Вы здесь

ПРЯМЫЕ ДОГОВОРЫ: ПАНАЦЕЯ ОТ ДОЛГОВ ИЛИ ГОЛОВНАЯ БОЛЬ?

В апреле 2018 года Президентом РФ был подписан и вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации», который устанавливает возможность заключения прямых договоров между поставщиками коммунальных услуг и собственниками помещений многоквартирного дома, минуя управляющие компании.

Обосновывая необходимость нового формата договорных отношений, авторы документа говорят, что в России в сфере оказания жилищно-коммунальных услуг сложилась довольно парадоксальная ситуация. На 2018 год задолженность населения перед ресурсоснабжающими организациями составляет более триллиона рублей, притом что собственники жилья платят за коммунальные услуги исправно. Сбор же финансов за потребленную тепловую энергию, электричество, горячую и холодную воду, газ и т.д. доверен управляющим компаниям или иным формам правления, действующим в многоквартирном доме. Вот и возникает вопрос: где деньги?

В том, что исключение посредников при расчетах потребителей и ресурсоснабжающих организаций позитивно скажется на повышении платежной дисциплины, уверен и заместитель министра строительства и ЖКХ РФ Андрей Чибис. «Порядка 40 процентов долгов в сфере ЖКХ сегодня составляет задолженность управляющих компаний перед поставщиками коммунальных ресурсов. То есть граждане платят, а до ресурсников средства не доходят. Прямые расчеты с поставщиками позволят вывести из оборота управляющих компаний значительный объем не принадлежащих им средств. Как следствие, с рынка уйдут УК, заинтересованные не в управлении недвижимостью, а в обороте денежных средств, - уверяет чиновник. - Когда ресурсоснабжающие организации начнут своевременно получать весь объем платежей, они смогут и больше средств направлять на модернизацию сетей, что скажется на росте качества предоставляемых ими услуг».

Ругая реку, хвалят лужу

Выходит, нас ждет очередная революция в сфере ЖКХ? И эта новая в корне перечеркивает результаты «старой», когда в 2005-2006 г. согласно Жилищному кодексу и Постановлению Правительства РФ многоквартирный дом получил признаки коллективной собственности и каждая многоэтажка стала жить обособленной жизнью со своими услугами и содержанием.

Понятно, что львиная доля россиян оказалась не готова к тому, чтобы взвалить на свои плечи дополнительное жилищное ярмо. Поэтому, чтобы облегчить владельцам квартир труд по управлению их же домом, законодатель предложил гражданам нанять УК или же создать так называемое товарищество собственников жилья (ТСЖ), в обязанности которых входило бы заключение от имени жильцов договоров с поставщиками жилищно-коммунальных услуг, предоставление дополнительных услуг и содержание общедомового имущества. Другими словами, в стране создавался институт управления МКД, когда УК отводилась функция наместника, приглашенного следить за внешним и внутренним состоянием дома. Также законодатель оговаривал, что если жильцам что-то не понравится в работе УК и ТСЖ, они смогут заменить недобросовестную контору на любую другую.

И вот на протяжении всех этих двенадцати лет российские регионы внедряли данное законодательство в жизнь. Шло, нужно сказать, все со скрипом. Где-то более успешно, где-то процесс затягивался. И тем позитивнее на этом фоне выглядел Ставрополь, который в числе первых отладил схему «собственник - УК - РСО», организовав расчеты за коммунальные услуги, выстроив договорные отношения с РСО. Как результат, сегодня в городе осуществляет свою деятельность порядка 80 управляющих компаний, в наших квартирах зимой тепло, всегда есть холодная и горячая вода, работает канализация, дворы приведены в порядок и общая собираемость платежей за коммунальные услуги за год составляет 98 процентов. Тут бы жить и после многолетних усилий, наконец-то собирать плоды из цветущего сада, нам же рекомендуют вырубать его под корень. Мол, та реформа не оправдала ожиданий, УК дискредитировали себя как полноправные участники процесса, задолженности по оплате коммунальных услуг во многих регионах только растут, поэтому разворачиваем законодательное русло на 180 градусов, делая цепь чуть короче «собственник - РСО». Вот только поможет ли эта законодательная игра в выбивного решить проблемы с собираемостью платежей, не уверена. Зато головной боли как у потребителей, так и РСО явно прибавится. Во всяком случае, в Ставрополе точно. Объясню, почему.

