Вы здесь

ПАРАЗИТ - ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Припекло, и вспомнили о свободе бизнеса

Вся прошлая неделя - череда сплошных мероприятий в руководстве страны, направленных на спасение российской экономики. Как-никак, нам объявили экономическую войну, что признал даже Президент В. Путин, пришло время выживать за счет собственного развития. Поднимать прежде всего производящие отрасли. Много слов было сказано и о важности поддержки малого бизнеса. И прежде всего - о необходимости дать ему полную свободу. Но - без какой либо конкретики, в чем она, эта самая свобода, должна состоять. В общем, как припекло, так о нас вспомнили.

Во всяком случае, поле для предложений по улучшению ведения бизнеса свободно. Выскажу свое, наболевшее.

По моим наблюдениям самая большая несвобода для малого бизнеса - это сложившийся сегодня механизм наказаний буквально за каждый неправильный чих. Нас, например, наказывали штрафами за то, что на неделю позже установленного срока сообщили об изменении адреса редакции. Или за то, что с задержкой опять же на неделю отправили во Всероссийскую библиотеку цифровую версию газеты. Роскомнадзор составил на нас два протокола, мировой судья вынес два постановления. Одной бумаги извели полпачки, не меньше. Имбурденция еще та. Все при делах, все заняты и с зарплатой из казны. И это несмотря на то, что законодательно прописано: основанием для административного наказания является общественная опасность от содеянного. Которая в указанных выше случаях никак не просматривается.

Кстати, широко разрекламированный мораторий Правительства РФ на проверки малого бизнеса, действующий уже два года и продленный совсем недавно из-за новых санкций, не сработал. Оказывается, тот же Роскомнадзор, как и налоговая и некоторые другие службы, следственные органы, под него не подпадают. Так кого мы обманываем, сами себя?

Кодекс об административных правонарушениях, еще лет десять назад представлявший из себя тоненькую брошюру, сегодня - увесистый гросбух. Он просто распух от штрафов. Там по всем отраслям и на все случаи жизни штраф, штраф, штраф… Как говорится, за все хорошее - смерть. Материальное подтверждение демократизации общества. И размер штрафов все увеличивается и увеличивается. При этом очень сомневаюсь, что эти штрафы на пользу государству. Они скорее идут на прокорм всей бесчисленной и жадной до дармовщины своры проверяющих, контролирующих и наказывающих.

Но есть и продолжение этой несвободы - механизм их взыскания. Одна несвобода накладывается на другую, и в результате жирный СТОП перед бизнесом.

И это прекрасно видно на истории, которая произошла буквально на днях с ООО «Ведомости» - учредителем и издателем газеты «Ставропольские ведомости». Относящимся даже не к малым, а к микро предприятиям. Потому мы и поставили рубрику «Испытано на себе». Маленький по большому счету, и незначительный случай. Но в нем как в зеркале отразились суть и смысл отношения государства российского к малому бизнесу. Угнетающая суть и бессмысленно карательный смысл.

 

Штраф из пыльного шкафа

Пенсионный фонд в лице управления по Ставропольскому краю откопал, что предприятием с 2018 года не уплачен штраф 500 рублей. Вроде нам его вынесли за то, что с опозданием на несколько дней сдали информацию об увольнении работника. Что само по себе вообще-то дурь полная. Какая общественная опасность в этом факте? Абсолютно никакой. Тогда почему наказание? Причем мы об этом штрафе ни сном ни духом не ведали, никакого постановления нам не присылалось. Пришло - мы бы оплатили. В злостных неплательщиках, слава богу, не числимся. Но вместо того, чтобы элементарно обратиться к руководству предприятия и напомнить о штрафе, раз он вдруг отыскался, пенсионный фонд, нас не уведомляя, отправляет бумагу в Арбитражный суд Ставропольского края для вынесения судебного приказа о взыскании. Ему такое право, оказывается, дано.

