Вы здесь

ПОРЯДОК ТАМ, КУДА РУКИ ДОТЯНУТСЯ

На прудах, пользователем которых является Вячеслав Скорик, расположенных близ Орловки, что в Кировском районе Ставрополья, шла своего рода страда. Сам Вячеслав с сотрудниками выпускали в большой чистый пруд малька карпа, амура и толстолобика. Всего 60 тысяч голов. Вся эта рыбья мелочь живым серебром стекала в водоем по желобу из емкости, в которой транспортировалась, пока не выглянуло солнце.

- Все, отдыхаем, - сказал Вячеслав Скорик. А нам пояснил:

- Малек настолько уязвим для солнечных лучей, что выпусти мы его сейчас - тут же кверху брюхом всплывет. И оклематься не успеет, видите, чайки и цапли только нашего ухода и ждут...

Суд на стороне рыбовода

Вячеслав Скорик за последние месяцы, что мы не виделись, сделал многое. Прежде всего, выиграл ряд тяжб, доказав, например, судебным решением, что рыба, которую он выпускает в принадлежащий ему пруд на водотоке, которую выкармливает, за которой ухаживает и которую лечит, к моменту обретения товарного веса остается принадлежащей ему и его рыбоводческому хозяйству. А ведь совсем недавно этот, казалось бы, абсолютно бесспорный постулат краевые чиновники так яростно не воспринимали, что на Скорика едва не завели уголовное дело. Об этой абсурднейшей ситуации мы рассказали в ноябре прошлого года (номер от 21.11.17 «Воднохозяйственный абсурд»). В тот момент Скорика едва не обвинили в клевете на воров, при помощи полукилометра сетей выловивших на его пруду более центнера рыбы - и признавшихся в этом!

- Мы поняли, что без высокопрофессионального юриста не обойтись. В Ставропольском крае юриста, обладающего таким объемом знаний и практики в области права в отношении рыбоводства, не найти. Но мы подготовили такого специалиста, Денисенко Дениса Степановича. Очень существенную помощь во всех вопросах оказали руководитель Росрыбхоза Глущенко Василий Дмитриевич и руководитель юридического отдела Росрыбхоза Шаляпин Григорий Павлович, - говорит Вячеслав Скорик.

- Главное, чего пока мы смогли добиться, - рассказывает рыбовод, - это решили вопрос о праве пользования водным объектом. Проблема была - честно говоря, и остается - в возможности разного толкования нынешнего законодательства, определяющего права пользователей русловыми водоемами, разными ведомствами. Причем водный объект - это пруд, в нашем случае созданный на водотоке после строительства дамб, плотин и шлюзов. Эти сооружения - гидротехнические объекты, и многие из них мы строили самостоятельно, что, казалось бы, подразумевает кровную нашу заинтересованность в качественном их обслуживании. Да и в соответствии с действующим законодательством пользователь водного объекта несет ответственность за состояние гидротехнических сооружений наряду с собственником этих сооружений. Однако «дыры» в законодательстве дают возможность некоторым чиновникам утверждать: даже факт постройки, при наличии всей необходимой документации, и постоянного обслуживания гидротехнических сооружений на водоеме не дает права пользования водным объектом. Казалось бы, видна некоторая нестыковка: если человек заботится о водоеме, приносит несомненную пользу району, краю - почему он не имеет права использовать предмет своей заботы? Однако в этом отношении ситуация пока не изменилась, несмотря на все наши старания. Когда мы обсуждали, в каком виде минприроды края выдаст нам решение на право пользования водным объектом, одним из пунктов выписали определение нашей ответственности за состояние гидротехнических сооружений на нем. Совместно с владельцем этих сооружений. С одной стороны, это косвенно еще раз подтверждает наше право на пользование водоемом, а с другой - это весьма затратно. К тому же, это ведь не решение проблемы в принципе! Ведь не отработан даже механизм передачи гидротехнических сооружений, например, на баланс рыбоводческого предприятия, коль мы несем затраты на их содержание и ремонт, нет ясности во многих других тонкостях. Мы добились, повторюсь, лишь судебного решения, дающего право пользования нашим водоемом. Но ведь судебное решение - это, можно сказать, частный случай. Сколько моих коллег не могут добиться таких же результатов, как мы!

