Вы здесь

ТЕРРИТОРИЯ ПРОГРЕССА

8 февраля в России отмечается день науки. О наиболее важных приоритетных научных проектах, которые реализуются в нашем крае, корреспонденту «Ставропольских ведомостей» рассказал руководитель Управления науки и технологий СКФУ, доктор физико-математических наук Константин Ерин.

- В нашем университете сейчас выполняется ряд очень интересных проектов. Один из них реализуется совместно с Молочным комбинатом «Ставропольский». В России принят ряд документов, направленных на развитие высокотехнологичных производств, в первую очередь, ориентированных на импортозамещение. Проводятся конкурсы, в которых участвуют вузы и предприятия. Победители - как правило, наиболее продвинутые организации с очень интересными, важными в масштабах государства проектами. Одним из победителей конкурса стал наш университет с проектом создания на базе Молочного комбината «Ставропольский» высокотехнологичного производства лактозы для фармацевтической и пищевой промышленности. Лактоза - это молочный сахар, его выделяют из молочной сыворотки. После распада СССР в России не осталось ни одного предприятия, производящего лактозу. А потребность в ней большая - и для пищевой промышленности, и фармацевтической, для детского питания, для различных биодобавок, поэтому пока приходится импортировать из-за рубежа. Так что эта такая своего рода государственная задача - обеспечить и собственное производство, и хотя бы частично импортозамещение. И коллектив Института живых систем и Центра биологического инжиниринга нашего университета ее решил. Построено новое здание цеха специально под этот проект, установлено оборудование, аналогов которому в мире нет. Причем часть этого оборудования разработана учеными нашего университета. Первую очередь уже открыли, а когда этот цех выйдет на проектную мощность, планируется производство до пяти тонн лактозы в сутки, то есть две тысячи тонн в год. Это примерно 10 процентов потребности только российского рынка. Даже не обсуждается поставка на экспорт, хотя это и возможно. Потребности значительны, и понятно, что один цех одного завода не сможет их в полной мере удовлетворить. Предполагается, что при участии наших специалистов в дальнейшем такие производства будут открываться и в других регионах России.

Другой крупный проект выполняется учеными Инженерного института. У нас есть очень интересный комплекс на Кулакова, «Чистые зоны» - это небольшой участок исследований микропроизводства, соответствующий всем современным технологиям полупроводниковой техники. Там закрытый бокс, обеспыленный воздух, совершенно чистая атмосфера, чтобы можно было работать с современными микроэлементами электронной техники, которые требуют высочайшей степени чистоты, чтобы получались правильно работающие электронные устройства. Коллектив под руководством доцента В. Таралы в течение нескольких лет выполнял проект при поддержке Фонда перспективных исследований. Коллектив взялся за очень сложную задачу - разработку специального типа керамики, которая могла бы использоваться в лазерной технике. Эта керамика прозрачная и по внешнему виду напоминает обычное стекло, но при этом выдерживает огромные температуры и мощное световое излучение, которое используется в лазерах. Речь, конечно, идет не о лазерных указках, а о мощных лазерах, использующихся для резки стекла, например, или лазерах военного назначения. Там требуется изготовление элементов из таких материалов и особо высокие характеристики. Зарубежные образцы не могут использоваться в военной промышленности в силу известных причин, и наши специалисты решили эту важную задачу. В музее СКФУ представлены образцы этой керамики.

Есть у нас два интересных проекта в области IT-технологий. Один из них выполняется учеными нашего Института информационных технологий в партнерстве с предприятием «Андроидная техника» города Магнитогорска, которое занимается разработкой роботов разного рода. Проект этот связан с совершенствованием технологий управления роботами: разрабатывается специальный алгоритм управления антропоморфными роботами, которые похожи на человека, и роботами-манипуляторами - такая механическая рука, например, в автомобильном производстве. Точность его работы определяет все. Это используется не только в автомобилях, почти все современные производства с этим работают - и машиностроительные, и электроника, где необходимо микроскопическую детальку установить в точно заданное место и не ошибиться, при этом чтобы все потом работало. Точность позиционирования таких механических манипуляторов имеет решающее значение. В данном случае наши ученые решают обратную задачу - как по положению данного робота определить, какие подавать сигналы на его элементы, чтобы он правильно двигался.

