Вы здесь

ПАРЕНЬ С СЕВЕРА НА ЮЖНОМ ПЕКЛЕ

ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ О ГУБЕРНАТОРЕ ВЛАДИМИРОВЕ И НЕ ТОЛЬКО

Не арестами едиными

Все громкие публикации о губернаторе Ставропольского края Владимире Владимирове составляются по немудреной схеме. Такой-то министр, такой-то замминистра, такой-то полпред арестован и против него возбуждено уголовное дело, значит - губернатор, который их поставил на должность, виноват. А сам факт возбуждения - дурной знак именно для губернатора, черная метка вышестоящей власти и конец карьеры. С каждым годом список «заметенных» приближенных расширяется (органы-то работают, им сам Президент команду на зачистку страны от коррупционеров дал), расширяется и объем статей.

Своеобразным венцом такого «творчества» стала опубликованная в конце января этого года на Компромат.ру пространная статья «Токсичное окружение губернатора Владимирова». Я не поленился и насчитал в ней 25(!) «токсичных» персонажей. Всех собрали до кучи, включая глав поселений муниципалитетов края, к назначению которых губернатор не имеет отношения. Тут даже притянут за уши Валерий Попов. Кто не знает - главарь орудовавшей в крае и загубившей чуть ли не полсотни душ банды наемных киллеров, арестованный вместе с подельниками еще в 2007 году, за шесть лет до прибытия Владимирова в наш край, и осужденный на два пожизненных срока.

Тот самый случай, когда любое лыко - в строку. Строку черную. С другой стороны, 24 коррупционера за шесть лет (Попова все же исключим) - не так уж и много, всего по четыре штуки на год. Тем более что только в структурах управления краем аж 2,5 тысячи человек, так что выбрать силовикам есть из кого! И тем более что подобная чистка идет сейчас по всей стране, в иных субъектах цифры отданных под суд чиновников даже выше.

Старания компроматчиков понятны, стоящим за ними заказчикам очень не хочется, чтобы Владимиров переизбрался на новый срок. Не исключено, что этого не хочется и творцам уголовных дел, уж очень попахивает от некоторых заказухой. Ведь выборы первого лица края уже в нынешнем сентябре. Отсюда и черный список. Образно говоря, парень с севера (с Ямала, там Владимиров работал заместителем губернатора автономного округа) работает на южном пекле. И пекло это жаркое порой создает совсем не южное солнце.

Подозреваю, что жизнь и дела первого лица края намного полнее и богаче, чем криминальные истории его окружения. Тем более что в них губернатор, давайте скажем прямо, сбоку припека. Ведь ни в одной на него лично фигуранты не показали. И ни по одному уголовному делу он не проходит даже свидетелем. Вся вина Владимирова в таких историях - не очень удачный кадровый выбор. Что для человека в наших краях нового и мало знающего людей, да еще в условиях реального кадрового голода, вполне естественно. Было бы как раз странно, если бы он в кадрах не ошибался.

Так что сделал Владимиров за без малого шесть лет управления краем, как действовал в той или иной важной для всех жителей ситуации, куда, в конце концов, ведет? По большому счету - способен ли и дальше тянуть свой нелегкий воз?

Попробуем ниже поговорить именно об этом. Без всякой претензии на системность и освещение полноты всего сделанного, естественно.

Пришел не на теплое место

Владимиров пришел к нам на Ставрополье, напомню, после Зеренкова. У того не получилось, и Центру через полтора года после назначения пришлось срочно первое лицо края менять. Не очень получилось до этого и у Гаевского, и пяти лет не проработал. Криминальные истории, кстати, были и в его окружении. Достаточно вспомнить только Бестужего, отбывающего сейчас большой срок за покушение на взятку.

Так что не на теплое место пришел новый губернатор. Край имел застарелый груз проблем. Это и слабость власти, и ее неумение широко использовать федеральные ресурсы, и ограниченный производственный потенциал, и низкая инвестиционная привлекательность региона, и недостаточность собственных доходов, следствием чего был стабильно дефицитный бюджет, и миллиардные долги...

Большой, улыбчивый и добродушный не по должности, открытый и порывистый, Владимиров не вызывал поначалу впечатления, что он останется у нас всерьез и надолго. Как-то не вязался этот человек-улыбка с масштабом стоящих перед краем серьезных проблем. Так что с первых месяцев пошли разговоры, что Владимиров не прижился и возвращается домой. Благо традиция провожать губернаторов восвояси с первого дня их появления у нас сложилась еще со времен Черногорова, проработавшего тем не менее под такие слухи целых двенадцать лет.

Но Владимиров остался. Более того, ближайшее окружение не заметило и малейших признаков его отступления. Наоборот, увидело напор и горение. Увидело человека, болеющего за край и что-то способного сделать.

Тем более что сама жизнь заставила это показать и доказать. Владимиров пришел к нам, напомню, в конце сентября 2013 года, а уже в феврале следующего года случился государственный переворот на Украине. Исполнительной власти субъектов Юга России пришлось включаться и чуть ли не в режиме ЧС помогать крымчанам дрейфовать к родным берегам, а донбасцам - защищаться от фашиствующих националистов. Не все из работы власти в тот период, в том числе региональной власти, открыто до сих пор. Но то, что Владимиров в числе очень немногих в стране получил медаль «За возвращение Крыма» - деталь более чем красноречивая. Это такая медаль, которая ордена стоит.