Судья по закону должен хотя бы уведомить предприятие об обращении фонда. И предоставить ему возможность защиты. Но он этого не делает, лихо выносит судебный приказ. И ему такое право дано. В нарушение одного из основополагающих принципов правосудия - равноправия и состязательности сторон, права на защиту. То, что никаких уведомлений не было, мы знаем точно: предприятие подключено к сервису «электронный страж», с него же никакой информации об этом не приходило. Да и до сих пор на сайте суда в картотеке дел сам судебный приказ не размещен. То есть мы ничегошеньки не знали и не могли узнать о его вынесении.

 

10 тысяч как с куста

Дальше происходит еще более дикое для цивилизованного общества, в котором, как мы все знаем из телевизора, власти неустанно заботятся о малом бизнесе. Управление пенсионного фонда направляет судебный приказ на исполнение в Промышленный районный отдел судебных приставов Ставрополя. Ведущий судебный пристав-исполнитель М. Чурсин, как потом выяснилось, рассылает запрос аж 36 (!) банкам, выясняет, что у нас есть счета в Сбере и 21 февраля этого года выносит постановление о возбуждении исполнительного производства для принудительного взыскания этих самых несчастных 500 рублей. Опять же, нам ничего не сообщает. Хотя по закону вроде обязан.

Мы узнаем об этом фактически случайно, зайдя в личный кабинет на сайте Госуслуг. Пожимаем плечами, оплачиваем штраф 27 февраля. На платежном поручении отметки Сбербанка «списано со счета» и «проведено 28 февраля». То есть, банк подтвердил прохождение платежа.

Казалось бы, мелочь - и о ней пора забыть. Но 9 марта на тех же Госуслугах обнаруживаем информацию о том, что наш долг Чурсину уже не 500, а 10 тысяч 500 рублей! Оказывается, нам еще 4 марта вынесен десятитысячный штраф за неуплату 500 рублей в добровольном порядке. На языке приставов - с нас взыскан «исполнительский сбор имущественного характера».

Ошарашенный таким сюрпризом бухгалтер связывается с Чурсиным, объясняет, что мы оплатили вовремя. Можем подтвердить платежкой. Срок добровольного исполнения по закону пять рабочих дней, мы же, за вычетом праздничных и выходных дней, и с учетом того, что узнали 22 февраля, уложились в три. Да к тому же, уважаемый, в вашем постановлении от 21 февраля, пункт 2, написано: «Срок для добровольного исполнения не установлен».

Ответ Чурсина: везите платежку в четверг, будем разбираться. Оказывается, другие дни недели, кроме вторника до обеда и четверга после обеда, у них в отделе неприемный день! Зачем же себя утруждать всю неделю, потолпитесь, граждане, в очередях в душных коридорах всего пару дней, а в остальные не смейте мешать! У нас есть дела поважнее!

Такая двухдневная рабочая неделя, кстати, по всей системе ФССП в крае. Так для кого она выстроена? Для граждан или для чиновников? Хорошо устроились государевы служащие! Ау, прокуратура края! Вы вроде неустанно печетесь о соблюдении конституционных прав граждан. Вам не кажется, что здесь грубо нарушено право свободно обращаться в государственные органы?

 

Нас послали на три буквы

В четверг еду к Чурсину лично, как руководитель предприятия. Максим Владимирович само равнодушие. Долго не может понять, кто я и зачем пришел. Наконец, соображает. Протянутую платежку и другие бумаги высокомерно отвергает: «Мне они не нужны, я ваших денег у себя на мониторе не вижу». На возражение, что мы оплатили, следует: «Идите в бухгалтерию, разбирайтесь, почему я их не вижу».

Нахожу бухгалтерию на другом этаже, на кабинете нет даже таблички, что это она. Сидящие там девушки более человечны. Изучают платежку, оказывается, мы в ней не заполнили еще одну строчку, не указали так называемый УИН. Заходят на сайт казначейства и находят наши деньги: «Там застряли. Скорее всего, они повисят-повисят, и к вам вернутся, через недельку-другую (это при том, что уже десять дней с момента платежа прошло - А.Е.). Так что вам во избежание штрафа лучше еще раз эти пятьсот рублей заплатить, уже с учетом УИН».

