Вы здесь

ПОГОНЫ ДЕРУТСЯ - У ГРАЖДАН ЛБЫ ТРЕЩАТ

На земельном участке муниципальной собственности возводится фундамент. А то и не возводится - просто выкладываются квадратом фундаментные блоки. Затем с помощью надежных работников городской администрации и через такого же надежного судью по правилу единства судьбы строения и земельного участка объект узаконивается за тем, за кем надо. Понятное дело, за большие деньги. Никаких тебе обязательных по закону конкурсов. Мошенническая эта схема старая, хорошо известная у нас в Ставрополе в бытность мэрами города Дмитрия Кузьмина и Игоря Бестужего. Сейчас уже, слава богу, забытая.

Но, оказывается, есть еще места, где она действует и сейчас. Где время будто остановилось. В городе Астрахани, например. И дела уголовные за такие штучки здесь же возбуждаются. А рассказываем мы о ней в нашей ставропольской газете потому, что последовавшая за возбуждением одного из таких уголовных дел чудовищная история с разборкой внутри силовых структур достойна внимания Следственного комитета Российской Федерации. Как председателя комитета Александра Бастрыкина, его заместителя Бориса Карнаухова, так и Олега Васильева, руководителя Главного следственного управления РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу, располагающегося в Ессентуках. Управление СК по Астраханской области, хотя она и относится к ЮФО, контролируется именно его главком.

Борьба за законность понимается как месть

По вышеописанной схеме был отчужден новому собственнику земельный участок под гостиницу с автомойкой и кафе по адресу ул. Мечникова/Трофимова, дом 38/147 в центре Астрахани. Формально бесплатно, а по оперативным данным - за взятку девять миллионов рублей. Хотя рыночная цена участка значительно выше, и город получил бы значительно больше, выставь его на торги. Стартовая цена называлась 12 миллионов рублей.

Факт незаконного получения права собственности на земельный участок был выявлен прокуратурой города. Прокурор Екатерина Зорина своим постановлением направляет материалы в органы предварительного расследования. Следственным управлением МВД по области возбуждаются уголовные дела по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса (мошенничество в особо крупных размерах) в отношении Абдула Абдулжалилова и А. Ахмедовой (первый выступал посредником между заказчиками и теми, кто реально всю схему проворачивал). И по покушению на мошенничество - в отношении Сергея Козлова в связи с попыткой завладения еще одним земельным участком - по улице Ульянова. (Как тут еще раз не провести параллели со Ставрополем, не вспомнить другого, уже нашего, Леонида Козлова - общественного помощника Бестужего, являвшегося посредником в получении 50-миллионной взятки для мэра за земельный участок?)

Все три фигуранта скрылись от следствия и были объявлены в розыск. Найден был вскорости и помещен под арест только Козлов.

В свое время этот же земельный участок по улице Мечникова/Трофимова пытался получить под бизнес Абдулла Газимагомедов. Но ему городские власти отказали по причине того, что участок еще не сформирован. Его брат Ахмед - хороший друг Зориной. Возбуждение уголовных дел по инициативе прокурора города было расценено обвиняемыми и теми, кто реально стоит за их спиной (а дело возбудили, как мы увидим дальше, в отношении пешек, короли и ферзи остались на свободе), как месть и преследование прокурора за отказ в получении земельного участка ее людьми.

Тем, кто норовит всячески обойти закон, очевидно, трудно даже представить, что кто-то работает ради и во имя торжества этого самого закона.

И не только ими исполнение Зориной своих служебных обязанностей было расценено как месть. Пикантность ситуации состоит в том, что в ходе расследования обвиняемые дали показания на Светлану Слюсареву как на одного из участников всей земельной операции и вообще как организатора вывода государственных земель в частные руки. Мол, она ходила по всем городским инстанциям. Если где не получалось - подключался муж. Александр Слюсарев известный в городе человек, крупная шишка в следственных органах - работает в Управлении СК по области, возглавляет второй отдел по расследованию особо важных дел (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики). А вот и вишенка на торт: заключенный под стражу Козлов - помощник и персональный водитель Слюсарева. Одно это говорит о многом. Подобных случайных совпадений просто не бывает.

Объективно получилось, что Зорина подняла руку на самого Слюсарева. Она ведь не могла не знать, кто дирижирует распилом земель в городе. И что инициированное ею уголовное дело коснется семьи самого главного «важняка», не могла не понимать. В Астрахани бизнес Слюсаревых ни для кого не тайна. Получатся, что объявила войну.

Тот самый случай, когда кто кого. Рождается план жестокой встречной мести, рассказ о котором, впрочем, - пока только версия обвиняемых, ставших инструментом этой самой мести.

Встречная месть

На сцене появляется Рамазан Абдулжалилов - родной брат обвиненного по делу о земельных махинациях Абдула Абдулжалилова. Работает оперуполномоченным в управлении уголовного розыска УМВД по Астраханской области. Со Слюсаревым знаком очень хорошо.

