Вы здесь

СФАБРИКОВАЛИ ОБВИНЕНИЕ, ТЕПЕРЬ ФАБРИКУЮТ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ?

На прошлой неделе в Кировском районном суде Астрахани все же открылся судебный процесс по обвинению Ахмета Газимагомедова в мошенничестве по статье 159 части 4 Уголовного кодекса РФ. О том, почему и в результате каких ходов первое заседание не состоялось в конце октября, как ранее намечалось, и что это являлось явным неуважением суда к участникам процесса, мы подробно писали 7 ноября в статье «Война следователей с прокурорскими гасится в суде». А вся эта история довольно подробно рассказывалась в нашей газете в статьях «Погоны дерутся - у граждан лбы трещат» и «Лбы продолжают трещать», опубликованных соответственно 25 июля и 16 августа с.г.

Напомним, ее суть в том, что один односельчанин попросил другого помочь в юридической защите родственника. Тот, а это как раз и есть Газимагомедов, взялся, пообещал, за гонорар, естественно, привлечь московских адвокатов. Но заинтересованные в компрометации его хорошей знакомой прокурора Астрахани Екатерины Зориной следователи управления Следственного комитета по Астраханской области устроили провокацию с передачей якобы взятки. Действия Газимагомедова в итоге квалифицировали как мошенничество и сфабриковали уголовное дело.

Управление СКР по СКФО умыло руки

Мы же, ставропольское издание, взялись за эту громкую для Астрахани тему только потому, что управление СК по Астраханской области подчиняется расположенному в Ессентуках Главному следственному управлению СКР по СКФО. Его руководству, а именно Олегу Васильеву, в надежде на вмешательство и восстановление законности, и адресовались вышеуказанные статьи.

Не знаем, какие действия по служебной линии предприняло Главное управление. Нам на критику в газете никто не ответил. Но похоже, что никаких. Во всяком случае, ни о самой проверке вопиющих фактов беззакония во время следствия, ни о ее результатах общественности не сообщалось. Очень жаль. Тайна следствия, его независимость, конечно, должны беспрекословно соблюдаться. Но беззаконие в виде избиения арестованного в камере, понуждения дать показания на прокурора города как якобы соучастника, требования отнести ему «взятку», беспардонное давление на него путем беспричинного помещения в карцер, ограничение его права на защиту, оставление отвода адвокатов следователю без рассмотрения... Да и вообще, соблюдение законности в ходе следствия, когда обвиняемого и его адвокатов даже с делом перед передачей в суд не ознакомили, безусловно, требовало вмешательства и проверки со стороны вышестоящей следственной структуры. Иначе зачем тогда она?

 Но начальники молчат, им, похоже, подчиненные все объяснили, как в таких случая говорят, тактикой защиты. Ну а раз начальники бездействуют, подчиненные продолжают шустрить. И даже после передачи дела в суд. Теперь, надо полагать, уже в надежде повлиять на общественное мнение города, которому благодаря нашим статьям стали известны все подробности неприглядной войны между следователями и прокурорскими, заплечные приемы и методы астраханского следствия. Конечно, огласка не могла их не насторожить. Вот и родилась идея подсовывания своей, далекой от обстоятельств дела и доказательств, версии. Зато простой как дважды два и потому понятной простому обывателю.

А может, и в надежде на сам суд повлиять. Ведь давно не секрет, что по делам, имеющим общественный резонанс, суды у нас зависимы. От общественного мнения.

Билборд на границе морали

С 8 ноября в социальных сетях Астрахани вдруг начала гулять гаденькая, иначе не скажешь, анонимная статейка, под заголовком «Семейный подряд, или как следователи семью прокуроров защищают».

