Вы здесь

ПАЛЬБА ПО ВОРОБЬЯМ, ОБЛЕЧЕННАЯ В УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Две версии

У этого так называемого «преступления» две версии.
Первая. Некто М. Гасанов, проезжая мимо братьев М. и С. Абакаргаджиевых, показал им средний палец. В киношной среде это значит остановить съемку, ничего более, а вот на Западе – это фак, ругательство. Братья, похоже, знакомы с западной культурой, восприняли жест именно как оскорбление, прыгнули в свою машину и погнались за Гасановым по дороге из Нефтекумска в Ачикулак. На то были свои причины: до того между ними несколько месяцев длилась затяжная ссора, в последнее время помирились, но Гасанов вроде за глаза продолжал нелестно отзываться об их родителях.
Погоня, по ходу которой к братьям на своей машине присоединился еще один родственник М. Гаджимурадов, длилась где-то полчаса. Догнали уже в Ачикулаке, около девяти вечера, что называется по темному, подрезали так, что машины столкнулись, и преследуемую автомашину развернуло в противоположную сторону к дорожному знаку. Гасанов и ехавший с ним А. Салихов выскочили и разбежались в разные стороны. Братья пытались гнаться за ними, но особо не старались и не догнали. Самолюбие удовлетворено, чего же еще?
Вторая. По ней и преследователей было больше, и события развивались по-другому. А именно: братья Абакаргаджиевы, Гаджимурадов и ранее неизвестный еще нам А. Абдулгалимов, который тоже был в кавалькаде преследования и даже возглавлял ее, а также М. Омаргаджиев, и еще несколько человек, сразу после столкновения стали все разом стрелять из пистолетов в Гасанова и Салихова. Каждый сделал не менее пяти выстрелов. Более того, Абдулгалимов после этого залез в бардачок машины Гасанова, вынул оттуда пистолет, положил его себе в карман и дал команду всем разбегаться.
Первая версия – это вообще-то версия непосредственных участников, как убегавших, так и догонявших. В том числе и потерпевших Гасанова и Салихова. Которые таковыми себя не считают, претензий к братьям не имеют, о чем открыто и заявили в суде. Да и вообще, относятся к произошедшему как к недоразумению, не более того. Мол, погорячились братья, с кем не бывает.
Версия вторая – трактовка событий полицией, которая легла в основу следствия, а затем и обвинительного заключения. Она, как видим, иная. Да и не на чуть-чуть иная, а просто радикально другая.
Но эта трактовка вылилась в довольно пристрастное и насквозь фальшивое, что мы докажем дальше, расследование. Окончившееся обвинительным заключением в отношении пятерых человек и переданное в суд. Сейчас дело рассматривается в Нефтекумском районном суде.

