Вы здесь

ОБРЕЧЕННЫЕ СТАТЬ...

На первых взгляд, это две разные истории, которые объединяет лишь общая география происшествия - Ставропольский край. Дальше - разные участники, разные причины, разная мотивация. Но все же они об одном - где заканчивается родительская забота и начинается родительский диктат и как обществу реагировать на ломающиеся детские судьбы.

Отступницам в семье не место

Аня и Люба чувствовали себя серыми воронами с детства. Нет, это не оговорка, именно серыми. Белый - цвет спокойствия и защищенности. Чего отроду не было в их семье. Когда можно по душам поболтать с мамой о мальчишке из старшего класса, наряжать елку с папой, до полуночи болтать с подружками по телефону, до хрипоты спорить с родителями, как отпраздновать 16-летие. В общем, самые обычные девчачьи радости, которые становятся недоступными, если твои родители - сектанты и исповедуют «учение» «Свидетелей Иеговы». Где нет ни подарков, ни светских праздников, ни дней рождения, ни общения с «мирскими» сверстниками вне школы. И вся твоя еще такая маленькая жизнь подчинена строгим рамкам, колеблющимся между посещением общины и чтением «профессиональной» литературы, а любой подростковый бунт трактуется как инакомыслие и попытка к бегству.

Только вот какая штука получается. Когда человек стоит на дистанции, он бежит или от себя, или к себе. И показывает направление маршрута та самая беговая дорожка, над которой он склонился, чтобы взять разгон. Однако за 14-летнюю жительницу станицы Незлобной Анну Есикову, назовем девочку так, все решили родители. Стоило подросшей дочери усомниться в религиозных догмах секты и сказать, что хочет жить по светским канонам, как в тот же день для нее захлопнулись двери не только родительского крова, но и сердца. Девушка до сих пор помнит то гробовое молчание, с которым мама и папа собирали вещи «неверной». Точнее, вещи они оставили для младшей сестренки. Ей же достались книги и пустой взгляд на прощание, каким провожают постороннего человека, случайно ошибшегося адресом. Провожают в холодную ноябрьскую ночь в накинутой на плечи легкой кофточке.

А потом были годы скитаний по съемным квартирам, изнурительный поиск подработок для несовершеннолетней девчонки, вдруг оказавшейся один на один со взрослой жизнью. Но Аня выжила и даже вышла из этой схватки победительницей, когда за шесть лет у нее появилась теперь уже своя семья, куда и пришла ее младшая сестренка Люба. Впрочем, сначала сестры просто разыскали друг дружку в социальных сетях. Аня рассказывала о себе, Люба - что дома ничего не меняется. Разве что родители больше не заставляют ее носить в школу литературу и агитировать сверстников вступать в общину. В 2017 году Верховный суд запретил деятельность «Свидетелей Иеговы» на территории РФ. Управленческий центр и более 300 местных организаций ликвидировали. В том числе и место собраний в станице Незлобной, и теперь встречи проходили лишь в домах сторонников данного движения. А так - все то же, и она с радостью приедет к старшей сестре погостить.

Чтобы после возвращения домой наткнуться на такой же чемодан. С одной только разницей - у предавшей «учение» младшей сестренки будет куда идти. И вдвоем девчонки легче перенесут новость, что в Следственном отделе по городу Георгиевску возбуждено уголовное дело в отношении их родителей, которых подозревают в создании экстремистской организации, участии в ней и ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. Поскольку не могут 14-летние подростки быть предоставлены сами себе, бродяжничать, голодать и знать, что при живых маме и папе им не на кого рассчитывать, кроме как на самих себя.

Кожа да кости

«Доченька просто была худенькой, как и я в детстве», - рыдает жительница города Кисловодска Светлана Кондрашкина. С нечесаными волосами, опухшими от слез глазами, не знающая, куда деть руки... Смотришь видеоролик и между делом отмечаешь идеальный порядок и горы игрушек в квартире. Да и словарный запас Светланы выдает в ней образованного, эрудированного человека. Отчего и не стыкуется общее впечатление с тем уголовным делом по лишению ее родительских прав, которое сейчас рассматривается в Кисловодском городском суде. Изымают-то детей из неблагополучных семей, где есть прямая угроза их жизни, а здесь почти обычная мама.

