Вы здесь

ОТЛИЧНИКИ В ИЗГОЯХ

А знаете, читатель, в чем заключается типичная школьная проза? В том самом негласном делении на любимчиков и тех, кто в арьергарде. Первым - учительская симпатия и поблажки на уроках. Вторым - участь недооцененных, когда каждый день тебе приходится доказывать, что ты тоже стоишь гораздо большего, нежели о тебе думают. И это не нами придумано. Лидеры и тихони были испокон веков. Но вот чтобы отличники оказывались в изгоях? Пожалуй, в этом плане отдел образования администрации Изобильненского городского округа пишет новую историю. Славную ли? Судя по обращению педагогического коллектива среднеобразовательной школы №1 в надзорные органы и их письмам, направленным в адрес краевых и федеральных властей, не уверена.

Не человек красит место, а место человека?

Как отмечают сами учителя, холодок в отношениях с местным отделом образования стал проскальзывать в 2012 году, когда ведомство возглавил Г. В. Мартиросян, а школа попала под программу капитального ремонта. Казалось бы, абсолютно не связанные между собой события, но параллельные прямые пересеклись, когда распоряжением главы администрации была создана рабочая комиссия, обязанная следить за качеством работ, сроками их выполнения, целевым расходованием бюджетных средств, и в число инспекторов вошел директор СОШ №1 Сергей Кузьменко.

Точнее, как вошел? Ввели. Дескать, ремонт предстоит масштабный, средства из федерального, краевого и муниципального бюджетов задействованы немалые, и нужен серьезный хозяйственник. Вы же, Сергей Григорьевич, из бывших военных. Следовательно, дисциплина и ответственность знакомы не понаслышке, а о вашей кристальной честности и вовсе слагают легенды. Да и, в конце концов, вы же сам выпускник этой школы и уже 15 лет руководите ею, знаете каждый кирпичик здесь! Неужто не хочется сделать все по-добротному, чтобы к предстоящему 120-летнему юбилею «старушка» выглядела, словно девица на выданье?

Собственно, так и вышло, что весь 2012 год директор жил на три дома, постигая на практике народную мудрость, что при любом ремонте самым дорогим расходным материалом являются нервные клетки. А нервничать было из-за чего. Тут бы полностью сконцентрироваться на ремонте, когда в образовательном учреждении заливается новый фундамент, меняются коммуникации, но и от решения административных вопросов с временным размещением своих учеников и учителей в соседних школах его никто не освобождал. И везде дергают, всюду ты срочно нужен, а в сутках всего 24 часа!

К декабрю строительные работы вышли на финишную прямую. Всегда осторожный в оценках, тут же, оглядывая отремонтированное здание, Сергей Григорьевич не без удовольствия признавал, что школа получалась на загляденье. Любо-дорого работать. Тем более что и работать есть с кем. СОШ №1 всегда была не только одной из самых старейших, но и передовых в Изобильненском районе. Сильный педагогический коллектив позволяет детям получать высокие баллы во время сдачи ЕГЭ, местные воспитанники часто становятся призерами различных районных и краевых конкурсов. Тот самый случай, когда налицо удачный синтез образовательных традиций, помноженных на передовые научные разработки. Называя все своими именами, это элитная школа. Но не элитарная.

Во всяком случае, на этом самоопределении уже много лет стоит педагогический коллектив со своим директором. И эта позиция неоднократно становилась объектом для шуток «доброжелателей», мол, идейные, нет в вас гуттаперчевой гибкости и лояльности, положенной лидерам. Включаете свой «территориальный принцип» и несетесь напролом, одинаково бескорыстно открывая школьные двери для всех учеников без оглядки на их родителей. А иногда оглядываться нужно и пристально всматриваться в лица тех, кто остался за бортом. Может, тогда
и ремонта не пришлось бы ждать 60 лет.

Что на это отвечает Сергей Кузьменко? Молва уверяет, что отсылает всех... Высоцкого почитать. «Я не люблю» стихотворение называется. Там все про них написано. А ремонт? Во-первых, не место красит человека, а человек место. Во-вторых, все-таки дождались же его? Вон осталось только пол в фойе в порядок привести, и можно возвращать учителей и учеников домой. В общем, учитывая предстоящие новогодние праздники, счет идет на недели. О которых и вызвали Сергея Григорьевича в конце декабря 2012 года поговорить в отдел образования администрации Изобильненского городского округа. Что хотели от члена рабочей группы чиновники?