А потом - губернаторские выборы 2014 года. Владимиров тогда набрал больше 84 процентов голосов, что для нового в крае человека было, в общем-то, ошеломительным результатом.

Есть резон в рассуждениях, что тут не последнюю роль сыграл авторитет полного тезки - Президента страны В. Путина, рекомендовавшего молодого губернатора на край. Но согласитесь, народ у нас теперь слепо за указявками власти не следует. Он всегда оценивает критически эту самую власть. Значит, у народа были основания для такой массовой поддержки кандидата в губернаторы. Люди увидели, что перед ними энергичный, искренний, открытый, болеющий за край, а значит и за них, человек. Что-то понимающий в этой непростой жизни. Уже что-то успевший сделать. Не запачканный еще ничем. Да и просто обаятельный. Почему же не дать ему шанс?

Еще одним серьезнейшим испытанием стало наводнение 2017 года по реке Куме. Тогда несколько населенных пунктов оказались подтоплены в ходе майского паводка. Но испытанием была не столько работа в условиях ЧС, необходимость мобилизации всех ресурсов на защиту людей - здесь команда Владимирова справилась, сколько политический резонанс. На «прямую линию» Президента страны дозвонились подтопленцы из Минераловодского района, пожаловались на бюрократические трудности с оформлением компенсаций. Крылатая фраза Путина в адрес нашего губернатора: «Где деньги, Владимир Владимирович?» надолго поселилась на страницах СМИ. И стала основанием для устойчивых слухов о скорой отставке Владимирова. Через год, уже на другой «прямой линии», тема была поднята снова. И страна опять же из уст главы государства узнала, что вина в бюрократических проволочках с выплатами ставропольцам в большей степени лежит на федеральных структурах.

Тот самый случай, когда вроде не виноват, реабилитирован, а осадочек остался.

И последний случай из серии ЧС - остановка единственной в Лермонтове котельной перед самой нынешней зимой из-за банкротства собственника. Его Владимиров купировал быстро и четко. Нашел нового собственника для котельной, запустил ее и главу города поменял. Чтобы другим неповадно было допускать подобные ситуации.

Нет ничего долговременнее временных решений

Но все это экстремальные ситуации. Хотя именно в них проявляется руководитель. В них крепнет и закаляется или, наоборот, плывет и теряется. Наш, как мы все теперь знаем, не поплыл. Наоборот, набрался опыта и стал чувствовать себя увереннее. Состоялся как руководитель.

И все же куда важнее понимать, чем занималось первое лицо края в повседневных ситуациях, разобраться, как он строит свои взаимоотношения с управленческой элитой, с деловыми кругами, с гражданами. Что и является, по большому счету, губернаторской политикой.

Логично, что с самого начала новое первое лицо власти края начало с наведения порядка в самой власти. Тем более что, по его же признанию на первой пресс-конференции для журналистов, Владимиров с первых дней столкнулся с отсутствием инициативы, низкой дисциплиной исполнения, с неверной информацией, а то и с откровенным враньем со стороны чиновников.

Первым его шагом, напомню, было введение института полпредов губернатора на территориях края. Как раз ради получения полноты картины и прекращения вранья. Раньше полпредов в структуре власти не было вообще. Немудрено, что общественность встретила это решение, мягко говоря, настороженно. Посыпались обвинения, самое из них щадящее - раздувание чиновничьих штатов. Но Владимиров удар держал и держит, полпреды до сих пор существуют. Несмотря даже на то, что на двоих бывших из них заведены уголовные дела, что, понятное дело, только расширило простор для критики губернатора. Однако сермяжная правда и в том, что полпреды - люди с большим опытом работы в крае, лица доверенные, их присутствие рядом с первым лицом позволяет ему и реальную картину происходящего на местах иметь, и своеобразным резервом кадров служит, и помогает в принятии решений по территориям.

Временные полпреды остались надолго? Но давайте вспомним русскую поговорку, что нет ничего долговременнее временных решений. Если держит рядом, значит, еще в них нуждается.

600 миллионов на одной реформе

Шаг второй Владимирова по наведению порядка во власти - из заметных, разумеется - так называемая реформа муниципального управления в крае. Губернатора, инициатора и вдохновителя, за нее нещадно критиковали, да и до сих пор критикуют. Якобы замахнулся аж на разрушение конституционного(!) принципа разделения государственной и муниципальной властей, покусился, «узурпатор» (так и было написано в одной статье), на святая святых - самостоятельность поселений.