Почти - потому что Светлана убежденная вегетарианка. И все бы ничего, если бы ее неприятие мяса и рыбы не сказалось на рационе питания малолетней дочери. Откуда также были вычеркнуты мясные продукты, да и вообще половина таблицы Менделеева, которая должна находиться в тарелке человека. Особенно, если речь идет о растущем детском организме, которому требуется сбалансированное питание как источник сил и энергии, чтобы познавать этот мир и пробовать его не только на ощупь, но и на вкус. Что как раз и пытались донести до 46-летней матери участковые педиатры, когда Светлана по мере взросления своей крохи наотрез отказывалась от прикормов, сделав грудное вскармливание панацеей от всего. Ну или почти от всего.

«Врачи с самого начала были настроены ко мне негативно, по их словам, я все делала неправильно. Педиатр, когда приходила к нам, прямиком шла на кухню проверять, что в кастрюлях. Но я-то знаю, что для моей девочки лучше», - жалуется героиня ролика на излишнее любопытство медиков.

И, наверное, такое пристальное внимание педиатра к содержимому чужого холодильника можно было бы назвать беспардонным и даже хамским, если бы не одна деталь - в свои 1 год и 7 месяцев малышка весила чуть больше 6 килограммов. Почти в два раза меньше нормы. Кроха от слабости не могла ни ходить, ни сидеть и тихо угасала, пока мать уверяла, что это просто медики запугали их двоих своим агрессивным настроем. Дескать, как только педиатр и представители социальной службы выходят за порог, девочка чуть ли не вприпрыжку по квартире скачет. Ну или, по крайней мере, протягивает ручки и с помощью поддержки передвигается к игрушкам. Это почти в два года? И с помощью мамы? Когда ее ровесники уже осваивают самокаты, носятся наперегонки, устраивают битвы в песочницах, и на коленках нет живого места! Снова пытались достучаться не только в квартиру, но и к здравомыслию Светланы педиатры, но единственное, на что удалось уговорить строптивую маму - это лечь на обследование с малышкой в больницу.

Там же даже и у видавших многое взрослых сердце сжалось при виде крохи. «Ребенок поступил в состоянии, близком к крайне тяжелому. С дефицитом веса в 50 процентов и признаками сильнейшей анемии и истощения. Уровень гемоглобина у девочки был всего 50 при норме 120-160. А показатель содержания железа - 2,8 при норме 9-21. При таких показателях ей прямо показано переливание крови и препараты железа», - рассказывают врачи. И каждое утро в отделении начиналось с уговоров мамы как законного представителя несовершеннолетней дать разрешение на необходимые медицинские манипуляции. Однако каждый раз они натыкались на стену отчуждения и письменный отказ от предложенной методики лечения. Равно как и введения новых продуктов в рацион крохи. Курица, яйца, рыба, говядина - на всем по-прежнему висело вегетарианское табу от родительницы.

Понимая, что дальше медлить нельзя и уже не до сантиментов, в детской больнице Кисловодска был созван консилиум с участием городских органов опеки и прокуратуры, после которого и было принято решение об изъятии у матери ребенка, его лечении и выходе с иском в Кисловодский городской суд о лишении женщины родительских прав. Малышка же, когда ей сделали переливание крови и обогатили рацион питания, быстро пошла на поправку, стала набирать в весе и превращаться в живого и любознательного ребенка, каким и должен быть здоровый человек.

Когда завтра было поздно

Вот такой вот хэппи-энд. Правда, без хэппи. Ну где тут может быть счастье, когда на глазах рушится семья? На стенку от горя лезет Светлана, над которой нависла угроза потерять свою дочурку. И маленькая кроха везде ищет глазами маму. Ведь каким бы хорошим ни был детский дом и воспитатели в нем, кроха нуждается в материнской заботе и ласке. Их же насильно разлучают. Причем преградой становится такая ерунда, как родительские взгляды на питание. Ну что может быть абсурднее? Человек живет не для того, чтобы есть. Он ест для того, чтобы жить. А здесь же нужно отобрать малютку, чтобы и ела, и жила. И все потому, что мать на каком-то этапе забыла, что за каждым прикормом в детском меню стоят годы исследований, проведенных учеными мирового уровня, чтобы создать золотой стандарт во благо человечества. Стандарт, который позволяет маленькому человечку гармонично расти и физиологически развиваться, улучшает качество жизни. И который кто-то решил отодвинуть в сторону лишь потому, что Баба Яга против. Мол, она когда-то где-то мельком читала, что мясо - отрава для организма. Только вот не дорого ли нам обходится такое слепое следование отдельным диетам без учета возраста и состояния здоровья человека?