Свидетели все фальшивые

Сразу скажем, что ни одного полицейского на месте в момент так называемого преступления не было. Да и стороны разборки как таковую отрицают. К тому же вещественных доказательств ее нет. По факту ни в кого пули не попали, ни одна машина ими не повреждена. Получается, выстрелившие по пять раз более пяти человек – а это версия следствия - промазали? Более того, даже гильз на месте стычки сразу после нее не нашли. Чистой воды пальба по воробьям, если она даже и была. Почему же тогда Управление уголовного розыска ГУВД Ставропольского края уцепилось за свою версию и возбудило уголовное дело?
Всего лишь на основании показаний свидетелей. Очень и очень сомнительных. А если называть вещи своими именами – фальшивых свидетелей и подтасованных показаний.
Первый и самый главный свидетель – некая З. Хаджибекова. Она, мол, ехала следом за кавалькадой преследователей, когда машины столкнулись, сразу припарковалась за последней, и все видела с расстояния в несколько метров. И стрельбу практически в упор в убегавших, и то, как Абдулгалимов забрал пистолет из бардачка… Что потом и показала следователям под протокол.
В суде, при допросе, все эти показания свидетеля рассыпались, как карточный домик. Диалог между адвокатом и ею состоялся примерно такой:
– Зачем вы так поздно поехали в Ачикулак, вы там живете? – Нет, к маме в Уллуби-Юрт ехала.
– Сами за рулем были? – Нет, на такси.
– Какого цвета такси, какой марки? – Не помню.
– Водителя можете описать? – Нет.
Забавно, правда? Женщина нанимает такси и несется ночью в другой населенный пункт. По глухим степям, если кто не знает тех мест. Ни на машину не глянула, ни на водителя. При этом таксист явно сумасшедший, прет за пределами разрешенной скорости за бешеной кавалькадой, которая явно нацелена на разборки: догоняют машину, пытаются ее подрезать. Паркуется впритык к ней, рискуя получить пулю. А то и потерять машину – средство своего заработка.
Но здесь самое ценное для нашего уголовного дела даже не выше сказанное. А адрес, по которому ехала свидетель. Это место, где она отбывала на тот момент домашний арест. Хаджибекова вообще-то дама неоднократно судимая. И домашний арест, а не содержание в СИЗО, по очередному делу она получила как раз стараниями угрозыска. Того самого УУР ГУ МВД. И что самое интересное, на ноге у нее был «браслет». То есть УФСИН с точностью до минуты контролировал ее передвижения. И вот, согласно ответа, полученного из УФСИН на запрос суда, Хаджибекова во время событий в Ачикулаке, находилась в городе Нефтекумске, за 30 километров от места событий. А может, ее, как лицо полностью зависимое от полиции, просто прислали позже на место разборки, чтобы затем выдать за свидетеля?
Потерпевшие Гасанов и Салихов утверждают, что Хаджибековой во время стычки не было. Она появилась значительно позже, когда нападавшие разъехались, и они уже вернулись к своей машине. Кроме того, допрошенные в суде другие свидетели утверждали, что Хаджибекова долго с кем-то разговаривала по телефону, а затем отъехала, и, как далее выяснилось, с другого телефона сделала звонок на номер 112, представилась Р. Магомедовой, сестрой Гасанова, и сообщила, что на него совершено «разбойное» нападение. То есть она уже в тот момент квалифицировала преступление, явно по чьей-то подсказке. Правда, прокололась тем, что назвала свои число и месяц рождения.
И это при том, что в тот момент на месте происшествия в Ачикулаке уже работала нефтекумская полиция. Стычка ведь была громкой, машины одна о другую ударились, крики, маты были, и, похоже, встревоженные жители позвонили в полицию.
Судя по всему, Хаджибекова подставной свидетель. Она и не была на месте так называемого преступления, и не видела происходящее. Ее, зависимую, просто использовали работники угрозыска В. Рыбин и Ю. Долматов в своих целях. Заставили подписать то, что сами сочинили. Довольно неуклюже, в чем мы уже убедились.
Как и попытались использовать таким же образом ее подругу С. Токаеву. Правда, на этот раз даже без ведома последней. От ее имени эти же сотрудники угрозыска составили ряд процессуальных документов – протоколы отождествления личностей, объяснения, допросы, которые полностью «изобличали» подсудимых. Но Токаева каким-то образом узнала, что от ее имени фабрикуют доказательства по уголовному делу. И обратилась в следственный комитет с соответствующим заявлением. Там отобрали образцы ее подлинной подписи, провели почерковедческую экспертизу с привлечением федерального учреждения – Северо-Кавказского регионального центра судебной экспертизы. Эксперт подтвердил, что подписи Токаевой на приобщенных полицией в дело документах фальшивые. К тому же выполнены двумя другими разными лицами.
Так называемые свидетельские показания Хаджибековой и Токаевой, тоже подделанные и насквозь фальшивые, стали поводом для привлечения в орбиту следствия еще одного человека – М. Омаргаджиева. Якобы он также был в Ачикулаке, и также стрелял. Хотя другие участники это отрицают.
Также после экспертизы признаны фальшивыми и процессуальные документы от имени якобы еще одного свидетеля – В. Рамазанова. А в некоторых документах указаны в качестве понятых несуществующие в природе граждане.
Какие еще доказательства нужны, чтобы убедиться: свидетельские показания состряпаны? И очень интересно, почему до настоящего времени Управлением следственного комитета по Ставропольскому краю не принято никакого решения по столь вопиющим фактам? Получается, что можно и дальше стряпать доказательства?
Не иначе тянут, чтобы не испортить лицо ставропольской полиции. Ведь сначала об этой громкой истории, как и о заслуге полиции в раскрытии преступления, рассказывали даже на центральном ТВ, устами представителя МВД РФ. Как теперь можно признаться, что наломали дров?