Подошли издалека: дескать, из имеющейся почти на два миллиона рублей сметы все средства уже освоены, необходимый фронт работ выполнен, остался маленький хвостик в 50 тысяч рублей на замену и полировку того самого пола в фойе школы. Да и то, как остался? Подрядчик найден, с ним уже заключен договор и есть даже гарантийное письмо от исполнителя, что во время новогодних праздников работы в здании будут проведены. Безделица? А между тем из-за нее не получается закрыть финансовую отчетность этим годом! Поэтому не согласится ли Сергей Григорьевич оказать им маленькую услугу и поставить под актом выполненных работ свою подпись? Ничем же не рискует! Наоборот будет в плюсе. Вот такой рождественский подарок и ему, и коллективу. Что директор? Ну а кто отказывается от подарков? Вот и подписал документы.

А в январе в первый же день после каникул вместо залитого и сверкающего глянцем пола С. Кузьменко возле дверей школы поджидали сотрудники УФСБ. «Горячая» весть, что правоохранителям удалось задержать мошенника-директора, совершившего хищение бюджетных средств в особо крупном размере, в считанные секунды стала достоянием общественности. Изобильный-то город маленький, вот и стоял в этот же день на ушах, отказываясь верить слухам. Мол, ну не тот Сергей Кузьменко человек, чтобы хитрить с документами. Прояснить возникшее недоразумение могла по идее местная администрация, но там почему-то хранили молчание. Пришлось директору самому отбиваться от обвинений и восстанавливать доброе имя.

Что и было сделано весьма успешно. Дело за отсутствием состава преступления прекратили столь же стремительно, как и возбудили. Ибо, изучив документы и то самое гарантийное письмо, только одну «корысть» усмотрели в действиях руководителя опытные следователи: что тот хотел поскорее перевести 700 детей, уже год как скитавшихся по чужим школам, в родные стены. И наказывать за чуткость? Разве что посоветовали на будущее быть внимательней с документами, которые подписываешь. Ибо это  в неотремонтированной школе человек красит место. А вот в отремонтированной - совсем другой расклад.

Наказание рублем и не только...

В чем на протяжении последующих шести лет и убеждался коллектив СОШ №1, когда прохладные отношения между ними и районным отделом образования постепенно превратились в холодную войну. Или здесь уместнее написать «наступление»? Все-таки война - это когда влекомые одной целью сражаются два противника. Здесь же по всем фронтам расползался только административный натиск. Сначала в районе убрали переходящий среди школ Кубок лидеров. Мол, какой в нем смысл, если победитель всегда один - СОШ №1. Потом вдруг на августовских педсоветах коллектив школы перестал получать почетные грамоты и благодарственные письма от администрации района. И полдела, если бы работали хуже других коллег, так нет же! Ученики СОШ №1 по-прежнему в списке лучших в районе и подтверждают высокий уровень знаний на ЕГЭ. Потом и вовсе сократилось финансирование школы.

Вопреки известной каждому директору формуле «деньги идут за ребенком» в данном образовательном учреждении получилось все с точностью до наоборот. Чем больше детей приходило учиться сюда, тем сильнее урезалось финансирование. Так, согласно информации отдела образования АИГО, бюджет СОШ №1 с 2016 года сократился более чем на 2 миллиона рублей. Если в 2016 году финансирование школы составляло 23 миллиона рублей, то на 2018 год сумма составляет 21 миллион рублей. В то время как численность обучающихся за эти годы увеличилась на 60 детей.

Недоумевали учителя, и почему в рамках одного города их зарплата существенно отличалась от зарплат их  коллег из соседних школ. Например, в той же СОШ №2 нагрузка при 21 комплект-классе изначально меньше, чем у них с 31 комплект-классом, однако там в 2016 году средняя зарплата была около 24 тысяч рублей, когда в СОШ №1 - 20 тысяч рублей.

Не лучше положение и сейчас. Например, вопреки проанонсированному государством повышению заработной платы бюджетникам с 1 января 2018 года в СОШ №1 никаких изменений к лучшему не заметили. Поскольку повышение окладов с 8300 рублей до 8600 рублей произошло за счет уменьшения объема стимулирующих выплат. То есть буквально взяли с правого кармана и переложили в левый. Да и учительский балл, из которого складывается существенная часть зарплаты педагогов, за эти годы не вырос, а упал в цене с 300 рублей до 291. Повторюсь, это при том, что школа по-прежнему одна из лидирующих в районе!

