Вы здесь

НЕ ЧИТАЙ, УБЬЕТ! ИЛИ ЧЕМ ДОСТОЕВСКИЙ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СИГАРЕТ

Волна пошла. Не так давно первый заместитель главы комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова высказала предложение, что министерству просвещения совместно с издательствами нужно бы выработать отдельные критерии издания книг для школьников. Причиной для подобных инициатив стал инцидент с одиннадцатиклассницей из Екатеринбурга, которой в трех местных книжных магазинах отказались продать томики Бродского, Есенина и Маяковского с маркировкой «18+». Дескать, мала еще, не доросла до высокой литературы.

Причем «высокой» во всех смыслах этого слова. Ведь стоят данные издания на самых верхних книжных полках, обернутые в прозрачную целлофановую упаковку и с огромным знаком «18+». Осталось только цепи и амбарный трехпудовый замок повесить, а рядом табличку приладить «Не читай, убьет». Что убьет? Конечно же, славные детские иллюзии о том ванильно-мармеладном розовом мире, в котором современные подростки живут!

Когда хотелось как лучше...

Право, наши же дети нисколько не ругаются матом, не пьют, не «стреляют» сигареты у прохожих и в свои 14-15 лет по-прежнему свято верят, что мы их нашли в капусте или принес аист. Поэтому стоит им прочесть в набоковской Лолите «...и наконец, когда я полностью опутал жаром пышущую душеньку этой сетью бесплотных ласок, я посмел погладить ее по ноге, по крыжовенным волоскам вдоль голени», как мир непременно рухнет. Да-да, именно в этот момент. А не сейчас, когда те же 10-летние девчушки, взявшись за руки, идут и бойко горланят на всю улицу: «Все, что нам нужно, это только секс, секс, секс» или лихо отплясывают друг с дружкой под звуки «детской» песенки про «Я сошла с ума, мне мало, мало, мало тебя».

Вот уж действительно, как после этого подрастающему поколению давать блоковскую «Незнакомку» читать? Это пошлое «по вечерам над ресторанами горячий воздух дик и глух, и правит окриками пьяными весенний и тлетворный дух». А только представьте, как недоуменно подростки вскинут брови, когда прочтут, что «и медленно пройдя меж пьяными, всегда без спутников, одна, дыша духами и туманами, она садится у окна». Для наших невинных агнцев это действительно будет шок. Они ведь привыкли к другому. Например, что у современной незнакомки «цвет настроения синий, внутри мартини, а в руках бикини». И вообще «влияние ночи очень трудно предсказать, по телу мурашки, и ей хочется кричать. Да, она сейчас звезда, все предрассудки - ерунда!»

Ну что, товарищи взрослые, кто после таких творческих композиций, звучащих чуть ли не из каждого утюга в квартире, еще боится негативного влияния на детскую психику Владимира Маяковского? Его признаний, мол, «вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре б... буду подавать ананасную воду». Действительно дурость. Дурость вычленять слова из контекста. Дурость за мелким не видеть глобальное. Дурость хватать вершки вместо корешков, а потом разводить руками, мол, куда девается думающее поколение. Дурость! Но тогда зачем мы поощряем ее еще больше?

Причем начали делать это не сегодня и даже не вчера, а намного раньше. Помните, в 2012 году был принят Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В принципе, намерения были хорошие - оградить подрастающее поколение от того потока грязи, что льется на них из окружающей среды. Или хотя бы минимизировать ее. Поэтому вредной для детей была признана информация, которая: побуждает причинить себе вред или убить себя; вызывает желание употреблять алкоголь, наркотики или табак, заниматься проституцией и попрошайничеством и так далее; отрицает семейные ценности, формирует «неуважение» к родным и «пропагандирует нетрадиционные сексуальные отношения»; оправдывает насилие и жестокость; содержит нецензурную брань, порнографию.

Также законом были оговорены специальные знаки, указывающие на минимальный возраст, с которого разрешена была та или иная информация: 6+, 12+, 16+ и для взрослых (18+). В общем, то самое «хотели как лучше».