В общем, система ФССП послала на три буквы. Пожимаю плечами, возвращаюсь. В пятницу оформляем еще одну платежку. Банк принимает. На сайте Госуслуг видим, что Чурсин отменил постановление о взыскании исполнительского сбора. Но в понедельник наутро новый сюрприз: наша новая платежка на 500 рублей так и не проведена банком. Оказывается, со счета списаны Чурсиным все находившиеся средства в счет 10 500 рублей! Его требование пропустили вне очереди, на наши же 500 рублей в тот же адрес средств не хватило.

Все равно отправляем эти несчастные 500 рэ. С другого расчетного счета в другом банке. Чурсин тут дал промашку, не арестовал его.

Разбираемся и с тем, почему не внесли в платежку УИН. В размещенном на Госуслугах постановлении Чурсина о возбуждении исполнительного производства от 21 февраля платежные реквизиты указаны на… английском языке! Бухгалтер, понятное дело, его не знает. (Подтверждаем это иллюстрацией к статье. Одуреть! На главном государственном российском сайте документы для обычного пользователя на вражеском языке. А теперь мы еще удивляемся, что нам выкручивают руки в экономической войне!). Там же, на Госуслугах, нашла реквизиты службы судебных приставов на русском языке. Ими и воспользовалась. Как теперь оказывается, служба изменила реквизиты год с лишним назад и платежка была отвергнута. Нашла вроде новые реквизиты. С ними банк принял, на платежке те самые отметки «списано со счета» и «проведено 28 февраля», о которых мы уже сказали. Но весь фокус в том, что в них не было того самого УИН. А его надо было добавить в квадратик, который в обычных платежках всегда пустой.

Вообще какой-то сюр. Банк получателя указан, реквизиты получателя - ИНН, КПП, БИК, номер счета указаны. Назначение платежа тоже. Нет только злосчастного УИН - а это всего уникальный идентификатор, то есть распознаватель, начислений, - и деньги застряли. Как тут не сказать, неужели казначейство не предусмотрело ситуацию, когда он не будет указан, не может направить платеж на счет ФССП без УИН? С другой стороны, если не проходит платеж, почему его не вернуть сразу и не сообщить отправителю? Зачем держать у себя «недельку-другую»? Это в наш-то сверхскоростной цифровой век?

 

Снимите вериги!

На конец дня понедельника так и не было понятно, отменил ли в реальности Чурсин свои исполнительские десять тысяч. Во всяком случае взысканные в их счет средства нам не вернулись. Но если даже и вернутся, то я прекрасно понимаю, почему так скоропалительно появилось на свет постановление о взыскании исполнительского сбора. Уж точно не от забот о судьбе малого бизнеса.

Вся служба ФССП живет за счет исполнительских сборов. А Чурсин - лишь одна из рабочих пчелок, их собирающих. И собирает, как мы теперь видим, и таким, просто разбойным способом. Как тут не вспомнить время, когда в упомянутом законе об исполнительном производстве действовала норма: исполнительский сбор равен 7 процентам, с любой суммы. Несколько лет назад к ней в угоду службе судебных приставов добавили: минимальный такой сбор с юрлиц в размере 10 тысяч рублей, с физлиц 1 тысяча. Наверняка сама ФССП его продавила через законодательные органы. Вот и возникают ситуации, когда исполнительский сбор, как в нашем случае, в 20(!) раз больше самого штрафа.

Просто абсурд. Но ведь этот абсурд, эту нелепицу провели в Федеральный закон «Об исполнительном производстве». Те самые депутаты Государственной думы, в том числе и от Ставропольского края, которые сегодня сетуют, что малому бизнесу тяжко, и морщат лоб, задумываясь о мерах экстренной помощи ему в нынешней непростой ситуации. Для начала, господа депутаты, снимите с него вериги, которые сами же и нацепили! И шуганите от нас всяких контролирующих паразитов, самым беззастенчивым образом обирающих предприятия.

Как тут не сказать: паразит - имя существительное. От слова - существовать. За счет бизнеса в данном случае. 

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
11 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.