Разделение фонда зарплаты обслуживающего персонала тоже вызывает вопросы. В 2018 году в СОШ №1 он составляет 205 тысяч рублей, когда в СОШ №3 - 333 тысячи рублей, хотя там обучается на 200 детей меньше.

А нынешним летом и вовсе история достигла своего апогея. Когда за подписью начальника отдела образования АИГО Г. В. Мартиросяна в адрес школы поступило письмо от 5.06.2018 года, в котором он информирует, что «оплата работникам пришкольного лагеря будет производиться из расчета: начальник лагеря - 500 рублей, воспитатель - 250 рублей». Что не так? Неплохие суммы получаются за три недели, а учителя с жиру бесятся? Все бы оно так, если бы не маленькое уточнение, ставящее все с ног на голову: 250 рублей - это оплата труда воспитателя за месяц!

Вот уж действительно работа учителя - не профессия, а призвание. Следуя которому в СОШ №1 вопреки всякой логике и сермяжной правде жизни все же нашлись активисты, готовые за такие деньги работать в лагере. Однако и тут не обошлось без «приключений», окончательно переполнивших чашу терпения педагогов, потому как теперь под раздачу чиновников попали уже не они, а... дети, обучающиеся в СОШ №1.

Как рассказывают педагоги, вопреки действующему законодательству двумя приказами районного отдела образования в июне на базе их школы одновременно был назначен прием экзаменов и работа пришкольного лагеря. И в двадцатых числах июня ведущий специалист отдела образования К. Иванова сорвала с работы в лагере сразу 4 воспитателей, поставив их на прием экзаменов. Если бы директор экстренно не нашел замену, 120 детей фактически остались бы без присмотра. А так... Они просто оказались за дверями школы, где шли экзамены. На время с 8.30 - до 13:00 в сорокоградусную жару дети вынуждены были находиться в парке без воды, возможности сходить в туалет. Поэтому стоит ли удивляться, что один из детей упал в обморок?

К счастью, все обошлось без серьезных последствий. «Но зачем стоило подвергать детей опасности, когда в той же СОШ №2, на базе которой тоже был организован пункт приема экзамена, пришкольный лагерь в этот день не работал? И вообще, почему Г. Мартиросян на время приема экзаменов освободил от пришкольных лагерей все школы, кроме СОШ №1,  задаются вопросом учителя.

Право, слушаешь эти рассказы о школьных буднях, смотришь на эти цифры и невольно начинаешь верить в выдвинутые изобильненцами версии, что местные чиновники либо присмотрели директорское кресло кому-то другому и теперь с помощью финансового и морального кнута пытаются рассОрить и рассорИть сплоченный коллектив, либо наказывают его. За что? Опять-таки за эту самую сплоченность и преданность директору, когда один за всех и все за одного.

И особенно ярко эта спаянность СОШ №1 проявляется сейчас, когда в отношении С. Кузьменко стартовала новая очернительная кампания. В чем на этот раз обвиняют директора? О! Данная история настолько примечательна, что прошу у вас разрешения, читатель, выделить ей отдельное место в нашем повествовании.

Из афериста в вымогатели?

Это было нынешней весной, когда в директорском кабинете раздался телефонный звонок из отдела образования с вызовом на ковер. Причина? Поступила жалоба от мамы одной из школьниц, что год назад Кузьменко вымогал у нее 25 тысяч рублей за перевод в СОШ №1. Сказать, что Сергей Григорьевич удивился, ничего не сказать. Да, год назад поступила к ним такая девочка. Он-то и помнит ее, потому что спустя несколько месяцев у ребенка начались серьезные проблемы с успеваемостью. Сначала объясняли все сложным адаптационным периодом, а потом увидели медицинскую карту девочки с рекомендациями врачей по обучению. Но и, узнав диагноз, от ребенка никто не отказался. А документы о приеме в школу? Даже не он собирал. Ему банально принесли кипу бумаг на подпись, он и подписал.

О чем и рассказал на созданной по резонансному делу рабочей комиссии, куда вошли представители администрации и профсоюза. Что те? Молва утверждает, что посоветовали «на берегу» договориться с жалобщицей. Дескать, ее уже вызывали в отдел образования, она готова к диалогу. Однако к диалогу оказался не готов сам Сергей Григорьевич. Мол, о чем можно договариваться с клеветниками, когда опорочена честь и достоинство школы, его имя как руководителя общеобразовательного учреждения, да и просто чисто по-человечески обидно. В общем, тут не компромиссы искать нужно, а обращаться в суд с иском о клевете, для чего хотелось бы получить копию родительской жалобы.

