Вы здесь

ПО СЛЕДАМ ПАВЛИКОВ МОРОЗОВЫХ...

КАК РЯДОВОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ СТАВРОПОЛЬСКИХ ШКОЛЬНИКОВ ЗАКОНЧИЛОСЬ РАЗГЛАШЕНИЕМ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ИХ РОДИТЕЛЕЙ

Родители ставропольских школьников пребывают в шоке: от их детей потребовали раскрыть информацию, о которой не принято распространяться на публику. На прошлой неделе в социальных сетях был выложен пост, в котором мамы и папы рассказывают, что перед осенними каникулами в общеобразовательных учреждениях Изобильного, Ставрополя, Железноводска, Минеральных Вод, Ессентуков, Георгиевска прошло тестирование шести- и семиклассников по изучаемым предметам, где, помимо стандартного листа с профильными заданиями, подростки получили именные анкеты с 40 вопросами, содержание которых вызвало, мягко говоря, недоумение у родительского сообщества. Потому как интересовались организаторы тестирования не столько познаниями подрастающего поколения в области школьных наук, сколько их эрудированностью в семейном бюджете.

Кто заменяет маме папу, когда последнего нет дома?

- Где работает отец и какую должность занимает? Сколько получает мама? Сколько в семье автомобилей? Своя квартира или снимаете? Есть ли дорогая техника в виде посудомоечной машины или домашнего кинотеатра? Пользуетесь ли компьютером? До какого часа работают родители? Как часто уезжаете из дома и кто там остается? Есть ли дома собака? Есть ли охрана? - перечисляют возмущенные мамы и папы вопросы, когда некто не просто попытался через замочную скважину заглянуть в их личную жизнь, а чуть ли не на правах хозяина зашел в дверь с парадного хода с помощью доверчивых детей.

Впрочем, помимо этического момента насторожили семьи и вполне себе прагматичные аспекты данного тестирования, ибо не понятно, куда пойдет собранная информация и не аукнется ли излишняя осведомленность третьих лиц чередой квартирных краж и ограблений. Ведь в анкете разве что прямым текстом не спросили, где ключи от сейфа лежат?

«Конечно, подозрительно, почему такие вопросы задают детям, а не непосредственно родителям, если это для статистки? Такое ощущение, как будто для того, чтобы вынести хату! Это очень личные вопросы, даже близкие люди могут и не знать, какой у вас доход, зато школа будет в курсе».

«И нас очень настораживает подобный интерес со стороны Минобразования. И какое отношение все это имеет к учебе?» - недоумевали пользователи, пока другие участники дискуссии советовали родителям обратиться с данными вопросами в министерство образования СК, ибо «никто не сомневается, что школа здесь ни причем, педагоги просто выполняют директиву, сброшенную сверху. Осталось только понять, это региональная или федеральная инициатива?»

О чем, собственно, и спросили родители министра Евгения Козюру на его официальной страничке в Инстаграме. «Евгений Николаевич, кто дал распоряжение на сбор конфиденциальной информации о семьях учащихся 7-х классов Ставропольского края? На каком основании несовершеннолетние заполняют анкеты о жилье, материальном положении, наличии имущества, деятельности родителей. Вы лично и ваши подчиненные, используя служебное положение, нарушаете Конституцию РФ и гарантированную ею неприкосновенность частной жизни», - пишет foticroman.

Вот только, судя по ответу, в самом министерстве образования СК ничего подозрительного и тем более предосудительного в данном тестировании не видят. Тем более что проводится оно ни много ни мало, а в рамках реализации национального проекта «Образование»! «Кроме проверки знаний учеников, проводится сбор контекстных данных, которые позволяют сделать выводы о влиянии окружающей среды, в том числе материального благополучия, на уровень знаний детей. Все данные анкеты, передаваемые на региональный и федеральный уровень, обезличены. Все организаторы исследования дают письменное согласие о неразглашении данных, и только после этого допускаются к проведению данной процедуры», - пишет чиновник.

