Вы здесь

ПОМОЩНИЧКИ СМЕРТИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Когда почти два года назад ООО «Ведомости», издатель газеты «Ставропольские ведомости», как пострадавшее от пандемии коронавируса воспользовалось помощью федерального правительства, то я, руководитель, и представить не мог, что эта помощь выльется в нервотрепку и унижения как со стороны банковской, так и судебной системы. Не только отобравшими у нас в итоге половину из того, что дало правительство, но и навредившими на сумму вдвое большую.

 

Стелили очень гладко

Напомню, что в мае 2020 года вышло постановление Правительства РФ №696 о мерах государственной поддержки пострадавшим от коронавируса предприятиям. В числе других были и кредиты под 2 процента годовых. С условием их стопроцентного невозврата. Для этого предприятию, воспользовавшемуся господдержкой, надо было лишь сохранить численность работающих на уровне 1 июня 2020 года и избежать банкротства. Напомню, что тогда, напуганные новой и до конца неизвестной болячкой, власти отправили бизнес на карантин и давали эти деньги на сохранение зарплаты работающим.

Мы тоже, если помнит читатель, два месяца стояли, газета не выходила. Поэтому когда Сбербанк, где у нас был открыт расчетный счет, в начале июня прислал предложение включиться в программу господдержки, решили в нее вступить. Банк прислал форму заявления о присоединении к условиям кредитования и список из 12 документов, которые необходимо было представить. Отправляем заявку и документы 11 июня. Банк принимает ее 16 числа. Среди документов была и форма СЗВ-М за май о численности работников в количестве 7 человек. Давайте запомним эту цифру.

Ждем неделю, две, месяц… На все вопросы от банка следует ответ: дело новое, заявок много… Ждите. В начале августа, то есть почти через два месяца, отправляем письмо с напоминанием. Получаем ответ: у вас появился новый клиентский менеджер, и теперь дело пойдет. И действительно, 27 августа, то есть спустя два с половиной месяца, банк, наконец, предлагает подписать заявление о присоединении к условиям кредитования (то есть кредитный договор), и сам его подписывает.

Была в договоре одна нехорошая бяка. Вместо 630 тысяч рублей кредита, предложенных банком в проекте, нам выдали всего 504,6 тысячи. Рассчитали не на шесть месяцев, как вначале, а только на четыре. То есть уже на стадии подписания договора банк, протянув время, реально недодал шестую часть от возможной господдержки.

Мы скандалить не стали, ведь дареному коню в зубы не смотрят.

 

Вот тебе, бабушка, и господдержка!

Свято помня, что нам теперь нельзя ни закрыться, ни уволить кого-либо, работаем. Не закрываемся и не увольняем, причем не только в обозначенный в договоре период наблюдения до 1 марта 2021 года, но и дальше. Но вдруг в конце марта получаем от банка бумагу, что половина нашего кредита - а именно 252,3 тысячи рублей, переведена на период погашения. Она пересчитывается под 15 процентов годовых и будет взыскана с нас равными долями в течение трех месяцев плюс проценты с момента выдачи. И все потому, что мы в период наблюдения сократили численность: было у нас 8 человек, а стало 7.

Тут, конечно, немая сцена. Кого? Когда сократили? Последнее увольнение было 24 апреля 2020 года. А в постановлении Правительства - по состоянию на 1 июня этого же года. В той самой форме отчетности СЗВ-М за май, приложенной к договору и о которой уже упоминалось, указано 7 человек, все они перечислены пофамильно.

В банк. Там отвечают: ваш кредит рассчитан на 8 человек. Какие восемь? А мы откуда это могли знать? Ведь в кредитном договоре о численности ни слова! Вот вам справка пенсионного фонда, что по состоянию на 1 июня у нас 7 человек! И в предоставленной вам форме СЗВ-М тоже 7. Ответ просто обескураживает: нам эта справка не указ, мы берем данные с платформы Федеральной налоговой службы! А там было 8!