Вот только в администрации ее давать не стали. Прислав на письменную просьбу С. Кузьменко ответ за подписью заместителя главы администрации Изобильненского городского округа Н. Пастухова, дескать «в соответствии с ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» не допускается разглашение сведений, касающихся частной жизни гражданина, без его согласия».

Однако. Налицо тот самый случай, когда «я им толкую про Ивана, а они про болвана». Причем болваном пытаются выставить самого обратившегося, подменяя его право на защиту деловой репутации притянутым за уши определением частной жизни, которое здесь ложится, как та лошадь, поперек борозды. Ибо понятие частной жизни в юриспруденции хоть и является широким, все же базируется на шести основных аспектах жизнедеятельности человека: доме (включая право на неприкосновенность жилища); семье (право человека на неразглашение семейных тайн); быте (право человека организовывать бытовые отношения по собственному усмотрению); корреспонденции (право на тайну переписки); здоровье (врачебная тайна) и религии (право беспрепятственно исповедовать любое религиозное течение).

Собственно, и где здесь про возможность распространять заведомо ложную информацию и не отвечать за нее? Зато это прямо противоречит статье 152 ГК РФ «О защите чести, достоинства и деловой репутации», где черным по белому написано, что «гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности». Непонятно только, почему об этом законе запамятовали изобильненские власти, всячески оберегая жалобщицу от судебного разбирательства, на котором настаивает директор школы? Может потому, что далеко не истина нужна в этом случае, а нечто другое? Например, подпись под рядом финансовых документов.

К нам едет ревизор?!

Помните совет следователей, данный директору в 2012 году? Так вот он ему очень пригодился в мае 2018 года, когда стало известно, что нынешним летом пройдет правительственная проверка финансовой деятельности отдела образования Изобильненского городского округа за период 2016 - 2017 годов, которую возглавит непосредственно зампред правительства СК и министр финансов СК Лариса Калинченко, известная своим скрупулезным отношением к цифре. «Если есть иголка в стоге сена, она ее обязательно найдет», - именно так оценивают профессионализм коллеги юристы и экономисты со стажем. Хотя лучшим доказательством профпригодности последней является тот факт, что когда в муниципалитетах узнали, КТО будет проверять документы, во многих администрациях началась паника.

Была ли она в Изобильном, не знаю. Но зато сразу после данного известия на почтовый адрес директора СОШ №1 пришло письмо из местной администрации с требованием явиться в отдел образования со... старой печатью! Чего на этот раз хотели чиновники?

О! Это было дежавю шестилетней давности. Когда снова перед ним рассыпались в комплиментах и улыбках, прося подписать ряд «абсолютно ничего не значащих», «рабочих» документов, которые скопились за это время. Что Сергей Кузьменко? Прежний урок не прошел для него даром. Взяв документы и озвучив, что сначала их изучит, а потом уже будет что-то подписывать, он удалился из кабинета.

А изучив, еще раз с благодарностью вспомнил следователей. Поскольку «рабочими формальностями» оказались изменения показателей бюджетной сметы, и в документах фигурировали довольно крупные суммы, которые директор видел впервые. Например, вызвало недоумение изменение №506/484 от 18 декабря 2017 года на общую сумму в 1,1 миллиона рублей, где 800 тысяч были передвижки по зарплате. Причем на этом документе отсутствовали подписи начальника отдела образования Г. Мартиросяна и главного бухгалтера. Усомнившись в законности данной процедуры (так как об изменениях бюджетной сметы его никто в известность не ставил), С. Г. Кузьменко отказался подписывать документы, тем более задним числом. И результат, как видно из вышеперечисленных событий, не заставил себя ждать.

Что происходит в СОШ №1 сейчас? Народная мудрость гласит, что человек не камень: терпит, да и треснет. Собственно, так вышло и с учителями. После стольких лет им надоело быть без вины виноватыми, и теперь они сами начали наступательные действия, отправив в прокуратуру и в адрес краевых министерств письма с фактами, о которых мы рассказали в данной статье, и просьбой провести по ним проверку.

Нас ждет очередная война? Поживем-увидим. Но что мне уже импонирует в предстоящем сражении - что оно идет не за кресло, а за право оставаться самими собой, преподавая детям на собственном примере уроки верности дружбе, профессии и своему «Я» вместо уроков выживания. Во всех смыслах этого слова.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (9 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.