Вы здесь

ПОХУДЕВШАЯ ДО СМЕРТИ

Говорят, что жизнь - это череда обстоятельств. Преждевременная кончина - тоже череда обстоятельств. С одной только разницей: если в первом случае ничего нельзя предвидеть и остается только плыть по течению, во втором - шанс есть. Главное, кто попадется в сложный момент на твоем пути и как распорядится твоим обратным билетом в жизнь. 24-летней Наталье Ситниковой не повезло. Оказалась не там, да и сделали все не так. А сейчас что-то «не то» происходит и с уголовным делом, возбужденным по факту ее смерти.

Нервы и только?

Наталья всегда была стройная и ладная. Поэтому когда в мае 2016 года вдруг стала стремительно терять в весе, а к уходящим килограммам добавились еще диарея, апатия, вялость, сонливость, незамедлительно обратилась в районную больницу (Наташа жила в станице Темижбекской Краснодарского края). Откуда вскоре выписалась по собственному желанию, чтобы продолжить лечение в соседнем Ставропольском крае. Аргументировала свой поступок девушка тем, что родителям дали контакты медицинского светилы, который чуть ли не за день ставит подобных пациентов на ноги. А у нее же грудной Егорка и нет времени ждать, пока местные доктора разберутся, что к чему.

Так 14 июня девушка вместе со своими родителями оказалась на приеме у профессора СтавГМУ, заведующего кафедрой диетологии Р. Дубового и терапевта А. Ягоды.

- Они уже тогда меня стали уверять, что у Наташи обычная послеродовая депрессия, на фоне которой и развилась анорексия, - рассказывает отец девушки А. Чистяков.

Не изменили оценку врачей и результаты полученных анализов, и вердикт гастроэнтеролога СККДЦ Н. Кораблиной, поставившей свой предварительный диагноз как «Синдром раздраженного кишечника? Анорексия? Хронический панкреатит?» и рекомендовавшей пройти ряд дополнительных исследований, прежде чем определяться, какого профиля пациентка - гастроэнтерологического или психологического.

- Дубовой настаивал на том, что все проблемы у дочки в голове. Мол, Наташа только нам говорит, что ее тревожит собственная худоба, а на самом деле добровольно отказывается от пищи. Поэтому и нужно срочно отправлять ее на консультацию к специалисту по пограничным состояниям. Например, в Научно-исследовательский центр психотерапии «Поддержка», где психиатром работает его ученик К. Садовничий. Более того, он сам ему позвонил, и тот согласился нас принять на следующий день, - поясняет А. Чистяков.

15 июля со всеми имеющимися документами и анализами Наталья обратилась за консультацией к Садовничему, после чего с диагнозом «Депрессивный эпизод умеренной степени» была определена на лечение в дневной стационар. Забегая чуть вперед, отметим, что на вопрос следователя: «Видел ли Садовничий рекомендации коллег?» последует ответ, что видел. Почему тогда не стал дообследовать больную, чтобы снять оказавшийся под вопросом синдром раздраженного кишечника? Дескать, анализы нужны были специфические, да и до последнего дня пребывания в больнице у Натальи наблюдалась положительная динамика. 21 июля она даже попросила мать приготовить что-то вкусненькое. Правда, хинкали не пошли на пользу, поскольку ночью девушке стало плохо, появились резкие боли в животе, головокружение, тошнота.

А дальше показания главврача и Александра Чистякова расходятся. Как уверяет Садовничий, увидев пациентку в столь тяжелом состоянии, он стал готовить выписку в хирургическое отделение краевой больницы с диагнозом «острый живот», но родители самовольно забрали дочь. Чистяков же настаивает на другом развитии событий.

- За эти семь дней пребывания в «Поддержке» дочь настолько ослабла, что на четвертый этаж я вносил ее уже на руках. Вялая, апатичная, сонливая, она уже не интересовалась Егоркой, хотя раньше не спускала его с рук. И это положительная динамика? Поэтому я снова обратился за консультацией к Дубовому, который и предложил перевести дочь в Краевую психиатрическую больницу, мол, там стопроцентно помогут. Но поскольку впереди были выходные, а Наташа жаловалась на боли в животе, позвонил в Городскую клиническую больницу №2, чтобы на время приняли ее.

