Вы здесь

СИНЕ-КРАСНАЯ ТРЯПКА ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

Так называется статья, опубликованная на сайте профессионального сообщества «Педсовет», а точнее подборка комментариев к размещенному на нем сообщению от мамы старшеклассницы Майи Дружниковой. На это письмо за несколько часов было написано более сотни комментариев. Вот сообщение, которое вызвало такой шквал эмоций:

«Уважаемые учителя, объясните, у вас какие-то методички есть с рекомендациями, как унижать учеников? Вам их сверху спускают? Или это инициатива снизу? Дочь-десятиклассница вчера покрасила волосы в синий цвет. Мы, родители, не против: когда еще подростку экспериментировать с внешностью, если не в 16 лет. Но в школе ее учителя буквально загнобили. Реакции были между не очень удачными шутками («Так к урокам готовилась, что аж посинела от натуги») до прямых оскорблений («С такими лохмами тебе место не в школе, а в борделе»). При этом все упражнялись в остроумии публично, при всем классе. Я к учителям дочери пойду разговаривать, но хочу сейчас понять, вот такое неприятие - это что? Комплексы? Указание сверху? Зашоренность? Да, устава школы она не нарушала, форму носит, а про цвет волос в уставе нет ничего. И учится она хорошо, проблем нет. А вот у учителей в школе, видимо, какие-то проблемы, если такая реакция на обычный подростковый эксперимент», - написала мама девочки.

Мнения комментирующих родителей и учителей разделились. Подавляющее число комментаторов встало на сторону своих коллег, учителей, о которых написала Майя. Оценки (а иногда и диагнозы) были поставлены и девочке-старшекласснице, и ее маме.

Галина Овчинникова: «У дочери проблемы со вкусом, и не только у дочери».

Валерий Ковалев: «У девочки, похожей на Мальвину, проблема с общением. Она захотела обратить внимание окружающих на себя, и ей это удалось. Впереди развитие способов привлечения внимания, и маме достанется в полной мере. Учителям надо быть осторожнее. Могут обвинить в нанесении морального вреда».

Ира Филимонова: «А ребенок ведь для того и красился, чтобы получить реакцию. Что отреагировали не только одноклассники, это разумно. Повторять одни и те же шутки дважды никто не будет. Кто-то, возможно, продолжит что-то говорить. А если ребенок уже пожалел об эксперименте, то это тоже результат. И родители могут с ребенком это обсудить, впрочем, как и психологи и даже учителя (не на уроке)».

Фаиля Ситдикова (Ильясова): «Да... одна с синими волосами, другая - с розовыми, третья - с зелеными, четвертая - с красными, пятая... «Мама, но ведь это школа!»- ответил как-то мой сын-восьмиклассник на предложение сходить в школу один день в джемпере, поскольку на пиджаке пятно сидело... Но ведь это школа! - другого ответа на этот вопрос, я думаю, просто нет! Скоро лето, каникулы - вот и время для экспериментов! И не верю я, что ЭТО родителям нравится... Родители для своих детей зачастую перестают оставаться авторитетом...»

Анна Ватненко: «Действительно, зачем оскорблять? Надо сообщать в отдел опеки, пусть мамашке мозги вправляют».

Ольга Каримова: «Если в уставе школы не сказано ничего конкретного про цвет волос, то это не значит, что их можно красить во все цвета радуги! По одежке встречают, по уму провожают. Пусть лучше в знаниях, в науках экспериментирует. А волосы оставит на лето!»

Оксана Лукконен: «То есть автор признает право своего ребенка самовыражаться, а у остальных права выражать свое отношение быть не должно? Вышел в люди - будь смел услышать мнение о себе: шмотки-гаджеты все обсуждают, а прическу нельзя? Или конкретно учителя права на мнение не имеют? Или ребенок настолько слаб и уязвим, что плачет от замечаний? Так тренируйте волю и выдержку. Не в теплице цветочек растите, жизнь бьет и не спрашивает мнений».

Алла Шавернева: «Я на своем веку повидала всякого, но при виде такого эксперимента с внешностью вряд ли бы могла сдержаться... Свой путь ищут не в цвете волос или вульгарном поведении, а в чем-то другом, теперь надо вносить в Устав пункт о цвете волос...»

 

Лариса Коваленко: «У нас была девочка, которая чудила с цветом волос и прическами. Вызывала иногда гомерический хохот. А уж в острословии не упражнялся только ленивый. Но она смеялась еще больше над шутками, чем шутники. К 10 классу переросла. Эксперименты закончились. Шутки тоже. Готова экспериментировать - пожалуйста, тогда не удивляйся, твои соученики и учителя имеют право на иронию, смех и сарказм. А Майя Дружникова, если не смогла подготовить к этой реакции дочь или предотвратить такое чудо, как экзотическая покраска волос, не должна возмущаться. Так воспитывается не вкус, а безвкусица. Это пиар. А что, дочка иначе не может обратить на себя внимание? Курам на смех - достойная оценка».

