Вы здесь

ОДНИМ КОНЦОМ - ПО ПРОФБОНЗАМ, ДРУГИМ - ПО БИЗНЕСУ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

В минувшую пятницу стало известно, что Гагаринский суд Москвы вынес решение по иску Генеральной прокуратуры к Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) и свыше ста юридических и физических лиц о возвращении в доход государства распроданных в последние два десятка лет санаториев наших Кавминвод. Ожидаемо оно оказалось в пользу Генпрокуратуры. На все сто процентов. 1763 объекта курортной недвижимости предписано вернуть в казну. Без всякой компенсации затрат владельцам.

 

Виновники отделались испугом

Самого решения судьи Елены Черныш у меня на руках еще нет. Надеюсь, уже в ближайшее время будет возможность его тщательно проанализировать. Сейчас же поговорим об имущественных, правовых, репутационных и иных последствиях, которое этот без всякой натяжки беспрецедентный судебный вердикт создаст для бизнеса не только нашего края, но и всей страны. Если, разумеется, вступит в законную силу. Поскольку наверняка будет обжалован. Как-никак, в деле аж 110 ответчиков, и наверняка львиная их доля не согласны с решением. И будут сопротивляться, хотя надо признать, что до настоящего времени такого сопротивления не было заметно. Во всяком случае, в прессе. Никто всерьез затею генпрокуратуры не воспринимал. И напрасно.

Формально вроде как Генеральная прокуратура воевала с ФНПР и профсоюзными бонзами, и прежде всего с ее руководителем М. Шмаковым и руководителем профсоюзной структуры в нашем крае Н. Мурашко, которые по ее утверждению нарушили постановление Правительства России о передаче ФНПР санаторно-курортных объектов для лечения трудящихся. Им доверили лечить, а они, негодники, всю лечебную базу распродали – так или примерно так выдавали «на гора» в процессе свою позицию законники. Поэтому надо признать сделки недействительными и забрать. Но по факту пострадали как раз не Шмаков с Мурашко. Пострадали приобретатели, причем крупно пострадали. Тот самый описанный поэтом случай, когда цепь порвалась, и ударила обоими своими концами. Одним – по профсоюзным бонзам, причем слабее, поскольку против них даже дел уголовных не возбуждено. Другим концом, и во много раз сильнее, по бизнесу. Оглушительно просто ударила, да так, что он, похоже, и не поднимется.

В общем, как всегда у нас в России бывает: истинные виновники отделались легким испугом, а те, кто делом занимались, его потеряли. И пребывают, говоря боксерским языком, в нокдауне.

 

Бизнес инвестировал и получил «благодарность»

Давайте вдумаемся в эту цифру: 1763 объекта. За них бизнес заплатил свои кровные, а чаще всего кредитные средства, отремонтировал, как правило, капитально, поскольку продавалось все из того, что уже негоже, было донельзя убитым и непригодным для дальнейшего использования. Ввел в эксплуатацию, и, как правило, в виде санаторно-курортных объектов использовал. Кстати, стенания прокуратуры, что проданные профсоюзами объекты теперь используются не по назначению, при внимательном анализе просто рассыпаются. Все они работают на курорт. Не используются только те, что еще остались не восстановленными. Приобретены как средство консервации капитала. Вот за них бы и взяться. Но кому же они нужны, разваленные? Под шумок забирают прежде всего то, что уже приведено в порядок и приносит доход. А попутно и развалюхи.

В общем, бизнес вложился в восстановление курортов очень серьезно. Сделал то, к чему его постоянно призывали наши губернаторы, от А. Черногорова до В. Гаевского и В. Владимирова. И за что всячески поощряли. Не зря же многие из владельцев отмечены краевыми наградами. И за дело отмечены. Бизнес и инвестировал. Много и охотно. Потому как понимал, что дело стоящее. Да и правительство страны призывало и поощряло, и до настоящего времени призывает и поощряет, вкладываться в развитие курортов. И речь не идет о сотнях тысяч рублей инвестиций от бизнеса в бывшие профсоюзные объекты. Как правило – это десятки, а то и сотни миллионов. И накопленных, и кредитных средств. В общей сложности на десятки и десятки миллиардов рублей. И вот теперь все это одним росчерком судейского пера изымается в государственную казну.

По большому счету туда и для тех изымается, где и теми, а конкретно чиновниками, оно и было доведено до ручки. Ведь чиновник, будь он государственный или профсоюзный, всегда и везде одинаков. Прежде всего, в своей обезличенной безответственности одинаков. Не о деле он думает, а о соблюдении инструкции. Для него главный принцип – как бы чего не вышло. А там – трава не расти. Не хозяин, и этим все сказано.