Обращается к Ахмеду Газимагомедову как знакомому Зориной. С просьбой «за любые деньги» вытащить брата из уголовного дела.

Встречается с ним и раз, и два, и три - целый месяц. Предлагает в обмен дать компромат на влиятельных лиц в органах. Раз за разом рвется передать Зориной за услугу деньги. Клянется, что брат невиновен, его просто подставил Слюсарев. Рассказывает о деталях преступления. Деньги - тут называются те самые девять миллионов за земельный участок - по его словам, передали Слюсареву. Сейчас те, кто отдал и не получил взамен землю, требуют их назад. И придется возвращать их Слюсареву. Поскольку у него, Рамазана, есть записи, брат сделал, подтверждающие, что деньги были переданы именно Слюсареву. А с ним Зориной лучше не воевать, она знает, какой он влиятельный, так что пусть отступит и поможет.

Пошли, что называется, ва-банк? Все карты на стол? Да это и понятно. Дашь слабину, отступишь - пропадешь. Обвиняемые, как в таких случая и бывает, способны своими показаниями если не потопить Слюсарева совсем, отправив на зону, то карьеру в органах уж точно прервать.

Газимагомедов, как он теперь объясняет, Зориной все рассказал. Та посоветовала, если у Рамазана действительно есть доказательства, что брат невиновен, и есть компромат, из которого видно, кто действительно виновен, прийти в органы и все чистосердечно рассказать. Написать соответствующее заявление. И этим как раз помочь брату. Ничего другого нормальный прокурор, если он действительно законник, предложить и не мог.

Газимагомедов передал. Но Рамазан не унимался. Газимагомедов, в конце концов, пообещал переговорить по этому делу со своим другом в Москве. Он в прошлом силовик, теперь адвокат, и, наверное, сможет помочь. Поехал к нему. Не успел вернуться, как Рамазан Абдулжалилов начинает буквально наседать на него. Чем закончилась встреча, о чем договорились? Когда адвокат возьмется за дело?

1 апреля с утра Рамазан стал особенно активно названивать. Газимагомедов трубку не брал, отсыпался после бессонной ночи. Абдулжалилов вышел на знакомую соседку, попросил разбудить. Когда встретились, сказал, что деньги уже собрали родственники. Тот отвечал, что рано, вопрос еще не решен. Абдулжалилов настаивал, чтобы взял. Не везти же их назад. В конце концов, попросил взять деньги на хранение. Когда адвокат приступит к делу - отдашь.

Оказывается, в это время уже шел следственный эксперимент. Абдулжалилов открыл дверь машины и вышел. Потом - хлопок закрывшейся задней двери. Ее быстро открыл и закрыл именно Абдулжалилов. Ворвавшиеся следом оперативники обнаружили в салоне оставленный им рюкзак с деньгами.

Газимагомедова в машине избивали полчаса. Ни рюкзак, ни деньги он своими руками не трогал.

Возбуждается уголовное дело по той же части 4 статьи 159 - мошенничество в особо крупных размерах. Доказательств, что деньги предназначались Зориной, следствие в тот момент не выявило, поэтому действия обвиняемого не были квалифицированы как посредничество во взяточничестве.

Позиции сторон

Следствие расценивает 200 тысяч долларов как сумму взятки тому, кто решит вопрос с прекращением уголовного дела по земельному участку. Эта сумма звучит в материалах прослушивания. Газимагомедов же объясняет, что это он называл сумму гонорара адвокату. И стоит на своем вот уже три с половиной месяца.

В постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Газимагомедова все подано так, будто сам он вышел на Абдулжалилова и предложил помощь в освобождении брата. И потребовал за это именно 200 тысяч долларов. Но в таком случае полицейский обязан был в течение суток доложить об этом по начальству, так требуют от него служебные инструкции.

Однако приватные встречи и переговоры шли больше месяца. И уже когда Газимагомедов согласился - оперативный эксперимент был проведен. Получается, что или месячных переговоров по инициативе Газимагомедова не было, или он сознательно нарушил служебную инструкцию. Тогда ради чего?

Кстати, адвокат сделал запрос руководству полицейской структуры, в которой служит Абдулжалилов: докладывал ли он по начальству и когда о коррупционном предложении ему? Ответа нет вот уже два месяца.

Далее. Как мы уже видели, и 1 апреля, и накануне, не Газимагомедов активничает, названивает Рамазану, что должно было быть, если речь о вымогательстве взятки, а наоборот - Абдулжалилов. Который взятку - если остановиться на версии следствия, что 200 тысяч долларов именно взятка, - выходит, просто навязывает Газимагомедову.

С этого момента делом номер один для следственных органов области стало дело Газимагомедова. Ведет его старший следователь Д. Клочков из того самого второго отдела по особо важным делам управления СК по Астраханской области под руководством Слюсарева(!). По слухам - они родственники.