С наступлением весны краевые власти провели проверку водохозяйственных объектов на руслах рек, речушек и ручьев Ставрополья. Разумеется, памятуя о нагрянувшем в прошлом году паводке на востоке края. Так вот на зарыбленных русловых прудах, таких, как у Скорика, к возможному паводку все подготовлено, с ним рыбоводы - они же «гидротехники» - похоже, справятся. А вот там, где рыбоводы, разорившись, с водоемов ушли - ситуация аварийная. И те структуры, что рьяно занимались ликвидацией хозяйства, сейчас кусают локти: ремонт сооружений, призванных в том числе регулировать уровень паводковых вод, обойдется на одном водоеме миллионов в 12-14. А ведь как старались разорять русловых рыбоводов! Это называется «выстрелить себе в ногу». Очень рискованно брать на себя заботы о разрушенных сооружениях - да и к властям доверия нет...

Начало пути

По словам Вячеслава Скорика, неоценимую помощь в организации рыбохозяйственного совета и его первого заседания оказала общероссийская общественная организация «Деловая Россия» в лице руководителя ее Ставропольского регионального отделения Дениса Ивановича Слинько.

В начале года в Ставрополе прошло первое заседание рыбохозяйственного совета при правительстве Ставропольского края. В ходе заседания приняли участие и выступили с докладами представители федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, субъектов Ставропольского края, управления организационного правового, кадрового обеспечения ассоциации «Общероссийское отраслевое объединение работодателей в сфере аквакультуры (рыбоводства) «Государственно-кооперативное объединение рыбного хозяйства (Росрыбхоз)», начальник юридического отдела Росрыбхоза (г. Москва) Г.П. Шаляпин. Комитет по рыбоводству Ставропольского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», главы крестьянских (фермерских) хозяйств. В заседании рыбохозяйственного совета приняли участие представители Азово-Черноморского территориального управления Федерального агентства по рыболовству: И. Рулев, руководитель управления, А. Муштатов, начальник Прикавказского отдела,В. Белоусов, заместитель директора ФГБНУ «АзНИИРХ».

Столь представительный состав участвовавших в заседании обоснован поистине катастрофической ситуацией, сложившейся в русловом рыбоводстве края. Только в 2017 году Ставропольский край снизил производство рыбы на 2700 тонн - и эта тенденция нарастала последние семь лет (между прочим, соседний Краснодарский край увеличил в прошлом году производство прудовой рыбы на семь тысяч тонн!). Все - из-за описанного нежелания краевых властей взять на себя ответственность и предоставить, наконец, рыбоводам право на использование водоемов и вылов рыбы.

- Впервые за семь лет мы с облегчением выдохнули, - рассказывает Вячеслав Скорик. - После заседания рыбоводческого совета, на котором мы все хором просили об одном: решите, наконец, проблему с правом пользования водоемами и на выращенную рыбу - мы увидели достаточно неплохие перспективы. Разумеется, это заседание - веха. Однако проблемы остались, их решение еще попортит и мне, и моим коллегам крови... Ведь Ставропольский край в деле производства рыбы попросту «выпал из обоймы». В течение последних лет другие регионы - Краснодар, Липецк, Ростов - наращивали объемы продаваемой прудовой рыбы, а мы лишь снижали. Это произошло в основном потому, что с двухтысячного года право принятия всех решений, касающихся руслового рыбоводства, передали в Краснодар. Я ведь всегда говорю: порядок там, куда у хозяина руки дотянутся. За 17 лет в Ставропольском крае управление рыбоводством полностью атрофировалось. Сегодня в отделе рыбоводства при краевом минсельхозе работает один консультант - и все! Больше на краевом уровне этой отраслью не занимается никто! Остается надеяться, что в районах края сохранились энтузиасты, сохранившие и желание, и умение работать в отрасли. Дорогу, по которой нужно идти, мы видим, и задачи, что стоят перед отраслью, определены. Считаю, что в первую очередь необходимо остановить спад производства. Для этого в лучшем случае придется работать года три. «Лучший случай» - это тот случай, когда власти просто не будут мешать нам заниматься своим делом. Если достигнутые нами уже, прямо скажу, «завоевания» не будут вновь дезавуированы.