Врач спит - болезнь прогрессирует

Между тем, подобный звонок не отрицает и главный врач данного медицинского учреждения. С одной только ремаркой, дескать, приняли девушку не по звонку, а потому что больная реально нуждалась в помощи и была настолько истощена, что ее сразу же отправили в реанимационное отделение. Там же после осмотра терапевта был выставлен диагноз «Гипотония неясного генеза. Алиментарная кахексия (истощение)».

Затем пациентку осмотрел дежурный хирург Руфат Исхаков. Ознакомившись со всеми анализами и записав в медкарте «объективных данных за острую хирургическую патологию не выявлено», он ушел, оставив Наталью под присмотром терапевтов.

Утром 23 июля во время дежурного обхода девушку осмотрел хирург А. Сидоров, отметивший также тяжелое состояние больной, жалобы на общую слабость, вздутый живот и умеренные боли при пальпации. Но не усмотревший в этом «объективных данных за острую патологию».

Не усмотрел их и Ю. Скребец, заступивший на смену 24 июля.

А на следующий день состояние Натальи резко ухудшилось. Для осмотра больной была приглашена заведующая гастроэнтерологическим отделением Т. Удовиченко, заподозрившая «острый живот», о котором в последний день пребывания говорили еще в «Поддержке» и которого в упор не видели все выше названные три хирурга. Кроме того, экстренно был проведен рентген брюшной полости, показавший признаки перитонита. 25 июля в 12:30, как следует из медкарты больной, ей была проведена экстренная операция и выставлен послеоперационный диагноз «Множественные некрозы с перфорацией тонкой кишки. Распространенный гнойный перитонит».

- Из моей девочки выкачали целый литр гноя. Эксперты уверяют, что нужно два-три дня, чтобы собралось такое количество жидкости. Три дня мой ребенок мучился, пока все проходили мимо, - кусает губы отец.

После операции девушка впала в кому, а 30 июля в 9:35 утра Наташи не стало.

- Когда хоронил дочку, отправил фотографии с крестом и посмертной табличкой Дубовому и Садовничему. В ответ пришла только одна смс, мол, сочувствуем вашему горю, но мы не виноваты. Хотя как не виноваты? Я доверил им самое ценное, своего ребенка, не жалел денег ни на обследования, ни на консультации в надежде, что ей помогут. А в ответ получил гроб и внука, растущего без мамы, - тяжело выдыхает Александр.

По факту смерти пациентки следственным отделом Промышленного района Ставрополя возбуждено несколько уголовных дел по статье 109 ч. 2 УК РФ, которые в декабре 2018 года были объединены в одно производство. Сейчас в качестве подозреваемых в нем фигурируют психиатр ООО «Поддержка» К. Садовничий и хирурги ГБУЗ СК «ГКБ №2» Р. Исхаков, А. Сидоров, Ю. Скребец.

Раз, два, три...

Нет, читатель, с датами я не ошиблась. Расследование действительно тянется уже третий год и все это время спотыкается о судебно-медицинскую экспертизу. По сути, в этом и заключается вся сложность врачебных дел, когда во главу угла ставится данное исследование. Его же задача сводится к тому, чтобы подтвердить или опровергнуть факт причинения вреда, установить причинно-следственную связь между действиями/бездействием врача и негативными последствиями для здоровья пациента. Причем в роли экспертов, проливающих свет на медицинско-правовые стороны, неизменно выступают представители отрасли с огромным опытом работы. Однако это абсолютно не значит, что мнения у них будут одинаковые. Что наглядно демонстрирует и случай Натальи Ситниковой, когда проведено уже 5 (!!!) экспертиз, а общего консенсуса, кто виноват в смерти 24-летней девушки, так и не достигнуто.