Забавно, правда: первые два дела о мошенничестве с землей ведет управление МВД по области, а это дело, такое же по значимости и по той же статье - управление СК. Это более важное, чем те? Почему?

Кстати, про мошенничество с землей следствие с этого момента как бы забывает. Абдул Абдулжалилов и Ахмедова, скрывающиеся от следствия, перестают прятаться у родственников и открыто гуляют по городу. Их даже снимают с розыска.

Выколачивают признание

Ответ на выше поставленный вопрос «Почему?» становится ясен, как только узнаешь, каким образом и в каком направлении расследуется дело Газимагомедова.

Понятно, сам он слюсаревцам не интересен. Будь вопрос только в нем, то за истекшие три с половиной месяца дело было бы уже расследовано и передано в суд. Но следователи копают под прокурора города Зорину. И добиваются, чтобы Газимагомедов показал на нее. Что именно для нее и по ее поручению брал взятку.

Поднявшая руку на самого Слюсарева должна быть уничтожена? Оказывается, она давно уже пытается разоблачить весь черный земельный бизнес на астраханской земле.

В котором задействованы, как показывают теперь обвиняемые, чины и из следствия, и из полиции, и городское чиновничество. И даже - из ФСБ. И последнее земельное дело - лишь очередной эпизод в ее усилиях.

Собственно, все началось сразу после задержания. Как следует из протокола допроса, оперативник ФСБ, представившийся Алексеем, предложил пойти и отнести рюкзак Зориной. После этого, мол, уйдешь «чистый». Если откажешься - пойдешь по особо тяжкой статье, до десяти лет лишения свободы.

Той же ночью повезли к следователю. Там - Рамазан, с угрозами, что «кончит и его, и его семью». Потом повезли в больницу на освидетельствование. Где он встретил младшего брата Абдулу - избитого, с зубами в ладони. Тот рассказал, что избил Рамазан.

В СИЗО в камеру к Газимагомедову приезжали сотрудники ФСБ - предлагали дать показания на Зорину. Следователь Клочков на допросах особое внимание уделял именно Зориной. Интересовался, откуда он знает подробности земельного дела: не Зорина ли рассказала? Когда и при каких обстоятельствах? Вот у вас в записанном разговоре звучит «Катя». Это кто, Зорина?

Такое впечатление, что Газимагомедов - разменная монета в войне следователей с прокурорскими. Той самой войне, о которой много ходит всяких разных историй. И самое настоящее сражение в которой явно происходит сейчас в Астрахани.

Самосуд и сокрытие истины

Верхом беззакония можно назвать случившееся 23 мая. Без уведомления адвокатов, что по закону не допускается, Газимагомедов был этапирован из СИЗО в здание управления СК по Астраханской области. Там на него... напал потерпевший, Рамазан Абдулжалилов. Избил так, что обвиняемого пришлось везти в городскую клиническую больницу. Это не полицейский, это бандит какой-то, скорый на расправу. Получается, что следователь привез обвиняемого именно для расправы с ним, потерпевшим? Для самосуда? А как же законность?

Инцидент должен быть зафиксирован камерами наружного наблюдения, установленными внутри здания управления.

Адвокаты увидели в произошедшем признаки преступления со стороны и Рамазана Абдулжалилова, и следователя Клочкова. Сразу, по горячим следам написали по этому случаю заявление на имя Генерального прокурора РФ Ю. Чайки и руководителя управления СК по Астраханской области В. Семенова.

Ответа нет до сих пор.

Как и нет ответа на ходатайство обвиняемого об отводе следователя Клочкова как человека, находящегося под началом руководителя, об участии которого в преступлениях говорят обвиняемые, и жена которого, Слюсарева, сама находится в орбите подозрений.

Все жалобы на следствие со стороны адвокатов и самого обвиняемого попросту не замечаются.

Упрямо не замечаются следствием и любые попытки пролить свет на весь механизм земельной коррупции. Особенно о роли в нем Слюсарева. Заявления о готовности дать показания на этот счет уже давно написал следователю Козлов. Однако ни одного допроса так и не проведено. Газимагомедов такие показания уже дал. Но сразу после допроса его упекли в карцер на две недели. Да другое и ожидать не стоит. Не надо забывать, что следователь Клочков - подчиненный Слюсарева.

Именно поэтому на всю эту неприглядную историю и должны обратить внимание Александр Бастрыкин, его заместитель Борис Карнаухов и руководитель располагающегося в Ессентуках Главного следственного управления РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу, которому подчиняется управление СК по Астраханской области, Олег Васильев. Очевидно, что никакой законности не будет, никакой правды о преступлении и было ли оно вообще, общество не узнает до тех пор, пока это дело будет рассматриваться в Астраханском управлении СК.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (61 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.