Кто пойдет с протянутой рукой

А начнем же с тех самых долгов за тепловую энергию, которые в общей схеме задолженности составляют увесистую часть. Как правило, в Ставрополе на конец отопительного сезона задолженность за предоставленный ресурс по многоквартирным домам достигает порядка 670 миллионов рублей. И как отмечают сами поставщики, к началу следующего отопительного периода сумма сокращается как минимум вдвое. То есть дело не в управленцах, а в самих жителях, точнее, в несоответствии доходно-расходной части семейного бюджета наших граждан. Когда многие ставропольцы банально не могут позволить себе зимой платить те же 3-3,5 тысячи за отопление трехкомнатной квартиры, поэтому платят половину и ждут лета, когда суммы в платежках существенно снижаются и можно безболезненно рассчитаться по накопленным долгам.

Данная ситуация объективная, и у ресурсников в этот период возникает так называемый «кассовый разрыв», для покрытия которого они привлекают займы. Средства на обслуживание займов включаются в их тариф. В это время управляющие компании, на которые законодательно возложены функции по сбору средств с жителей для расчетов с РСО, проводят работу по взысканию задолженности, используя ряд эффективных механизмов, от письменных предупреждений, отключения электроэнергии до обращения в суд.

Понятно, что есть в городе и крайне сложные к взысканию долги, когда отапливаются нежилые квартиры в многоэтажках и отопление невозможно отключить без ущерба для отопительной системы всего дома, или речь идет о многодетных семьях, детях-сиротах, оказавшихся в непростой жизненной ситуации. Как раз для подобных случаев в каждом районе Ставрополя созданы комиссии по работе с задолжниками, куда входят представители РСО, члены районной администрации, прокуроры, судебные приставы. Работа этих комиссий, как правило, инициируется управляющими компаниями, являющимися заинтересованной стороной в решении финансовой проблемы. Результат всей этой совместной работы - 98 процентов тепловой энергии, поставленной населению, в городе им оплачивается. То есть проблемы есть, но они все решаемые, и тот, кто хочет работать, тот работает. Поэтому прежде чем ломать создаваемое многие годы, необходимо еще раз подумать, а стоит ли?

Ведь что произойдет теперь. Закон предлагает снять с «управляшек» не свойственные им функции, переложив обязанности по сбору средств и соответственно изыманию долгов на сами РСО. Логично? Вполне. Практично? В Ставрополе 1,5 тысячи многоэтажек, когда самая крупная УК на своем обслуживании содержит порядка 80 домов, и для эффективной работы у нее есть не только законодательные инструменты, но и собственная юридическая служба, штат контролеров, оперативно реагирующий на появление задолженности за квартирой. Что есть у РСО? Ни-че-го! Чтобы выстроить грамотную работу с жителями «с нуля», ресурсоснабжающим организациям понадобится не один год. Долги же все это время будут копиться.

Скажу больше, проблема долгов может даже усугубиться за счет того, что платить станет менее удобно и по разным платежкам. Ведь законодатель снова дробит единое целое на отдельные составляющие, когда один поставщик пришлет счет за тепловое отопление, другой за электроэнергию, третий за водоснабжение, за вывоз мусора. В общем, добро пожаловать обратно в 90-е, когда почтовые ящики были забиты счетами за коммуналку и люди специально отпрашивались с работы, чтобы оплатить счета. Это кто там говорит, что 21-й век на дворе и про интернет-возможности? Вы не мне, вы объясните это 70-летней бабушке, которая с трудом привыкла к пластиковой карте, а теперь в столь почтенном возрасте должна еще компьютерную грамоту осваивать? Что-то мне подсказывает, что уже после второй неудачной попытки плюнут наши старики на все и пойдут штурмовать абонентские отделы РСО. А при неправильно организованной работе последних или сбое в расчетах можно получить и еще больший процент «принципиальных» неплательщиков, не согласных с качеством услуг или порядком расчетов.

На границе понимания...

Еще не отпало желание экспериментировать? Тогда продолжаем искать ответ на следующий вопрос: кто будет отвечать за качество коммунальных услуг при прямых договорах? Сегодня при поставке той же самой тепловой энергии ответственность за качественный ресурс делят между собой поставщики и УК. К обязанностям РСО относится доставление коммунального ресурса надлежащего качества до внешней стены дома. В то время как участок от стены дома до квартиры потребителя - вотчина управляющих компаний, поскольку внутренняя инженерная инфраструктура входит в состав общего имущества, обслуживаемого организацией. Если же управляющие компании выбрасываются из этой «тепловой» цепочки, кто будет нести ответственность за содержание внутридомовых сетей ресурсоснабжения? Не получится ли ситуация, когда возникающие время от времени жалобы потребителей на холод в квартире зависнут в воздухе? Ибо роль УК в решении отопительного вопроса минимизируется, но большой вопрос, захотят ли ресурсники отвечать за ветхие трубы в домах, учитывая, как остро население реагирует на любые разговоры о потенциальных тратах, на которые нужно сложиться всем домом.