Однако в очередной раз подвело чересчур уж рьяное исполнение, когда под действие закона попали не только фильмы, передачи, выставки, видеоролики, но и... классическая литература, входящая в школьную программу. И хотя в том же 436-ФЗ черным по белому было прописано, что действие закона не касается произведений, имеющих «значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества», экспертная комиссия все же пустила под возрастной цензурный нож немалое количество российских и зарубежных произведений, признанных мировой классикой. Мол, береженого бог бережет. И чтобы заградительный оберег срабатывал безотказно, для нарушителей наложенного вето - издательств и торговых сетей - были предусмотрены штрафы в размере до 50 тысяч рублей.

Надо ли говорить, что для книжных магазинов, где и покупателей-то сегодня раз-два и обчелся, это существенная сумма. Поэтому к продавцам вопросов нет. Ничего личного. Они просто исполняют закон, пусть тот и не имеет ничего общего с защитой детей от вредоносной информации. Но написано на книге «18+» - подходите за ней только с паспортом. Иначе все будет как с алкоголем и табаком, продашь не по возрасту - доказывай потом, что не скрытый садист и ребенку добра хотел, когда пробивал на кассе «Человек, который смеется» Виктора Гюго.

Художественная литература не от слова «худо»

Да, описанный там мир крайне жесток, и ты впервые узнаешь о скупщиках детей, которые уродовали их лицо и тело до неузнаваемости, впервые попадаешь в мир нищеты, в мир разврата, подлости и жестокости. Но вот только эффект от этого погружения прямо противоположный, поскольку через все повествование красной нитью проходит идея человеческой доброты и истинной любви, когда любят не глазами, а сердцем. И это мы запрещаем демонстрировать нашим детям?

Кстати, в моем детстве у родителей тоже на самой верхней полке лежала книга «Декамерон» Боккачо. В темно-коричневой обложке с выгравированными золотыми вензелями и истрепанными листами, ибо читали ее взрослые всем селом. Читала и я, пока никого не было дома. Мне тогда было около 12 лет, и проглотила ее залпом за несколько дней. Хотя сейчас даже не вспомню своих впечатлений. Видимо, их просто не было. Потому как в этом же возрасте читала и «Королек птичка певчая», и «Анжелика. Маркиза ангелов», «Анжелика. Путь в Версаль» и даже - о ужас - «Унесенные ветром»! И не просто читала, зачитывала до дыр, мечтая о таком же Кямране, Жофрее и Ретте Батлере в одном флаконе. И хотя со временем любовь к принцам прошла, а вот к качественной литературе с красивым слогом и лихо закрученным сюжетом никуда не делась. Помните у Ахматовой, «когда бы знали, из какого сора...».

Скажу больше, я вообще уверена, что читать сложную классическую литературу нужно до 18 лет. После обычно бывает поздно. А психике нормального думающего подростка описание взрослых реалий не повредит. И поэтому я без тени сомнения - о, психологи, трепещите - разрешила своей 12-летней дочке читать «Темные аллеи» Бунина. Причем сама сходила за произведением в библиотеку, поскольку в силу возраста ей книгу не дали.

Да и с младшим сыном тоже «зверствую» неимоверно. Уже в год прочла ему «Колобок», где главный герой без сожаления и сочувствия был съеден лисой. А ведь, согласно выработанной возрастной градации, это жуткая неосмотрительность. В сказке-то не только зло восторжествовало над добром, но и нет ни сострадания к жертве, ни отрицательного отношения к насилию. Преступление налицо, и, согласно закону, книга тянет на ограничение по возрасту для чтения детей младше 12 лет.

После такого злодеяния, направленного в сторону своего ребенка, мне бы раскаяться и расписаться в родительской профнепригодности, ан нет... Взяла и купила сказку «О царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» А. С. Пушкина, где в бочку заточили царицу и царевича Гвидона. Словом, насильственные действия налицо. Не иначе как рецидивиста растим!

И самое парадоксальное, что у нас с супругом полным-полно соучастников - бабушек и дедушек, подаривших своим внукам «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», хотя книга «способна вызвать у детей желание заниматься бродяжничеством или попрошайничеством», и «Карлсона, который живет на крыше», где «отрицаются семейные ценности и формируется неуважение к родителям или другим членам семьи».

