Вы здесь

СТАВРОПОЛЬСКОЕ ЗЕРНО: «ПИЛИТЕ, ШУРА, ПИЛИТЕ!»

Подведение итогов аграрного года на Ставрополье, каким стал брифинг первого заместителя председателя правительства СК Николая Великданя, прошедший перед новогодними праздниками, показал: краевое руководство вполне оптимистично смотрит в год 2018-й.

Н. Великдань рассказал о рекордном, несмотря на капризы погоды, урожае зерновых, о сравнимых с прошлогодними ожиданиями на год наступивший, о взглядах на развитие агропромышленного сектора, в принципе, даже не на один год, а в общей перспективе. Из основного: наряду с удовлетворительной ситуацией в такой сфере, как рост производства зерновых, остается расчет и на технические культуры, например, сахарную свеклу или рапс. Ставрополье - один из регионов-передовиков по части развития тепличного хозяйства (чему информированный человек не удивится: теплицы - тренд федерального минсельхоза). Хорошие темпы развития (а если честно, возврата к уровню годов эдак семидесятых) показывает виноградарство, есть успехи в производстве овощей. Фруктов - в частности, яблок - край до сих пор производит до обидного мало, отставая при этом даже от маленькой соседней Ингушетии. Поэтому впереди серьезные инициативы краевого правительства: например, программа по развитию суперинтенсивных садов в личных подсобных хозяйствах. На это в 2018 году из краевого бюджета будет выделено 80 миллионов рублей.

Не забыл первый зампред правительства края сказать и о действительно болевых точках агропромышленного комплекса.

«Мы уже который год говорим о необходимости повернуться лицом к животноводству, только и твердим: одним зерном закрыть все дыры не получится, рынок неустойчив. В будущем году предусмотрено продолжение беспрецедентных мер, принятых краевым правительством для поднятия отрасли. В частности, речь идет о грантовой политике для желающих заняться молочным животноводством, о государственной поддержке не только на начальном этапе - при строительстве молочно-товарных ферм - но и далее, в племенном деле, в обеспечении научного подхода к производству», - говорил Николай Великдань. Что ж, тема для разговора здесь есть. И первым вопросом, который нелишне бы обсудить в правительстве края, был бы такой: а куда, в случае резкого подъема производства молока, например, в Степновском районе, производитель его будет девать? А в Курском? А в Георгиевском? Все везти в Буденновск?

При этом из-за не совсем понятной ситуации в сфере переработки более четверти уже существующих в крае мощностей простаивает. Правда, в слово «переработка» почему-то сваливается все подряд: производство и йогуртов, и зеленого горошка. Эту цифру - задействовано лишь порядка 70 процентов всех объемов перерабатывающих производств - озвучил первый зампред правительства. И порассуждал на тему, например, открытия на Ставрополье изготовления фруктовых чипсов.

И все же развитие базы ставропольского аграрного сектора - растениеводство. В частности, конечно, производство зерна. И это направление, как дал понять первый вице-премьер края, продолжает тенденцию предыдущих лет. Как известно, под будущий урожай засеяно порядка двух миллионов гектаров пашни, и если не будет каких-либо катаклизмов, результат получим приемлемый. Впрочем, для кого как: если говорить о росте урожайности, валового сбора зерновых - то да, Ставрополье действительно, как и сказал Н. Великдань, на третьем месте в стране среди регионов. Если же рассматривать производство зерновых как одну из важнейших, если не единственную серьезную статью краевого дохода, как показатель валового регионального продукта - мы рискуем оказаться в глупейшем положении.

О чем речь? Вот о чем. В декабре прошлого года и на Ставрополье, и у соседей по региону предлагаемая цена на продовольственную пшеницу третьего класса не превысила планку в девять тысяч рублей за тонну.

Николай Великдань рассказал о том, что «Ставрополье на сегодняшний день готово экспортировать в другие страны до 5,5 миллиона тонн зерна. Среди потенциальных покупателей - Китай, Израиль, Иран, Азербайджан».

Так вот. В Азербайджане рынок предлагает не более $150 - $180 за тонну пшеницы в зависимости от классности, в Китае - до $140 за тонну. В то же время, например, в Алжире в минувшем декабре предлагали $210 за тонну, в Эфиопии - $240, в Бангладеш - и вовсе $245. С этими странами мы торговать пока не можем, так что ли?

А Иран в 2018 году и вовсе сохраняет эмбарго на импорт пшеницы. То есть будем гнать персам нут и бобовые, благо, производство этих культур в крае потихоньку растет. Только вот есть такая мысль, высказываемая многими растениеводами: пока это производство вырастет, рынок успеет пресытиться. И тот же Иран снова введет какое-нибудь эмбарго на импорт.

Следовательно, как представляется, основным рынком для производителей зерна на Ставрополье остается рынок внутренний. А вот на вопрос, что может сделать краевое правительство, исходя, конечно, из существующих возможностей, для роста закупочных цен на зерно (хотя бы до уровня 2016 года, в 12,5 тысячи рублей за тонну), Николай Великдань ответил с некоторой степенью раздражения. Смысл ответа в том, что правительство участвует в формировании государственных закупочных цен на зерно, делает все возможное, но «нытье» производителей уже достало. Ведь даже при цене в семь-восемь тысяч рублей за тонну производство зерна выгодно! А то, что руководители крупных хозяйств жалуются: один потерял 200 миллионов в сравнении с 2016 годом, другой 150 миллионов - так ведь убытка-то не понес! Все равно в прибыли.

Единственный вывод, который можно сделать из такого подхода краевого правительства к проблеме формирования цен на зерно: никаких гарантий земледельцу государство не даст, ибо рынок. Но десять с лишком миллионов тонн зерновых для края - уже взятый рубеж, и терять позиции в этом направлении Ставрополью нельзя.

Конечно, можно было бы привести пример других, не столь обильных на урожаи зерна регионов России, где власти предпочитают активнее участвовать в формировании благоприятной для производителей зерна конъюнктуры. В Волгограде не оставляют мысль о развитии зерновой биржи, на Алтае самостоятельно решают вопросы взаимодействия с Дальневосточными регионами в части транзита зерна дальше на восток...

Однако, пока на Ставрополье ситуация терпимая, считает первый вице-премьер, даже с тем уровнем цен, что сложился. Поэтому не самые радужные перспективы в плане роста закупочных цен на зерно в наступившем году генерируют у властей известное выражение, отражающее их отношение к производителям зерна: «пилите, Шура, пилите». Пусть вместо стоимости золота - стоимость чугуна. Чугун ведь тоже денег стоит...

Сергей БОНДАРЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.