Случай Светланы Кондрашкиной не назовешь уникальным. Даже в масштабах нашей страны. Тем более что стоило видеоролику с ее участием попасть в социальные сети, как вокруг зареванной родительницы тут же сплотилась масса сторонников в лице антипрививочников, последователей различных диетологических направлений, противников ювенальной юстиции и тех, кто просто мимо проходил. И без того сложная семейная драма в итоге переросла чуть ли не в крестовый поход «индивидуальностей» против «масс», а в обществе снова разгорелась острая дискуссия о том, имеет ли государство право вмешиваться в дела семьи и процесс воспитания детей.

Дела семейные или государственные?

Вопрос, конечно, риторический. А учитывая эти две истории, и вовсе жизненно важный, расположенный на стыке двух правд. Кто, как не родители, желает лучшего для своего ребенка и заинтересован в том, чтобы он нашел свое место в обществе, был в нем успешен, востребован и не чувствовал себя словно с другой планеты в окружающей его социальной среде. Поэтому вполне логично, что мамам и папам дается воспитательный карт-бланш, когда вплоть до совершеннолетия своего чада они решают, как его воспитывать, кормить, лечить, во что одевать, в какой садик водить, какие книжки читать. И в этой нарисованной идеальной модели вроде и нет места государству.

Вот только реальная жизнь далека от идеалов. И семьи у нас не под копирку сделаны. Каждая со своими тараканами в головах и взглядами на воспитание. Когда одни не видят проблемы, если свободолюбивого подростка нет дома и за полночь, а другие готовы с собаками и нарядом полиции искать ребенка, который еще 10 минут назад должен был вернуться из школы. Крайности? А между тем в таких вот параллельных реальностях живут тысячи российских детей. Ибо родителей не выбирают. Тут просто перст судьбы, кем будут твои мама и папа - из каких социальных слоев, какого вероисповедания, взглядов на жизнь, профессии, возраста. Но в любом случае это будет та среда, под которую придется подстраиваться именно крохе. Поскольку ребенок - самое незащищенное звено общества. В силу возраста и отсутствия накопленного опыта и знаний он не знает, где черное и белое, и любое слово взрослого человека, тем более родного - для него всегда является истиной.

Дети - это зеркальное отражение своих родителей. И не просто так среди психологов бытует аксиома, что все взрослые проблемы родом из детства. Где у одних торты на день рождения, совместные вылазки в горы или в кинотеатр, балующие бабушки и дедушки. А у других - усеянная пустыми бутылками квартира и пустые сковородки, оставление в аэропорту или на балконе в мороз на целый день, мастер-классы, как просить милостыню на улице, истязание, насилие физическое и моральное. Еще есть вопросы, должно ли государство вмешиваться в воспитательный процесс, чтобы не допустить цепной реакции?

По мне, так не просто должно, а обязано. Но совсем другое дело, как не переборщить с государственным участием, чтобы органы опеки не стали карательным органом. Для чего и нужна кардинальная реформа всего института семьи. Этакий государственный свод правил, в котором бы отдельными параграфами от А до Я было бы прописано, что можно и нельзя делать в отношении ребенка, какие ситуации считать угрожающими его жизни и здоровью, и одним из ключевых моментов должен стать новый алгоритм работы тех самых органов опеки, где помимо ультимативного механизма «отобрать-не отобрать» могли бы появиться и новые формы работы семьей. Например, еженедельного патронажа.

Право, в той же истории с кисловодской вегетарианкой, девочками из станицы Незлобной есть шанс, что такой механизм работы оказался бы крайне эффективным. Потому как у сестренок появился бы взрослый наставник, которому можно было бы рассказать о своих сомнениях и тревогах, и в случае ухода из семьи девчонкам бы не пришлось самим выживать в этом сложном мире. А у Светланы Кондрашкиной... Давайте назовем его посредником, официально наделенным серьезными полномочиями и не позволяющим любящей маме наделать глупостей, когда сама можешь питаться хоть солнечными лучами и энергией ветра, а ребенок до совершеннолетия будет питаться так, как этого требует здравый смысл и медицинские нормы.

Да, это сложно, да, это дорого, но необходимо. Ибо, повторюсь еще раз, каждая семья уникальна. И пятиминутным наскоком с проверкой можно сделать неправильные, чисто субъективные выводы о том, что для ребенка лучше. Изъятие - это крайняя мера, которой должна предшествовать длительная и комплексная процедура расследования и узнавания жизни семьи, где участвовали бы разные эксперты от психологов до кризисных менеджеров и предлагались различные механизмы сохранения семьи. А пока этого не будет, трагедии будут повторяться.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.