Начинается с фото билборда, то есть большого рекламного щита, на котором изображены прильнувшие друг к другу мужчина и женщина, с надписью «Спасибо, любимая!» Из текста понимаешь, что это прокурор города Зорина  и ныне подсудимый Газимагомедов, как следует из приведенного фото его удостоверения - «капитан юстиции собственной безопасности». И что дело по нему о взятке 200 тысяч долларов расследуется, а по ней - нет, «поскольку у обоих приличные связи». И это, цитирую, «несмотря на видос, где дама сердца нашего Ромео требует взятку». И что сейчас предпринимаются усилия, чтобы поменять статью со взятки на мошенничество и передать дело в полицию». С какого бока здесь следователи, и почему они прокуроров защищают? А с такого, утверждают анонимы, что сейчас уголовное дело ведет Следственный комитет, где работают «бывшие сослуживцы Зориной - Слюсарев и Пересекин, и ведется оно (вы только вдумайтесь!) под надзором самой Зориной!».

Тут что ни фото, то наглая подделка, что ни слово, то вранье. Еще более наглое. Сознательно сконструированное вранье, подогнанное под нужную творцам задачу. О которой позже.

Подобную стряпню в журналистике сегодня называют фейком. И квалифицируют как чуть ли не главный инструмент в пропагандистской войне. Посудите сами, читатель. Самого этого билборда на астраханских улицах нет, его, похоже, просто сварганили фотошопом для статейки. Как и служебное удостоверение с несуществующим в природе званием. Это надо же: «капитан юстиции собственной безопасности»! Газимагомедов, кстати, не служил в органах ни дня. Само же уголовное дело уже расследовано управлением Следственного комитета по области и передано в суд еще 12 октября. И не по статье «Взятка», а по части 4 статьи 159 - «Мошенничество». Причем с самого начала следствия подозреваемому вменялась именно эта статья. Прокурор Астрахани к надзору за ним не имела никакого отношения. Утвердил обвинительное заключение заместитель областного прокурора В. Александрин. Надо ли говорить, что никакого «видоса» про требование Зориной взятки в материалах дела нет и в помине.

По ложному следу

Зорина и Слюсарев не в одной лодке, как подают авторы фейка. Наоборот, сама провокация взятки Газимагомедову, возбуждение дела СК, судя по уже хорошо известным обстоятельствам дела, являются своего рода ответом Слюсарева и Ко на покушение Зориной на интересы его и его семьи в земельном бизнесе. Напомним, что именно Зорина добилась возбуждения уголовного дела по земельным махинациям, в результате чего не только Абдул Абдулжалилов, но и персональный водитель Слюсарева и по совместительству его помощник С. Козлов оказались под следствием, а последний даже сейчас под арестом. В этой связи появление в сети лживого фейка надо рассматривать как неуклюжую попытку самих провокаторов взятки и всего дела увести общественное мнение от истины. В этом их задача. Мол, тут совсем не война следователей с прокурорскими, не одни копают под других. А сама прокурорша является подозреваемой в тяжком преступлении, следователи же с ней в одной лодке, стараются ей помочь и вывести из-под удара. Ну, прямо благородные и преданные сослуживцы! Она, и только она тут зло!

Попытка соединить Зорину и Слюсарева в одно похожа еще на попытку отвести подозрения в авторстве. Действительно, кто подумает, что фейк сварганили следаки, если в нем в качестве плохого парня показан сам Слюсарев, начальник отдела областного управления СК по расследованию особо важных дел - преступлений против государственной власти и в сфере экономики!

Боже, что мы видим: борцы за законность, а значит и за правду, пускаются во все тяжкие по дороге лжи, лишь бы эту самую правду скрыть? И при этом Главное управление СКР по СКФО продолжает делать вид, что ничего в подведомственной ему астраханской структуре не происходит?

Потерпевшие чувствуют свою вину?

В минувший вторник, 12 ноября, первое заседание в Кировском районном суде Астрахани по делу Газимагомедова наконец состоялось.

На процесс пришло два десятка родственников Газимагомедова. Под их осуждающими взглядами, как сквозь строй, проходит потерпевший - Рамазан Абдулжалилов. Тот самый, который и передал подсудимому 200 тысяч долларов. Утверждал на следствии, что за прекращение уголовного дела в отношении брата. Подсудимый в свою очередь утверждает, что московским адвокатам предназначались деньги, за законные юридические услуги, и что он - лишь посредник. Наверняка Рамазана задействовали в операции под обещания выпустить брата Рамазана - Абдула, который, как уже не раз нами говорилось, является подозреваемым по уголовному делу по земельным махинациям, как раз и возбужденному по настоянию Зориной. Односельчанин, вроде друг детства Газимагомедова. Как люди могут такое понять и принять? Как может сам он участвовать в таком спектакле? Не зря Абдулжалилов просидел все заседание с опущенной головой.