Что за платформа? Оказывается, она для служебного пользования, простому бизнесу недоступна.

Одно письмо с претензией пишем в банк. Мол, вы, ребята, ошиблись, вам и исправлять. Второе, уже в головной московский офис - без толку. Осталось обратиться в суд.

 

Все в суде равны, но государство - равнее!

Исковое заявление в Арбитражный суд Ставропольского края принимает судья И. Подфигурная. Поначалу искренне удивляется предмету спора. Ведь 7 человек, это очевидно, это подкреплено справкой пенсионного фонда, откуда банк взял 8?

Представитель банка грузила про платформу ФНС, а также ссылалась на инструктивное письмо Минэкономразвития страны, где было указано, что поскольку срок сдачи отчетности о численности за май установлен до 15 июня, то на кредитные заявки, поданные до этого числа, могут(!) браться данные за апрель. Но такое письмо даже не подзаконный акт, оно уж точно не перебивает постановление правительства страны, где указано 1 июня! Да и зачем отталкиваться от 15 числа, когда мы сдали отчет 1 июня, принят он и внесен на платформу 3 июня! Тем более, что датой обращения заемщика согласно тому же письму Минэкономразвития является дата внесения кредитной организацией заявки в информационный сервис ФНС России. Банк же зарегистрировал нас там только 16 июня, что хорошо видно по его распечаткам. То есть за пределами срока предоставления отчетности за май. И просто обязан был брать за основу именно майскую отчетность.

Судья прекрасно понимает все это. Но несколько раз задает вопрос: чьи это деньги, банка или государства? И когда узнает, что государства, сразу же выносит решение: в иске нам отказать.

В судебном процессе по закону вроде все равны, но на практике государство - равнее. Откровенно говоря, более убогой мотивировочной части в решении Подфигурной не приходилось читать.

Один плюс в этом судебном процессе все же был. Подфигурная в ходе процесса приняла обеспечительные меры - запретила банку списывать денежные средства в погашение 50 процентов кредита по нашему кредитному договору. Так что не все 252 тысячи плюс проценты банк взыскал, 75 тысяч осталось до вступления ее решения в законную силу. Хотя проценты на них капали. Дальше жизнь покажет, что этот плюс превратится в жирный минус: заплатим еще и проценты за весь период судебного поцесса.

Но и обеспечительные меры Сбербанк извратил, как мог. Он вообще наложил запрет на дебетование расчетного счета. То есть - на свободу расходов с него. С этого момента каждое наше платежное поручение проводилось целый день. Банк его принимал, в конце дня приостанавливал запрет, проводил и снова запрет налагал.

В конце концов, это вылилось в прямой ущерб предприятию. Мы приняли участие в аукционе на оказание информационных услуг. Заявка наша оказалась единственной. Контракт, считай, был в кармане. Но она была отклонена именно потому, что банк в момент обращения площадки к нему за средствами не снял запрет на дебетование спецсчета.

Так что реально именно из-за банка предприятие потеряло полмиллиона рублей.

 

Коллегия… не понимает

Пишем жалобу на решение Подфигурной в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Коллегия под председательством судьи Ю. Луговой поначалу вроде пыталась вникнуть в конфликт. Во всяком случае, запросила у Сбербанка кредитное дело, чего, кстати, не сделал суд первой инстанции. И вот тут судей ждал очень большой сюрприз: по словам представителя банка, кредитного дела как такового нет! Все оно в банке в электронном виде! Нет и тех 12 документов, в том числе справки СЗВ-М за май, которые мы предоставили вместе с заявкой. Все, что банк мог дать, это еле читаемые скриншоты со своего сайта. Не заверенные в установленном законом порядке, не отвечающие, как говорят юристы, требованиям относимости и достоверности. То есть филькину грамоту банк представил.