Однако за рамками ответа так и остались некоторые нестыковки, на которые не замедлили указать родители. Мол, «если данные действительно обезличены, то зачем брать подписку о неразглашении. Да и со слов детей, в анкетах заполнялись имя, фамилия и прочие данные. Так о каком обезличивании идет речь?» - не согласны активисты, совершенно справедливо требуя, чтобы чиновники предоставили нормативный документ, регламентирующий проведение данного анкетирования. Да и помимо банального здравого смысла, налицо расхождение с простейшими канонами педагогики. Ведь вопрос благосостояния родителей - один из тех моментов, которые школа, как правило, предпочитает обходить стороной, не акцентируя на этом внимание. Скажу даже больше, постулат «встречают по одежке, а провожают по уму» никто не отменял. Во всяком случае, до последнего времени. Теперь же, право, не знаю. Ведь поднятые в детском анкетировании отнюдь не детские темы как раз и провоцируют деление на богатых и нищих, успешных и неуспешных. И зачем обострять в детях интерес к богатству или бедности сверстников, непонятно. Как и непонятно, как наличие статуса у родителей, а также имеющееся в семье количество машин и квартир соотносятся с уровнем знаний их детей.

В стиле Геббельса?

А между тем, это далеко не первая «странная» анкета, которую в нынешнем году заполняли российские школьники, когда вопросы тестирования вводили в ступор даже взрослых. Взять хотя бы разразившийся скандал, когда всем ученикам с 7 по 11 класс нужно было ответить на 91 вопрос для мониторинга вроде как «потенциальных задатков лидера». Как следовало из вводной части тестирования, каждый пункт опросника нужно промаркировать знаком от -4 до +4 в зависимости от согласия или несогласия с утверждением. «Постарайтесь быть искренними. Здесь не может быть правильных и неправильных оценок. Важно лишь, чтобы они отражали ваше личное мнение», - говорилось в пояснительном вступлении. После чего шел набор весьма неоднозначных житейских утверждений. Впрочем, лучше же один раз увидеть?

1. Мне нравится, когда вся наша семья идет в гости, отмечает какой-либо праздник или просто собирается за общим столом.

2. Те, кто критикует происходящее в стране, не могут считаться настоящими патриотами.

3. Бродячих собак надо уничтожать, так как они могут быть опасны.

4. Любой конфликт можно уладить, не прибегая к силе.

6. То, что многие называют культурными ценностями прошлого, на деле часто оказывается примитивной старой рухлядью.

7. Не стоит на уроке обращаться к учителю с вопросами: они отвлекают от главного.

9. Глупо брать на себя риск ради пользы другого человека.

12. Большинство моих сверстников предпочитают общаться с красивыми людьми.

13. Свои проблемы я стремлюсь решать самостоятельно, собственными силами.

14. Я смогу прожить счастливо, и не создавая собственной семьи.

16. Если есть возможность выбрать живую или искусственную елку для празднования Нового года, я выбираю живую: она приятнее во всех отношениях.

17. Люди, выступающие против войны, на самом деле трусоваты.

18. Физический труд - удел неудачников.

30. Фильмы, боевики со стрельбой и кровью учат нас мужеству.

53. Рассматривать старые семейные фотографии - занятие для чудаков.

58. Вандализм в отношении тех или иных объектов окружающей среды - допустимая форма молодежного протеста против «мира взрослых».

68. Если учесть все за и против, то хранение в России иностранных ядерных отходов принесет больше финансовой выгоды, чем экологического вреда.

85. Телевидение в первую очередь должно быть средством развлечения и отдыха и только во вторую - источником информации о событиях в стране и мире.

86. Всех бомжей необходимо вылавливать и принуждать к работе.

89. Вкусовые качества продуктов питания, на мой взгляд, важнее их полезности.

