получила и Турция, превратившись в крупнейший зерновой хаб для всего Востока и Африки. Продление сделки показывает турецкого лидера как влиятельного международного политика, способного извлекать для страны выгоду, в общем как великого и могучего. Что вроде как должно прибавить ему голоса. А нам важно его не потерять на троне – какой-никакой союзник.
Версия номер три – сейчас не время, зерновой удар по Украине и Западу, и прежде всего в виде выключения валютных доходов для первой, лучше нанести летом, тогда все наши плюсы по прекращению сделки будут выигрышнее.
Есть версии и четвертая, и пятая…
В общем, очевидно, что все они не очень убедительны. Зато самая что ни на есть реальная, так сказать, стоящая на земле, и не версия, а правда, причем беспощадная – это наша очередная, и не очень понятная патриотической части населения России, уступка противнику. Прежде всего, Западу. Уступка, которую уже успели назвать очередным национальным унижением. Потому как мы сами помогаем ему укрепляться для войны с нами.
А для нашего края это еще и очевидные экономические потери.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.