Ради следовательской славы

Теперь самое главное: зачем угрозыску делать громкое разбойное преступление из стычки разгоряченных мужчин, в котором чуть пострадали всего лишь два автомобиля, и обе стороны никого и ни в чем не винят?
Похоже, чтобы расправиться с Абдулгалимовым, Омаргаджиевым, а может и другими из пятерки. Ведь именно этих двух буквально за уши притянули к произошедшему, и только на основании показаний Хаджибековой, как мы уже убедились, фальшивых. Похоже, они чем-то здорово насолили полиции. Да и очень уж захотелось «раскрыть» громкое дело организованной, вооруженной бандитской группировки.
И дальнейшие ее, полиции, в лице Управления уголовного розыска ГУВД, шаги подтверждают эту версию. На основе показаний той же Хаджибековой в отношении Абдулгалимова и Гаджимурадова возбуждается еще одно уголовное дело. Якобы в апреле 2019 года они и другие лица пришли к ней домой и, приставив к голове пистолет, забрали золотых изделий (держитесь, читатель, за стул!) аж на 30 миллионов рублей! Свидетелем по этому делу опять же без ее ведома записали Токаеву.
В показаниях Хаджибековой все, как говорится, держится на соплях. Откуда у нее золота на тридцать миллионов? Не дает ответа. Почему два года молчала о преступлении? Также не может объяснить. И тем не менее 21 мая нынешнего года из Ставрополя в Нефтекумск в сопровождении 20 оперов выдвигается около полусотни бойцов спецназа. Разъехались по адресам фигурантов дела, буквально вырвали их из кроватей, избили до полусмерти и доставили в управление угрозыска в краевом центре.
Обыск дома у Абдулгалимова проводили уже нам известные опера Рыбин и Долматов. Те самые, кстати, которые составляли фальшивые документы от свидетеля Токаевой. Понятых привезли с собой. Понятно, что искали золото, поэтому из дома выгребли все золотые изделия. Один из оперов говорит другому (это рассказали члены семьи), что надо бы повнимательнее посмотреть в шкафу в коридоре. И пальцем тычет в угол шкафа. И точно, там под покрывалом оказался револьвер системы «Наган», вековой давности. Дальше – больше. Пока писали и подписывали протоколы обыска, Долматов вышел во двор, затем пригласил понятых и «вдруг» нашел в двери стоящего во дворе джипа сверток. И, конечно же, оказалось, что это наркотик, 3,46 грамма, расфасованный на восемь порций. Еще одна статья уголовного кодекса – хранение сильнодействующих наркотических веществ в крупном размере.
Но в доме живет много людей, этим джипом Абдулгалимов не пользуется, как все это привязать к нему? Решили искать хозяина по ДНК. Сотрудник УУР В. Морозов составляет протокол отбора образцов – без участия адвоката, без разъяснения прав подозреваемому. Абдулгалимов отказывается дать образцы слюны. Ничего страшного: дописали без него, правда, другим почерком и пастой другого цвета, что образцы получены. Забыли, правда, соблюсти все необходимые в таких случаях формальности: указать, какие средства применялись, как зафиксированы полученные результаты, во что упакованы. А на самом конверте, в котором, якобы, находятся образцы слюны, нет ни подписи сотрудника, их упаковавшего, ни подписи самого Абдулгалимова. Конверт даже не опечатан. Нет и обязательного контрольного образца.
И надо же, экспертиза показала, что образцы ДНК на нагане и свертке с наркотой совпадают с теми, что оказались в конверте! Но можно ли ее признавать относимым и достоверным доказательством, если образцы ДНК собраны с нарушением установленных правил?

Разбой навесить не вышло

Пистолет нашли, золото частично нашли, наркотики нашли. Привязали к Абдулгалимову, который по версии угрозыска явно тянет на главаря разбойной группировки. Как раз той, которая засветилась в происшествии в Ачикулаке. Тут уже явно просматривается статья 162 УК – разбой группой лиц, по предварительному сговору, с применением оружия. Наказание от семи до двенадцати лет лишения свободы. После этого статью 213 (хулиганство) быстро перебили на 162 (разбой) УК РФ и соединили в одно дело с выдуманным разбоем в отношении Хаджибековой.
Уже на этом этапе расследования появилась одна странность. Стреляные гильзы от нагана вдруг на месте происшествия нашлись. Обнаружили их спустя три месяца, и кто бы вы думали? Правильно, все те же опера Рыбин и Долматов. Чуть ли не сразу после обнаружения пистолета в доме у Абдулгалимова. И это при том, что гильзы из этого оружия автоматически не выскакивают, как, например, из пистолета ТТ. Остаются в барабане. Получается, что стрелявший был настолько глуп, что сознательно оставил на месте преступления следы? А не отстреляли ли их опера сами, раз наган был у них, и не подбросили на место происшествия, а потом нашли?
Однако с разбоями явно не клеилось. Хаджибекова опознала найденные в доме подсудимых золотые украшения как свои. Но когда родственники нашли и показали следователю старые семейные фотографии, в том числе тридцатилетней давности, где на них видны были эти золотые украшения, стало ясно, что она врет. Врала и о том, что именно с этим наганом приходили к ней за золотом Абдулгалимов и Гаджимурадов, даже его заводской номер называла. Что вообще-то смешно. Заводской номер сто лет назад (пистолету именно столько) на нагане наносился на рамке, барабане и спусковой скобе. Довольно мелкими цифрами, поскольку детали эти небольшие. Так что разглядеть его на оружии в чужих руках абсолютно нереально. Забегая вперед, скажем, что уже в суде наша «ограбленная на 30 миллионов» не смогла назвать номер, забыла.
Так что уголовное дело о разбое на 30 миллионов благополучно прекратили. Но не по событиям в Ачикулаке.