На районном уровне

Вячеслав Скорик, как один из опытнейших рыбоводов Ставрополья, имеет свое видение того, как отрасли дальше развиваться. Вернуться к регулированию на краевом уровне уже не получится: структура министерств и ведомств региона определена, в обозримой перспективе изменений в штатном расписании подразделений здесь ожидать не приходится.

- Я убежден в том, что регулировать положение дел в рыбоводческой отрасли нужно на уровне районов, - считает Вячеслав. - Это несложно технически оформить, это несложно осуществлять в дальнейшем. Если разрешительные и распорядительные функции дать районам (при условии жесткого спроса за производство), отрасль воспрянет. Рыбоводческие хозяйства есть во всех районах, большинство из них не просто не нарушают никаких законов - они работают во исполнение указа Президента об увеличении производства прудовой рыбы к 2030 году до 700 тысяч тонн в год. Вот упорядочить эту работу, даже отстаивать интересы рыбоводов на всех уровнях может только созданная на уровне районов структура. Хотя бы потому, что районная власть - вот она, рядом, всегда можно обсудить проблемы и принять взаимовыгодное решение. В Ставрополь ведь, а тем более в Краснодар не наездишься, кроме того, удаленность от реального производства попросту «убивает» инициативу чиновников, даже если она есть изначально.

Каждый район имеет свои особенности, если говорить в том числе о водохозяйственных объектах. Даже на уровне края все эти особенности учесть невозможно, слишком много составляющих - а из Краснодара и подавно мало что увидишь. Прежде всего, лишь на уровне района можно разобраться в том, какие водные объекты будут эффективны для разведения рыбы, а какие - нет. Например, у нас здесь существует Курганинское водохранилище. Создавать на нем рыбоводный участок неэффективно, несмотря на то, что этот водный объект постоянно зарыблялся (мы с другими рыбоводами запускали в водохранилище излишки малька, например). За что рыбаки-любители нам всем благодарны. Вот здесь тоже нужно внимательно смотреть: если водоем может использоваться как рекреационный, для отдыха, любительской рыбной ловли - его так и нужно использовать. В Кировском районе тысяча гектаров водоемов позволяет вырастить две тысячи тонн рыбы. Этого для района вполне достаточно. А в нашем районе всего три тысячи гектаров водоемов. Так пусть остальные две тысячи гектаров работают как места отдыха или любительской ловли! Уверен, на уровне района именно такое решение и было бы принято.

А для обслуживания таких водоемов - ведь если его забросить, за пару лет зарастет и заилится - нужно дать возможность людям зарабатывать. Подрядился следить за водоемом - можешь определенное количество рыбы выловить, чтобы окупить затраты, да и заработать. Опять же районная власть всегда проследит за тем, насколько ответственно люди подойдут к своему делу. При необходимости нерадивых всегда можно заменить. Это очень важно и в свете противопаводковых мероприятий, без которых краю, как мы все убедились, не обойтись.

Сейчас на базе в том числе КФХ «Скорик В.А.» в Кировском районе создается кооператив рыбоводов «Курарыба» - потому что водоток здесь определяется рекой Курой. Вячеслав говорит не только об увеличении производства рыбы - он говорит о развитии переработки рыбы. Речь идет и о солении, и о копчении, и о консервировании. Однако основные надежды у Вячеслава Скорика - на заморозку. В случае удачи край сможет поставлять замороженного толстолобика, карпа, амура во все нуждающиеся регионы страны и даже за рубеж. Есть надежда, что этот кооператив станет тем локомотивом, что сумеет вытащить и другие рыбоводческие хозяйства края на приемлемый уровень - прежде всего своим примером.

Сергей Бондарев.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.4 (5 голосов)

Комментарии

Власти! Обратите внимание на людей, которые хотят и умеют работать, и не мешайте им!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.