И совсем новый проект связан с системами управления беспилотными летательными аппаратами. Широко известные простые беспилотные летательные аппараты - квадрокоптеры - работают при помощи спутниковой связи. Но эта система работает хорошо, когда есть хороший спутниковый прием и этот сигнал никем специально не глушится. Если такой беспилотник попадает в местность с плохим спутниковым сигналом либо же сигнал специально заглушен, то аппарат перестает выполнять свою задачу. Так вот наши ученые разрабатывают специальные инерциальные системы управления беспилотником, которые могли бы работать без всякой связи со спутником и при этом очень точно помогать аппарату выполнять задачи. Здесь нашим партнером является ставропольская компания «Стилсофт» - одно из ведущих предприятий в продвинутых системах безопасности, оно в том числе разрабатывает системы и для Погранслужбы ФСБ. Понятно, почему им такие системы интересны, ведь использование систем безопасности в беспилотниках - один из последних трендов: в Южной Америке в прошлом году были попытки покушения на президента с использованием беспилотника.

У нас выполняется и ряд интересных фундаментальных проектов, направленных на получение новых знаний. Иногда такие проекты позволяют разработать прикладные вещи, очень востребованные. Доктор химических наук, профессор Александр Аксенов создал научную школу, которая и в России, и в мире широко известна. Он разрабатывает различные технологии получения новых органических материалов, и одна из его разработок оказалась востребована в фарминдустрии. Ему удалось синтезировать новый вид вещества, который оказался очень перспективным в качестве противоракового препарата. К нему обратились его коллеги из американского университета Нью-Мексико, которые работают в этой области - производят лекарственные препараты, проводят их испытания и потом ведут их сертификацию и внедряют в современную медицину. Как известно, существует несколько видов рака, устойчивых к используемым сейчас препаратам для химиотерапии, и большая проблема добиться устойчивого эффекта в лечении. Школе профессора Аксенова удалось синтезировать такое вещество, которое лучше, чем все существующие, работает против раковых опухолей, а в некоторых случаях, как показали испытания наших американских коллег, оно позволяет процесс трансформации раковых клеток повернуть вспять, то есть превратить их в нормальные. Опыты на животных это подтверждают. Там сложилось интересное научное сотрудничество. Американские специалисты заинтересованы в исследованиях наших ученых, потому что никто в мире технологией синтеза таких веществ не владеет. А мы заинтересованы в них, потому что у них есть реальный выход на фармкомпании, они могут провести испытания, обладают соответствующей инфраструктурой для этого, лицензиями. Это сложная исследовательская работа, ведь синтезируются для испытаний тысячи соединений, и только один-два из этих соединений оказываются реально действующими. Сейчас этот проект на стадии испытаний.

Хочу заметить, что такого рода исследования поддерживаются ведущими российскими фондами. У профессора Аксенова есть несколько грантов от Научного фонда, который финансирует крупные исследовательские проекты фундаментальных знаний, разработку совершенно новых технологий, которые сейчас, возможно, не имеют востребованности, но создают задел для научного прорыва в будущем. Есть и Российский фонд фундаментальных исследований. У нас в университете в этом году 23 проекта будут им финансироваться. Там разная сумма грантов - 700 тысяч рублей, 1 миллион рублей, бывает и больше. Еще несколько проектов находятся на рассмотрении, и есть вероятность, что тоже будут поддержаны. Это серьезный показатель. Стоит отметить, что проект, который направляется в фонд, проходит независимую экспертизу, направляется другим ученым, которые никак не связаны с коллективом разработчиков. Несколько ученых проводят тщательную многоэтапную экспертизу по разным направлениям, и, если несколько экспертов поддержат проект, он получает финансирование. Если хотя бы один из экспертов против, то финансирования не будет. Слабые проекты, не соответствующие современному состоянию науки, поддержаны быть не могут ни в Российском фонде фундаментальных исследований, ни в Российском научном фонде. Это действительно передовые работы как в России, так и в мире, поскольку анализ проводится на соответствие мировому уровню. Среди этих проектов есть самые разные - от физики и химии до гуманитарных технологий. Есть вопросы, связанные с ювенальным правом или с популярной сейчас темой социального предпринимательства.