Не учел законодатель, и как быть с горячей водой. Ведь Ставрополь - один из тех редких российских городов, которые идут в ногу с федеральным законодательством и давным-давно отказались от системы централизованного горячего водоснабжения, установив в каждом доме индивидуальные тепловые пункты. Ведь первая система была крайне нерациональна и помимо того, что город был испещрен трубами горячего водоснабжения, сопровождалась большими потерями ресурсов и повышенными экономическими затратами. Отчетливо понимая, что это путь в никуда, муниципальные власти вместе с РСО под градом летящих в них камней все-таки переформатировали всю систему, когда горячая вода стала изготавливаться непосредственно в домах, и продукт оказался намного дешевле и качественнее предыдущего.

И кто бы знал, что этот набранный темп аукнется сейчас, когда в выигрыше окажутся аутсайдеры жилищно-коммунальной реформы, а ее лидерам вместо лаврового венка достанется очередная головная боль, как теперь считать затраты по горячей воде. Судя по объяснениям ресурсников, морока получается та еще!

Не так давно вышли разъяснения минстроя РФ, что при децентрализованном горячем водоснабжении данную услугу нельзя перевести в сферу прямых договоров, поэтому чиновники предлагают раздробить ресурс на части: мол, столько-то тепловой энергии, идущей на отопление квартир, у РСО покупают жители, а оставшуюся часть, необходимую для приготовления горячей воды в доме путем нагрева холодной, покупают УК. Потом потребителям выставляются два разных счета.

И все бы оно хорошо, но камнем преткновения для двух сторон может стать вопрос учета: чем мерить-то будем, сколько и куда нужно. На глаз? По нормативам? В идеале решить проблему можно, поставив современные счетчики, которые изначально разделяют тепловую энергию на эти две составляющие. Однако стоят они существенно дороже тех, что установлены в наших домах. А теперь вопрос на засыпку: за чей счет должна произойти подобная автоматизация?

«Отрасль ЖКХ настолько разнообразна, что людям, которые каждый день с ней не сталкиваются, сложно охватить все процессы и понять их суть. Вот и принятие закона «О прямых договорах» показало слабую проработку документа, что может повлечь за собой возникновение множества спорных ситуаций при его реализации», - уверены эксперты.

Кто оплатит то ли конституцию, то ли севрюжину с хреном...

Наверное, поэтому и сами потребители тоже не спешат паковать чемоданы. Все-таки жизнь научила нас, что за красивой конфетной оберткой иногда скрывается банальное монпансье, и перво-наперво нужно разобраться, за чей счет банкет. И хотя авторы закона уверяют, что прямые поставки не приведут к удорожанию коммунальных услуг, верится, мягко говоря, с трудом. Ведь в случае перехода на прямые договоры на РСО увеличивается финансовая нагрузка. А за счет чего последние будут набирать штат юристов, бухгалтеров, расширять штат абонентского обслуживания, оформлять квитанции, закупать необходимо соответствующее программное обеспечение, создавать базу данных собственников и т.д. и т.п, когда единственный источник дохода у РСО - тариф? Словом, ничего личного - только бизнес, когда каждый рубль должен быть окупаемым. Поэтому и сомневаюсь, что проблему с неплатежами можно решить вот таким методом, а вот усугубить - вполне.

Прямые договоры с РСО, на мой взгляд, актуальны только в том случае, если мы готовы менять наше мировоззрение, менталитет, если хотите. Когда владельцы квартир осознанно желают стать реальными хозяевами дома и понимают, что с ним происходит, сколько человек живет, не текут ли трубы в подъезде и подвалах, есть ли в каждой квартире приборы учета и исправны ли они. Но если бы все было столь идеально, то и долгов бы не было, и не искали жители хорошие управляющие компании.

Поэтому повторюсь еще раз: прямые договоры - это право собственников, а не обязанность, и нужно тщательно все обдумать. А пока думаем, напоследок приведу одно крылатое выражение: «У всех революций есть одна общая черта - они бесконечны».

Марина АНДРЕЕВА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.6 (11 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.