Кредитного дела, которое еще не закрыто, нет? Вы верите в это, читатель? Конечно, нет. Это та самая ситуация, когда сторона не хочет показывать суду документ, ей не выгодный. Ведь в деле наверняка будет та самая справка СЗВ-М за май, где 7 человек!

Это странно, но коллегию суда электронная  филькина грамота устроила. Во всяком случае, к делу была приобщена. Дальше начинаются еще большие странности. Дело, в котором все ясно как божий день, а именно что 7 человек было на 1 июня, а не 8, как считает банк, откладывается и раз, и другой.., и пятый! Истец и ответчик ввиду такой затяжки тоже не оставались без занятий. Отзыв писался на отзыв, дополнительные возражения на дополнительные возражения… В общем, тот еще процесс получился.

Обычно, и любой практикующий юрист это подтвердит, дело в апелляционной инстанции разрешается в первом же заседании. В крайнем случае - в двух. У нас, повторяю, их было целых пять! Луговая переносы каждый раз объясняла тем, что спор новый, таких дел еще рассмотрено мало, подождем, какие решения по ним примет кассационная инстанция - Арбитражный суд Северо-Кавказского округа. А что, квалификации коллегии не хватает, чтобы самой разобраться в этом простейшем деле? Почему она расписывается в собственном бессилии?

Похоже, к 21 марта, наконец, дождались благословения свыше. Нам отказали. Напомню, что подана была наша жалоба 29 сентября 2021 года. Долгих пять с половиной месяцев рассматривалась в общем-то пустячная жалоба! За это время состав коллегии изменился трижды. Судью И. Егорченко заменяли на судью Г. Казакову, ее в свою очередь на судью О. Марченко. Вроде по причине болезни. Более чем странно, ведь закон требует рассматривать дело в одном составе судей. Смена - только по чрезвычайным обстоятельствам (похоже, коронавирус развязал руки для беспардонного нарушения АПК).

Отказ коллегии означает, что решение судьи Подфигурной вступило в законную силу и оставшиеся 100 с лишним тысяч рублей (с процентами банка в размере 15 процентов годовых со всей суммы, тут коллегия своим затяжным рассмотрением просто сыграла на руку банку) с нас Сбербанк спишет уже на днях. Что на момент выхода статьи и начал делать.

То есть реально поддержало государство нас всего на 252,3 тысячи рублей, а забрало благодаря таким помощничкам, как Сбербанк и особенно арбитражный суд, выносящий решения именем государства, втрое больше (имеется в виду еще и полмиллиона сорванного контракта). Спасибо за заботу, родное ты наше!

Нажива именем государства

Конечно, мы будем обжаловать это решение в кассационной инстанции. Уж очень оно очевидно несправедливо.

А сейчас хотелось бы сказать вот еще что.

Кроме нашего, я знаю еще три случая в крае, когда пострадавший от коронавируса малый бизнес по таким же смехотворным, а точнее рукотворным основаниям, был лишен половины сумм государственной поддержки. Наверняка таких случаев больше. Еще больше руководителей не пошли в суды, руководствуясь житейской мудростью: с сильным не судись. Но даже из этих трех случаев складывается впечатление, что банки специально закладывали ошибку в численности, чтобы потом получить свое. В виде 15 процентов годовых. Ведь добровольно вряд ли кто из малых предприятий пойдет на такие драконовские условия кредитования, а так, с помощью нехитрой ловушки, да еще и именем государства, поймать можно. И ведь ловят!

Сейчас, как и два года назад, раскручивается маховик государственной поддержки пострадавших малых предприятий. Тогда - от коронавируса пострадавших, сейчас - от западных санкций. Но лично я уже не верю в то, что выделяемые государством миллиарды дойдут до адресата. Потому что между Правительством РФ и бизнесом уютно пристроились помощнички смерти этого самого малого бизнеса. Вся задача которых - нажиться и еще раз нажиться.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (4 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
7 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.