Veronika Sybbotina: «Что-то не верится, что в школе одни учителя невоспитанные, а одноклассники и ученики других классов вежливо молчали. Раз мама не против, чтобы дочь выделялась, пусть будет готова везде с ней бегать и «лаять» на тех, кто ее доче слово поперек скажет. Вот таких неадекватных родителей все больше и больше... Наверно, у учителей школы другие дела есть, а тут мамашка с неуравновешенной психикой. Ну не хочешь, чтобы в адрес дочери высказывались - переводи на домашнее обучение. Тем более, что дома можно и тату во всю рожу сделать, и пирсинг, и пряди разноцветные, и язык пополам, и, главное, слово никто не скажет... сиди, сама на дочу любуйся. Но в магазин, в транспорте, на улице - только вместе. Не дай бог, кто-то что-то скажет».

Марина Серикбаева: «Интересно, что бы мамы сказали, если бы учительница пришла с синим ирокезом? Наверное, живенько бы составили письмо, куда следует. А уж что бы сказали дети!!! Ну, а учитель, видимо, должен был сказать - мне очень нравится!!! А еще мне нравится лысина. Скромно. Со вкусом. И уход - минимальный».

Анна Лясникова: «Придерживаться нужно этикета! Правильно и сделали учителя, что отчитали! В бордель таких детей вместе с их родителями, которые сами, видимо, недалеко ушли!»

Карина Каримова: «Я бы на урок такую не пустила. Мне в классе клоунов и так хватает. Если ума нет себя не уродовать, то на математике точно делать нечего».

Оксана Перловская: «Есть такое понятие, как деловой стиль одежды. Синие волосы вашей дочери к этому стилю никакого отношения не имеют. Есть каникулярное время. В это время - пожалуйста, хоть зеленого цвета. Не думаю, что вам бы понравился офисный работник, например банка, с синими волосами, либо учитель с зелеными и т.д. Может, дети со спиртными напитками должны в школу приходить? А что? Родители же разрешают, пусть пьют, взрослые же... Уважаемая мама, не нужно из школы устраивать бордель. Это вопрос этикета и воспитания».

Синие волосы подростка стали красной тряпкой для российских учителей и вызвали бурю негодования и неприятия. При том, что дело происходит в 2018 году, когда для общества стали уже вполне привычными яркие краски в одежде, эксперименты с внешностью, самые различные способы самовыражения, такое явление в школе воспринимается как нечто небывалое, возмутительное, неприемлемое. Почему?

Мнение психолога

За разъяснениями мы обратились к психологу Маре Днестровской.

«Вообще у каждого взрослого человека в сознании есть множество долженствований, к которым мы привыкли, которые мы не подвергаем сомнениям и воспринимаем как естественные слагаемые нашего мировоззрения...

Когда кто-то на наших глазах нарушает те правила, с которыми мы свыклись, которые считаем незыблемыми, мы испытываем негативную реакцию: от легкого раздражения до сильнейшего негодования. «Я этого не делаю, никто из моего окружения этого не делает, а он - почему себе это позволяет?»

Это не значит, что мы тоже хотим и готовы совершить что-то подобное, совсем нет. Но нас раздражает, что кто-то хочет и совершает, несмотря на то, что так делать не принято, несмотря на то, что мы считаем это нарушением привычного правила...

Профессиональная деятельность учителей в течение многих лет несколько корректирует представление их о себе и о мире. Учитель привыкает считать себя носителем знания и не просто знания, а знания о том, как правильно. Любой поступок ученика, который не укладывается в парадигму «правильно - так», воспринимается как вызов, как протест, и вызывает сильную негативную эмоцию.

Сейчас многие учителя чувствуют себя незащищенными - над ними много контролирующих органов, да и в школах быстро все меняется, нет устойчивости и уверенности. Возможно, за счет этого учителя ощущают себя менее уверенно и сильнее боятся потерять авторитет среди учеников. Судя по тому, что я наблюдаю, - сейчас у учителей стало заметно меньше возможностей влияния на учеников, и яркие вызывающие изменения внешности учащихся могут вызывать негативную реакцию. И даже страхи, что это как-то подорвет учительский авторитет. Ну, грубо говоря, если можно себе позволить синие волосы - то можно вообще учителя не слушать. Такие страхи могут возникать.