Воюем не на том поле...

Я плохая мать? Пусть так. Но все равно не буду ждать до совершеннолетия и намного раньше познакомлю своих детей с «Ямой» Куприна, «Преступлением и наказанием» Достоевского, «Анной Карениной» Толстого. Ибо знаю на сто процентов, что современные подростки разумны, они умеют отличать зерна от плевел и не пойдут, вдохновившись образом Катеньки, работать в бордель, не станут, подобно Раскольникову, проверять на практике «кто я: тварь дрожащая или право имею», и уж точно не будут бросаться под поезд из-за несчастной любви.

Знаю из своего опыта и опыта ровесников, кто так же еще в школе прочел «Тихий Дон» Шолохова. Не спорю, там очень много жутких, полных жестокости и физического насилия над женщинами сцен, от которых тебе по-настоящему становится дурно. Но кто знает, может, как раз внутреннее проживание вымышленной драмы Аксиньи, Франи, Натальи позволило нам не совершить ошибок в своей реальной жизни. Может, как раз эти истории и заставляли наивных провинциалок остановиться и включить мозги, когда, знакомясь с парнями, мы отказывались садиться к ним в машину, чтобы покататься по городу. Целебное лекарство крайне редко бывает вкусным и сладким. И это не значит, что его нужно запретить. У него другое предназначение.

Как и классическая, школьная литература выполняет не только ознакомительную и развлекательную функции. Ее специфика намного шире и глубже. Поэтому и вызывают в обществе такой бурный протест специально выстроенные информационные границы. Ибо не там возводим рамки. Аморальщина - это не «Яма» Куприна и не роман Мопассана «Милый друг» об авантюристе, идущем по карьерной лестнице и дающем совет: «Знаешь, что я тебе скажу, друг мой? Ведь ты и правда имеешь успех у женщин. Надо этим пользоваться. С этим можно далеко пойти. Женщины-то чаще всего и выводят нас в люди». Аморальщина - это современные песни, сериалы, телешоу и видеоигры, находящиеся в свободном доступе.

Подросток хватается за винтовку и идет убивать одноклассников не от того, что прочел «Прокляты и убиты» Астафьева или «Горячий снег» Бондарева, а потому, что дни и ночи напролет сидит в сети и рубится в «войнушку», где кровь льется рекой и на насилии построен весь сюжет, где мир реальный тесно переплетается с виртуальным, когда художественный в силу возраста закрыт.

Право, перестает воспринимать моральные ценности молодежь не после хулиганских призывов Бродского по отношению к некой Зизи, мол, «сделай с ней то, от чего у певицы садится голос», а после различных телешоу. Ведь помимо скандального «Путешествия» у поэта еще есть очень проникновенное:

А так - меняются комнаты, кресла, стулья.

И всюду по стенам то в рамке, то так - цветы.

И если бывает на свете пчела без улья

с лишней пыльцой на лапках, то это ты.

И если для того, чтобы познакомиться с таким лиричным и нежным Бродским, сначала нужно прочесть Бродского провокационного, пусть читают. Ибо в том же «Доме-2» или в стартовавшем недавно телешоу «Замуж за Бузову» сколько ни скреби от грязи, золото не проглянется. Нет его там. Априори не может быть, когда суть передачи проста донельзя: у главной героини десять ухажеров, с которыми она поочередно ходит на свидания, пока не выберет того самого единственного. И главное, что парни с подобным раскладом согласны. Максимум апломба. Минимум самоуважения. Вот где опасность, вот где подрывание устоев, уважения мужчины к женщине и женщины к мужчине, а мы переживаем за книги. Требуем их если не сжечь, то закинуть хотя бы на самую верхнюю полку.

Впрочем, справедливости ради все же отмечу, что подростки научились выходить из непростых ситуаций, когда им не продают книги, не предназначенные для несовершеннолетних. Они их заказывают через интернет-магазины ну или подходят к случайным прохожим с просьбой: «Дяденька, зайдите со мной в магазин, помогите купить Сэлинджера!» Вот как меняется мир!

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
8 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.