Мда... «Мне одному показалось, что здесь манипуляция в стиле Геббельса? Или нормально все?» - забил тревогу один из родителей, кому на глаза попался данный опросник для молодых и очень внушаемых подростков, у которых кроме бурлящей жизненной энергии и страсти к приключениям за душой-то нет никакого опыта и багажа знаний, чтобы отличить зерна от плевел. А ведь этим зачастую и пользуются новоявленные лидеры, вовлекая ребят совсем не в те движения и подвигая на поступки, не имеющие ничего общего с патриотизмом, моралью. А начинается же все с малого, с таких вот «просто вопросов» для «просто» исследований.

Тонким перышком в тетрадь ли?

Как с этим бороться? Ответ лежит на поверхности. Точнее, стоит рядом в виде мусорной корзины, где и должны находиться подобные анкеты. К тому же прецеденты уже есть. В 2013 году родительская общественность также была взбудоражена появившимися в социальных сетях опросниками, которые должны были пройти дети в рамках школьного тестирования на наркотики. Утверждалось, что анкета уже утверждена министерством образования РФ и находится в открытом доступе, что, собственно, и сыграло с ее составителями злую шутку, но и одновременно помогло родителям забить в колокола спасения, когда последние увидели список вопросов, предназначенных для детей. Волосы, что называется, стали дыбом. «Это просто какой-то обучающий процесс для юных наркоманов, а не борьба с наркотиками», - возмущались общественники, цитируя вопросы анкеты.

«Сколько раз, если такое случалось, вы нюхали ингалянты, чтобы получить необычные ощущения?» - спрашивали авторы исследования у детей. Причем непросто спрашивали, а еще заботливо расшифровывали, что понимать под замысловатым термином и о каких ингредиентах идет речь - клей, аэрозоль, бензин.

А теперь вопрос на засыпку: каждый ли подросток не заинтересуется, какие такие «необычные ощущения» ждут его при знакомстве с вышеперечисленными веществами. Ведь если нельзя, но об этом написано, значит, можно, но совсем чуть-чуть? Ну, чтобы уж совсем не разочаровывать взрослых дядь и теть на полном серьезе интересующихся, в том числе у 10-летних детей, «какой из перечисленных ниже наркотиков вы попробовали первым?». Дальше - больше. В разделе перечисляется 12 наиболее распространенных групп наркотических веществ: от транквилизаторов и амфетаминов и до «инъекций с помощью шприца», героина, а также «алкоголя в сочетании с таблетками».

Ну и еще один «перл», который, возможно, не повредит восемнадцатилетним, но вряд ли будет полезен пятиклассникам. Это вопросы о том, была ли у опрашиваемого «половая связь без презерватива», ну или контакт, о котором тот «сожалел на следующий день». Надо ли говорить, что после поднятой шумихи тест был забракован министерством здравоохранения РФ, когда некоторые вопросы были признаны неудачными и требующими иных формулировок.

И вот спустя годы мы снова стоим у исходника, когда пытаемся изобрести велосипед, который будет двигаться вперед колесами назад. Зачем? Не понимаю. Но от этого не менее тревожно. Равно как и от того, что государство само провоцирует данные ситуации, когда с одной стороны вроде как пытается сделать что-то полезное для подрастающего поколения, но исполнение выходит настолько кривым, что не ровен час хочется в сердцах воскликнуть: «Лучше не надо». Ибо подобные тесты-опросники не на коленках пишутся. Это серьезная работа психологов, врачей, лингвистов, в основе которой лежит многолетний опыт общения с детьми, с разными детьми, из разных слоев общества, с разным семейным достатком, разными интересами, культурными ценностями и моральными установками, и поэтому так важен деликатный, почти что ювелирный подход к любой затронутой в исследовании теме. Да-да, то самое, «нам не дано предугадать, чем наше слово отзовется»...

Однако мы продолжаем это игнорировать, чтобы потом, услышав об очередных маршах протеста, оскверненных памятниках, зверских драках между подростками, ранних беременностях, недоуменно восклицать: «И это наши дети?!» Наши. И именно мы их делаем такими. В том числе не найдя в себе мужества выбросить сомнительные анкеты в мусорную корзину, вместо того чтобы положить их на школьную парту.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.