Впрочем, все-таки есть одна вещь, в которой сходятся все эксперты. Это заболевание Натальи, которым она страдала при жизни и которое удалось установить только после ее гибели - болезнь Крона, или хронический воспалительный процесс в желудочно-кишечном тракте, способный поражать все его отделы. Дальше же - пропасть.

Потому как если брать за отправную точку заключение ставропольской краевой экспертизы от 31.01.2017 года, то выходит, что причиной смерти стало данное заболевание. Как уверяют эксперты, болезнь Крона хоть и неизлечима, но с ней вполне можно жить долгие годы, если принимать необходимую терапию и диагностировать на ранних этапах. Для чего, собственно, и назначается ряд необходимых исследований. Поэтому, как давали понять эксперты ГБУЗ СК Краевое бюро СМЭ, и алгоритм поиска виновных в смерти Натальи довольно прост и сводится к простой формуле: «Кто упустил изначально болезнь, тот и виноват». А упустили же родители девушки, забравшие ее из Темижбекской больницы до установки диагноза, а также ставропольские терапевт А. Ягода, гастроэнтеролог Н. Кораблина и психиатр К. Садовничий, которые во время консультаций недооценили тяжесть состояния больной и не госпитализировали ее. Хотя данные меры могли спасти жизнь. Поэтому именно действия всех четверых находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти Ситниковой.

Надо ли говорить, что такой ответ крайне возмутил убитых горем родителей, да и самих Ягоду и Кораблину, которые стали указывать на то, что никакого критического состояния во время их осмотра у пациентки не было в помине. Наталья ходила, разговаривала, была активна, у нее не болел живот - и все это позволяло обследовать ее вне стационара. В то время как из центра «Поддержка» в городскую больницу №2 девушку вносили уже на руках, а оттуда и вовсе выносили в гробу. Мол, никакой закономерности не видите?

Да и не только с медицинской, но и чисто обывательской точки зрения не поддается никакой логике, что самый масштабный стационарный этап оказания помощи Ситниковой во второй больнице как-то проигнорирован экспертами. Все обрывочно, несвязанно и противоречиво. С одной стороны, вот лежит девушка, у которой три дня развивается некроз и, по сути, она заживо гниет. Этого никто не видит, ей не делают операцию, хотя если вовремя принять меры и ликвидировать источник бедствия, то пациентку можно было бы спасти. Однако за скальпель хирурги хватаются на третьи сутки. Да, делают операцию технически правильно, но когда упущено время и уже развился перитонит. Давайте по-честному, литр гноя по всем биологическим законам не образовывается за один день. Казалось бы, налицо ненадлежащее оказание медицинской помощи, и сотрудники больницы по крайней мере тоже должны значиться в «черном списке». Ан нет... Право, читаешь документы, и складывается ощущение, будто кто-то намеренно выводил хирургов от ответственности.

Причем, по всей видимости, оно складывается не только у меня. Нестыковки заметили и эксперты ГБУЗ БСМЭ Краснодарского края, которым было поручено провести дополнительные судебно-медицинские экспертизы. Эксперты как раз сделали акцент на том, что происходило с Натальей после консультаций в Клинико-диагностическом центре и медакадемии. Вывод, смерть наступила не столько от болезни Крона, сколько от ее осложнений, когда частичная кишечная непроходимость и язвенные поражения стенок толстой кишки привели к перитониту и сепсису. И именно от этого, а не от болезни как таковой, умерла Наталья.

То есть, по мнению экспертов, виноваты не родители и самовольный уход Натальи из Темижбекской больницы. Процесс заражения был пропущен в Ставрополе.

«Таким образом, полное отсутствие обследования и лечения основной патологии в ООО «НОЦП «Поддержка» и отсутствие адекватного обследования и своевременного оказания Н. Ситниковой помощи в специализированном и технически оснащенном медучреждении врачами-хирургами стоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти Н. Ситниковой», - сделали вывод краснодарские эксперты.

Четыре, пять...

В апреле 2018 года прокурором Октябрьского района Ставрополя выносится постановление о направлении уголовного дела для производства дополнительного следствия. Мол, налицо две противоположные версии, и нужно как-то соотнести показания краснодарских экспертов со ставропольскими.