- Константин Валерьевич, вы работаете с крупными предприятиями края. Они заинтересованы в ваших разработках, потому что имеют практическую пользу, или это своего рода меценатство в науку со стороны бизнеса?

- Было бы здорово, если бы это было меценатство со стороны крупных предприятий, но, увы, в области науки оно мало развито. Как правило, эти предприятия заказывают исследования, которые им важны для расширения производства, для определения перспектив, возможных рынков продукции - важно ведь знать, какую продукцию нужно выпускать, чтобы оказаться в лидирующих позициях, как модифицировать современное производство, чтобы улучшить производительность и уменьшить затраты, и так далее. Очень активно работают наши специалисты в области электроники, у нас есть Научно-образовательный центр фотовольтаики и нанотехнологий, руководит им профессор Сысоев. Они довольно активно сотрудничают с АО «Оптрон», «Электроавтоматика», «Сигнал».

Вообще у нас проекты разного плана. Например, очень давно работает профессор Виолетта Грязнова над проектом, связанным с культурой, языком и бытом казаков-некрасовцев, которые живут на Ставрополье. Это небольшая социальная группа, которая сохранила быт и традиции 17-го века. Они жили и за пределами России, но сумели сохранить культуру и язык.

И современная тематика истории очень развита. Ученым Крючковым выполнялся проект о судьбах австрийских военнопленных, которые в годы Первой мировой войны содержались на Ставрополье и были в том числе задействованы на строительстве известной Туапсинской железной дороги. Многие потом вернулись домой, но оставили воспоминания о Ставрополье, кстати, очень теплые, как к ним относились местные жители. Вот такой пласт исторического материала удалось поднять с опорой на российские источники, старые архивы, воспоминания тех, кто помнил эти события и этих людей, воспоминания австрийских родственников.

- Константин Валерьевич, как вам видится, над чем будут работать ученые лет через тридцать? Что впереди?

- Знаете, Эрнест Резерфорд, очень известный физик, Нобелевский лауреат, ну то есть непререкаемый авторитет в свое время, в 30-х годах прошлого века заявил: «Тот, кто говорит о возможности использования атомной энергии в будущем, исповедует вздор». Такой же точки зрения придерживался и русский физик А. Ф. Иоффе, который немногим позже сказал: «Я считаю, что в ближайшее время использование атомной энергии невозможно». До испытания первой атомной бомбы оставалось 14 лет.

Предсказать направление развития науки невозможно. Например, жидкие кристаллы, которые сегодня везде используются, открыты были еще в конце 19-го века, проводились исследования, но как их практически применить, никто толком не понимал, и только в 60-х годах японская компания «Sharp» стала производить первые калькуляторы с жидкокристаллическим экраном. Так что не исключаю, что разработка сейчас мало известная за пределами узкого круга специалистов в будущем завоюет огромную популярность.

- Большинство лучших учеников хотят, как правило, поступать в московские вузы. А кто идет в науку?

- Мы в большей степени опираемся на своих выпускников. Возможности удержать талантливых выпускников у нас есть. В науку идут заинтересованные. Для них денежный вопрос не главный. В большей степени важна возможность заниматься наукой. Ученый - это определенный склад мировоззрения. А столичные вузы - это больше вопрос престижа. Чтобы работать в науке, вовсе не обязательно уезжать за границу. Для хорошего ученого важна лаборатория, и если она есть, то и незачем уезжать. Например, наш профессор Аксенов чрезвычайно востребован во всем мире, его постоянно приглашают зарубежные университеты. Он несколько раз в год читает курсы лекций в зарубежных вузах. Он публикуется в зарубежных журналах. Но живет и работает он в Ставрополе, где у него есть отличная лаборатория и возможность работать. А это для ученого самое важное.

Марина АПЛЕМАХ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
9 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.