Плюс все-таки современные подростки - в большинстве своем менее зарегулированные и менее закомплексованные. Они больше всего могут себе позволить, чем, например, мы в нашем детстве. Современные тенденции воспитания дают подросткам больше свободы. Свободы выбора, творчества, самовыражения. И это сказывается на их управляемости. Когда у учителя целый класс непослушных подростков - ярко выраженное самовыражение будет вызывать страхи и негатив, особенно если учителю трудно справляться с подростками, трудно их увлечь и как-то сплотить».

Вот такая подборка. Справедливости ради, нужно сказать, что среди комментариев были реплики и в защиту девочки и мамы.

«Вот уж оскорблять-то девочку ну никак не надо. Держите себя в рабочих рамках. Ну да, синий цвет, ребенок что-то себе и другим доказывает, и что? А у меня в классе мальчик темно-розовым выкрасился, при этом учится прекрасно. Да пройдет все это. А свои эмоции учителю надо держать при себе, а уж язык тем более», - пишет учитель из Московской области Валентина Жаворонкова.

«Я присоединюсь. И у меня была девочка с синими волосами. Очень хорошая, кстати, ученица. Вообще, выдавливание нестандартных - это у нас тенденция. Плохая причем», - поддержала ее Татьяна Сучкова.

«Чего шум-то подняли? Покрасила и покрасила! Хуже от этого не стала. Придет время и снова брюнеткой. Меньше бы обращали на это внимания и все бы сошло на нет само собой. Если вы считаете, что от цвета волос меняются связи в паутине мозга, то ошибаетесь. Все это повторяется с каждым новым поколением. Старое противится новому и как может унижает не таких, как они. Вы почитайте, что пишут взрослые люди. В основном женщины (только два мужика). Они что, не были подростками? Или хотят «загнать» девушку в суицидальную ситуацию? - комментирует преподаватель вуза Валерий Ганузин. И добавляет. - Во времена нашей молодости и не такое еще было. Летом ходили в ярко-желтых джинсах и такого же цвета рубахе. Красных носках и черных остроносых с 5-сантиметровым каблуком ботинках. В мае надевали белые с алыми розами штаны и красную косоворотку. Затем появились битловки и расклешенные, со встречной складкой, штаны. Волосы длиной до плеч. А зимой носили пальто, сшитое на заказ в военном ателье, по типу генеральской шинели с красной подбортовкой, откидным воротником, приталенное и со складкой почти до лопаток. Длина - 20 см до земли. Это нам не мешало учиться, ездить в московские театры, музеи, на хоккей, футбол и т.д. Все это было в советское время. И сейчас все это помогает мне одеться прилично. Со студентами работаю, а это обязывает ко многому».

Комментировали ситуацию и родители.

«У учителей действительно какие-то проблемы, - пишет родительница из Московской области Оксана Отрощенко. - Я в прошлом году сама покрасила свою дочь, ей тогда было почти девять, в рыжеватый. Правда, повод был - вши... Дочь хотела в розовый, но мне не хотелось сначала осветлять, а потом тонировать, но, может, этим летом раскачаюсь. Я сама за три года успела побыть и черной, и пепельной, сейчас рыжая. Покрасилась бы и в зеленый, но вот у меня и правда возраст не тот».

«С психологической точки зрения - это крик о помощи! Здесь нужно работать классной и психологу - что-то у ребенка не так! У нас в соседнем классе в прошлом году парень покрасился, мама тоже была ЗА... Потом он исчез из школы на 3 месяца... Когда пришел - на руках были порезы - несчастная любовь... Говорят, мама еле успела вызвать скорую... А в нашем классе была девчонка - постоянные эксперименты на грани фола... Потом выяснилось, что часто болеет, хочет быть как все, хочет внимания...» - размышляет еще один пользователь.

Есть и ироничные комментарии. Вот один из них.

«Интересно! Как бы наши учителя отреагировали, если бы мальчики в школу пришли не в форме «No-shorts-to-work», а в шортах или юбках, как в академии ISCA, когда в общей сложности 50 мальчиков в течение четырех дней отстаивали свое право на терморегуляцию (приходя в школу в юбках). Протест был спровоцирован, когда в учебном заведении 14-летнему мальчику угрожали заключением в «комнату изоляции» в случае, если он придет на учебу в шортах. Директор пошутила, что этого не произойдет, если он наденет юбку, и в этот момент подала идею для мирного протеста учеников. Несомненно, храбрый поступок подростков принес свои плоды: руководство школы разрешило ношение коротких брюк в летний период уже с этого года, при условии соблюдения цветовой гаммы и единогласном решении родительского комитета».

Лично мне понравилось высказывание о том, что «речь о чувстве меры. Его тоже надо воспитывать. Это тоже часть человеческой культуры». По мне, оно как нельзя лучше подходит к ситуации, и в том числе к тем высказываниям, которые здесь приводились. Чувство меры присутствует явно не во всех из них. А жаль.

Ирина ПОСТОВАЯ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
10 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.