Для чего следователи и обращаются к местным экспертам. И получают новое заключение №635, которое кардинально отличается от первого варианта. Комиссия признает правоту краснодарских коллег, все же обнаруживая прямую связь между наступлением смерти Ситниковой и действиями хирургов городской больницы №2, а также К. Садовничего.

Финита ля комедия? Что вы, читатель. Коли песня хороша, почему не начать сначала? Через два месяца последовало и другое - №813, в котором эксперт Копылов начисто перечеркнул выстроившуюся было логическую картину. Заключил, что смерть Натальи обусловлена лишь тяжестью и длительностью хронического заболевания и в наступлении летального исхода основную роль сыграло систематичное невыполнение Ситниковой и ее родственниками рекомендаций врачей по обследованию.

Что же касается роли Садовничего, то потеря времени из-за него и недостатки лечения привели лишь к прогрессированию заболевания. Но это косвенная связь. Да и хирурги городской больницы №2 ничего сделать не могли. На третьи сутки, когда обнаружили боли в животе, операцию срочно сделали. И бездействие хирургов сказалось лишь на том, что развился перитонит. Но вместе с тем перитонит и смерть Натальи - это из разных опер, между которыми нет ничего общего. На этом этапе смерть Ситниковой уже была непредотвратима. Мол, се ля ви.

Будет ли экспертиза?

Очередной тупик? На прошлой неделе прокуратура Октябрьского района города Ставрополя снова вернула дело на доследование, указав на все те же «противоречия», которые представляют собой замкнутый круг. И как раз разрубить его может лишь начавшийся судебный процесс. В настоящее время следователи пытаются обжаловать данное решение.

- Я уверен, что это делается намеренно, чтобы виновные в смерти моей дочери вышли сухими из воды. Но не позволю. Я уже два года езжу из Хасавюрта в Ставрополь к следователю как на работу. Надо будет, буду ездить и три, и четыре. Это единственное, что я еще могу сделать для дочки, - говорит Александр.

А потом показывает фотографию Егорки, растущего без мамы. Веселый такой, обаятельный мальчуган. Смотришь на него - сердце замирает от жалости. А еще от стыда. Что в век супермедицины и нанотехнологий мы так и не научились быть людьми. Внимательными, чуткими, отзывчивыми - чего не купишь ни за какие деньги.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.4 (8 голосов)

Комментарии

Министр Здравоохранения Мажаров побоявшись неудобных вопросов,трусливо отказался от запланированной встречи со Следственным комитетом.

Благодарю за статью.В ведомстве Прокуратуры Ставрополя коррупция зашкаливает,они всячески волокитят уголовные дела.с гос-обвинителей и надзорного органа превратились в адвокатов.На региональном уровне не возможно искать справедливость,ведь коррупцию никто не отменял. Обещали записать на личный прием к А.Бастрыкину,буду просить перевести уголовное дело в Центральный Аппарат.За руководителя,Суд-Мед эксперта А.Копылова вообще отдельная тема,им давно должны заинтересовался компетентные органы,но не в Ставрополе.На протяжении многих лет,по его фиктивным экспертизам много преступников ходит на свободе, и невиновных сидит за решёткой.Надеюсь что в скором времени будет новый губернатор,который наведет порядок.

Суд-Мед эксперт А.Копылов лично провел экспертизу в отношении обвиняемого врача Ю.Скребец,и пояснил что врач тяжело и неизлечимо болен,у него склероз последней стадии,шаткая походка,неврологическая болезнь и он по болезни не подлежит уголовному преследованию. В итоге выяснилось что врач как работал,так и работает в данной больнице. Согласно экспертизе А.Копылова врач не подлежит уголовному преследованию,а с последней стадией склероза людей лечить можно.

Ходят слухи что Новый губернатор Ставрополья будет А.Здунов.Вот он точно наведет порядок на Ставрополье

А кто это - А.Здунов?

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
18 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.