Следователи-фантасты

В УУР посчитали, что случая в Ачикулаке, подкрепленного счастливо найденными наганом и наркотой достаточно, чтобы выдвинуть обвинение Абдулгалимову, Гаджимурадову, братьям Абакаргаджиевым, Омаргаджиеву по части 2 статьи 222 – незаконное хранение оружия без цели сбыта группой лиц по предварительному сговору, и по части 2 статьи 213 – хулиганство с использованием оружия. Абдулгалимову к тому же еще и вменили часть 2 статьи 228 ук рф - нарушение оборота наркотических веществ.
Оружие нашли и у остальных, кроме Абдулгалимова? Совсем нет. Просто в обвинительном заключении написано, что все они передавали этот револьвер друг другу. Значит – тоже хранили. Никаких доказательств этого не приведено. Сами же они подобное начисто отрицают.
Обвинение в хранении оружия выписано в обвинительном заключении вообще просто фантастически.
Про пистолет – уж точно. Будто все фигуранты в первом квартале 2021 года, не позднее, «преследуя мотивы самоутвердиться и продемонстрировать свое физическое превосходство», вступили в сговор с целью приобретения оружия. Для чего двое из них – Омаргаджиев и Гаджимурадов съездили в Дагестан, купили там наган, передали Абдулгалимову и затем поочередно хранили у себя.
Тут сразу вопиющая нестыковка. Если по версии следствия наган купили в первом квартале 2021 года, то откуда же он был у Абдулгалимова и Хаджимурадова в апреле 2019 года, когда они вроде как напали на Хаджибекову с ее золотом на 30 лямов? Или то уголовное дело прекращено, и можно фантазировать уже без учета его придуманных деталей?
А пассаж про «стремление самоутвердиться» вообще беллетристика. Оно, как известно, свойственно пацанам. А тому же Абдулгалимову – за 50, остальные тоже не мальчики, средних лет. То, что договорились, что ездили в Дагестан, что купили и хранили – не подтверждено ни одним доказательством. Но – утверждается следствием как абсолютная истина. Фантасты следователи еще те!
Фантастика и в описании событий 4 марта в Ачикулаке. Будто бы в голове братьев Абакаргаджиевых, как только они увидели проезжающих Гасанова и Салихова, мгновенно «родился преступный умысел, направленный на преследование и остановку, не исключающей повреждение автомобиля». И не просто так, а «с целью умышленного и грубого нарушения общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, с применением револьвера системы «Наган». Далее – «согласно разработанному плану и распределенным ролям» целых пять человек «запланировали догнать и остановить автомобиль» и, «преследуя мотивы самоутвердиться и продемонстрировать свое физическое превосходство над окружающими» совершить хулиганство. Что они и сделали. И хулиганство это вроде материализовалось в виде погони и стрельбы в воздух. Якобы у каждого из них был пистолет, но впоследствии они кроме нагана не найдены.
По большому счету, бред. Вот увидели братья проезжающих, и сразу у них план готов: что сделать, как, кого и что для реализации плана привлечь. Не головы – а суперкомпьютер. И у каждого в кармане ствол случайно оказался. Ну, прямо Госплан местечкового масштаба! И что интересно, реализовался же план по версии следствия на все сто процентов!
В настоящее время в судебном заседании объявлен перерыв. Обвинение ходатайствовало о проведении повторной экспертизы сфабрикованных показаний свидетелей Токаевой и Рамазанова. Для установления, их ли там подписи. Предыдущая экспертиза государственного учреждения, напомним, признала их фальшивыми.
Самое удивительное, что суд, несмотря на наличие этого заключения, ходатайство удовлетворил, поручил проведение повторной экспертизы структуре МВД – Экспертно криминалистическому центру ГУ МВД СК. Туда назначил, куда и просило обвинение. К своим. То есть щуку кинули в реку. Попытка прокуратуры спасти лицо сотрудников полиции?
Похоже на то.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (25 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.