Второй потерпевшей - Шарипова, на процесс вообще не явилась. Напомним, что в машине Газимагомедова нашли расписку, что Шарипова получила от него полтора миллиона рублей и претензий не имеет. Следователи раскрутили назад и сделали вывод, что это деньги, которые он брал за прекращение уголовного дела в отношении ее мужа. Не получилось - вернул. Хотя, если внимательно сопоставить все обстоятельства, все это явно натянуто. Он деньги вернул до суда над Шариповым. Саму Шарипову просто заставили показать на Газимагомедова, как легко силовикам заставить что-то сделать человека, у которого муж сидит и есть свой небольшой и уязвимый бизнес.

Один потерпевший пришел и сидит с опущенной головой, другая вообще не явилась. Право, такое ощущение, что потерпевшие, а не подсудимый, чувствуют себя в этом странном процессе виноватыми.

Процесс будет долгим

Заседание открывается. Судья Фрадиля Хайрутдинова просто образец правосудия. В мантии, ведет процесс, как по учебнику. Досконально разъясняет права, особенности процесса подсудимому, потерпевшему, защите. Предельно вежлива с адвокатами. В общем, неуважением суда к участникам процесса, проявленным в прошлый раз, теперь и не пахнет. 

Адвокаты действуют, как им и положено, в интересах подсудимого и на основе норм закона. Заявляют отвод прокурору. По той причине, что на ее форме застегнуты не все пуговицы. Вроде мелочь, способная вызвать лишь улыбку. Но это как посмотреть. Прокурор представляет обвинение, действует от имени государства, а это самое государство предстает в расхристанном виде? Она и обвинение будет также расхристанно поддерживать? Хватит и того, что следствие проведено больше по понятиям, чем по закону.

Суд отвод отклоняет. Следующий отвод адвокаты заявляют уже самой судье. По основаниям, которые мы довольно подробно изложили в предыдущей статье. Что продлила арест Газимагомедову, не уведомив о заседании адвокатов и без них, чем нарушила его законные права на квалифицированную юридическую защиту. Решение о продлении ареста вынесено 19 октября в 14 часов по местному времени, а разговор адвоката с судьей или ее секретарем, где он подтвердил свое обязательство защищать Газимагомедова, состоялся час спустя. При этом в деле подшита телефонограмма, что адвокат не отвечал на телефонные звонки. Как можно такому суду доверять? Привлечение на то заседание так называемого государственного адвоката под предлогом отказа от защиты Газимагомедова адвокатов нанятых трудно назвать обеспечением права на защиту. Поскольку сам на тот момент обвиняемый был против, о чем и заявлял в процессе. Кстати, подсудимый на этот раз спрашивал, где же теперь тот назначенный государственный адвокат? Судья ничего не ответила.

В отводе суду судья также отказала. Процесс продолжился.

Дальше защита ходатайствовала о предоставлении подсудимому, да и самим адвокатам, возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. То есть суду предложено убрать огрехи следствия, так как именно оно обязано было провести ознакомление. Как это оно сделало, рассказал один из адвокатов. Следователь позвонил и сообщил, что у защиты на ознакомление три дня, включая выходные. Адвокат все бросил и приехал за шестьсот километров. Но его встретили лишь закрытые на замок двери. 

Тут уже судья не могла отказать в ходатайстве. Иначе бы это стало грубейшим нарушением прав подсудимого. И дала на ознакомление с делом подсудимому и адвокатам восемь дней - по одному дню на каждый том, поскольку их именно восемь.

Следующее заседание назначено на 27 ноября. Поедем и мы. В надежде, что оно не ограничится чисто процедурными моментами и что рассмотрение дела по существу все же начнется.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (8 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.