Но он ведь пошел от жизни. Молодого губернатора часто, что называется в лоб, люди спрашивали: как же так, раньше в сельсовете сидел один человек, и что-то по селу делалось, а сегодня там три десятка чиновников, хорошо получают, а не делается ничего? Ходим по тротуарам, ездим по улицам, вымощенным еще при советской власти. И это было горькой правдой. Штаты муниципалитетов сел были раздуты до безобразия, денег на их содержание критически не хватало, до развития территорий они не доходили, просто проедались. Должен был Владимиров задуматься над ней? Обязан был как высшее должностное лицо края. Подумать, как спросить с глав поселений, что было не просто - выборные персоны. Да и как на его месте не задуматься и не попытаться изменить ситуацию?

Вопреки натяжкам и спекуляциям недругов по этой теме, вся работа команды губернатора по муниципальной реформе шла как по запросам граждан, так и в рамках Конституции. Городские округа самая что ни на есть законная структура, созданы они у нас путем объединения муниципалитетов районов и поселений на основании решения самих граждан. Десять таких округов уже создано.

Но цель реформы была, разумеется, не объединение муниципалитетов само по себе. Целью ставились восстановление вертикали власти, устранение дублирования управленческих функций и консолидация средств на территории для решения важных задач.

Как это ни странно, Владимиров с муниципальной реформой не носился. Не сделал из нее пропагандистский жупел, хотя мог бы. Наоборот, на вопросы о ней отвечал односложно. Мы помним, как его предшественники эксплуатировали само слово «реформа», никаких реформ на деле не проводя. Тут остается только удивляться скромности. Объяснение одно: значит - не о карьере, а о деле думал. Боялся спугнуть удачу. И только на пресс-конференции для журналистов в январе этого года подвел первый итог реформы. Оказывается, объединение муниципалитетов в городские округа уже дало краевому бюджету экономию
600 миллионов рублей в год.

Очень даже кругленькая цифра.

Критики муниципальной реформы должны после этого замолчать. Ресурсы остались на территориях, пошли на их развитие. Да и в жизни это заметно. Вникните в ситуацию в любом из вновь образованных округов. Ремонтируются дороги между поселениями, благоустраиваются места отдыха, восстанавливаются дома культуры и другие объекты соцкультбыта. Да, в селах чиновников стало меньше, это факт. Зато государственные услуги оказались более доступны людям - за счет открытия повсеместно окон МФЦ.

Реформа дала результат, который Владимиров перед собой и своей командой ставил. Чего же еще?

Кабинет Цезаря вне подозрений?

Шаг третий на пути наведения Владимировым порядка в краевой власти - совершенствование структуры самого краевого правительства.

Надо признать, именно здесь все как-то рыхло и не очень понятно гражданам. Посудите сами. Губернатор сразу после победы на выборах составил правительство только из зампредов - министры не вошли. Зампредов со временем оказалось целых 11 человек. Цифра для края немыслимая, обычно их было не больше семи. Тем более непонятная в условиях кадрового голода. Для сравнения: 11 зампредов - в федеральном Правительстве у Медведева. Так они же огромной страной управляют! Сейчас, правда, у нас их осталось 10 - один ушел вроде как «по-собственному». Поскольку, по объяснению самого губернатора, его брали на «функцию» - на период решения всех вопросов с новым собственником невинномысской «Ставстали». Что само по себе диковинно. Брали на кошт бизнесмена, за счет краевой казны решали проблемы нового собственника?

Удивительно, что министры края в правительство вообще не попали, хотя сам по себе термин «правительство» - это кабинет министров. Более того, сами министерства иногда кроились Владимировым под руководителя, а не наоборот. Не нашел губернатор министра строительства - слил эту структуру с министерством дорожного хозяйства. Нашел в конце концов - тут же разделил «монстра» на два. Не нашел министра экономики - сделал зампреда одновременно и министром экономики... Разглядел среди замов министра - разделил должности.

Как-то все это со стороны смотрится несерьезно. Министерство - это ведь не шкаф, который можно двигать, как захочешь.

Владимиров объясняет кадровые трудности кадровым голодом. Для его утоления запустил программу выявления и подготовки кадров «Новая энергия». Тут, надо заметить, пропаганды и рисовки многовато. «Экспертный совет», «свежая команда», «новые люди»... Есть уже и первые назначения в рамках программы. Наверное, это лучше, чем ничего не делать. Но и надеяться, что одна, пусть и красиво названная программа решит кадровую проблему - наивно. Ее может разрешить только многоуровневая подготовка, многоступенчатый кадровый резерв, над созданием которого предстоит серьезно работать во всех эшелонах управления. И не один год работать.

К сожалению, все эти новации в управлении никак не касаются проблемы, которая у всех на виду и всех, откровенно говоря, раздражает. Я о безудержном росте числа чиновников в краевой власти. Уже названная выше цифра 2,5 тысячи управленцев - самая что ни на есть реальная, столько у нас работает людей только в краевых министерствах и им подобных управленческих структурах. Расточительно? Не то слово. Раздражает людей? Еще как. Является очевидным резервом для бюджетной экономии? Несомненно.

Даже странно, что губернатор, подрезав численность штатов муниципалитетов в ходе реформы, эту расточительность и этот резерв не замечает в своем непосредственном окружении. Не иначе у него дальнозоркость.

Александр ЕМЦОВ.

Продолжение следует.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (6 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.