Таким образом, по санаторно-курортному бизнесу края нанесен просто сокрушительный удар. Как и по доверию бизнесменов к государству. Которое, откровенно растоптав нормы гражданского права, прибегло к самому беспардонному рейдерству, для видимости освятив его судебным решением. А то, что нормы Гражданского кодекса действительно растоптаны, видно хотя бы по тому, что грубейшим образом нарушены сроки исковой давности. Они по закону у нас три года, а в этом деле все сделки совершались до 2017 года. Принятый судом (и уже это вызывает сомнение в справедливости правосудия) довод прокуратуры, что она узнала о нарушении закона профсоюзами всего год назад, просто смешон. Ведь прокуратура Ставропольского края – безусловно подразделение Генеральной прокуратуры, еще в 2017 – 2019 годах подавала в местные суды такие же иски и проиграла с треском. Так что про все и обо всем Генпрокуратура прекрасно знала давно. Может быть, не был в курсе новый Генеральный прокурор В. Краснов? Но речь ведь о государственной структуре, а не о чьей-то частной вотчине.

 

Первая ласточка национализации?

По большому счету, все мы стали свидетелями беспардонной национализации имущества. Не капризом какого-нибудь батьки Махно. Или решением революционной тройки. А решением вроде как суда, вынесенным «именем Российской Федерации».

Но по сути это ничегошеньки не меняет. Забирается в доход государства без всякой компенсации частная собственность. А приобретший ее бизнес остается ни с чем, да еще и с огромными долгами, в случае если приобретал на кредитные средства.

Начала национализации санаторно-курортного имущества в Российской Федерации, если быть точными. Потому как это наше нашумевшее гражданское дело – наверняка лишь первая ласточка разворачивающегося процесса. Ведь то же самое профбонзы сделали с профсоюзными курортами в Краснодарском крае, на Алтае… Довели до ручки, распродали. Бизнес привел в порядок, оживил. Почему бы и не забрать теперь? Да и кто сказал, что прокуратура остановится на санаторно-курортных объектах? В других сферах производства и обслуживания нашей необъятной страны еще больше лакомых кусков.

 

Имя нового покупателя откроет имя рейдера

Интересно, что будет дальше. Предположим, что решение судьи Черныш оставит в силе апелляционная инстанция. И оно вступит в законную силу. Все эти 1763 объекта надо будет передать на баланс какой-нибудь госструктуре. По соответствующим актам. Это же огромная работа! И потом еще и управлять им. А ведь у нас государство давно отмежевалось от непосредственного производства. Даже профильных министерств таких нет. Оно только на налоги живет, а не на доходы от производства. Значит, будет очередной этап – продажа национализированного имущества в частные руки? Да еще, скорее всего, и за бесценок продажа. Не зря же в судебном процессе звучит просто смешная цифра 3,3 миллиарда рублей непосредственного ущерба государству от продажи профсоюзами санаториев. Если в нее оценят всю отобранную собственность, то тут очередь покупателей выстроится до Нью-Йорка.

Логичная, в стиле хищнического капитализма новой России концовка всей этой многоходовой комбинации государственного рейдерства, вначале которой око государево – прокуратура?

 Ну а имя нового покупателя откроет того, ради кого и затеяна вся эта история. Подождем – увидим и узнаем. Не исключаю, что саркастически рассмеемся.

Народ, это о тебе беспокойство! Ха-ха…

И последнее. В судебном процессе представителями Генеральной прокуратуры множество раз заявлялось о том, что она действует в интересах народа. Защищает его конституционные права. Мол, распродав объекты, профсоюзы лишили население дешевого и доступного санаторно-курортного лечения. И возврат этих объектов в лоно государства социальную справедливость восстановит. Возможности для восстановления здоровья народа расширит.

Ну не смешно ли все это звучит? Назовите мне пример, когда в государственном санатории цены на путевки доступны для простого гражданина? В Кисловодском санатории «Заря»? В Железноводском «Дубовая роща»? Нет, нет, и еще раз нет. Зайдите на сайт этих лечебниц. Цифры тысяч за путевку – трехзначные. Отмазка это дешевая, и только.

Хотя и Генеральную прокуратуру понять можно. Ведь только заботой о народе можно оправдать свое беззаконие. Высоким – низкое.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.3 (7 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
12 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.