Вы здесь

ТРАГЕДИЯ СТРОГОГО РЕЖИМА

Пистис. Эльпис. Агапэ... Пистис. Эльпис. Агапэ... Эти красивые слова, понимая их как «верую, надеюсь, люблю», постоянно произносит главная героиня спектакля «Взаперти» по пьесе А. Гумеровой - премьеры, которую недавно представили в Театре на Гагарина.

Социальная драма - жанр, который стал визитной карточкой творческого коллектива и сразу оказался близок ставропольскому зрителю. Поэтому неудивительно, что новая постановка режиссера Тамерлана Коченова, как обычно, имела шумный успех. Даже несмотря на то, что история, рассказанная творческим коллективом, страшная. Страшная - не в смысле «ужастик», а в смысле - не дай Бог кому-то пережить подобную трагедию.

История, рассказанная гагаринцами, повествует о девчонке Любе. Маленькая оторва из неблагополучной семьи в состоянии алкогольного опьянения до смерти забила маленькую девочку Надю на глазах у матери. Подростка посадили в тюрьму, где ее регулярно навещает несчастная мать погибшей девочки Вера с надеждой помочь убийце собственного ребенка стать в будущем нормальным человеком, чтобы та хоть как-нибудь могла устроиться на воле после отсидки. Ведь тюремные законы и жизнь за колючей проволокой зачастую ломают людей еще больше. Оформив опеку, Вера Тимофеевна делает для Любы все возможное и невозможное. Домашняя еда, передачки, обучение швейному ремеслу, изоляция от матерых зэчек - не каждая мать готова так заботиться о своем непутевом ребенке. А вот эта женщина смогла, смогла через жуткую боль, чудовищную ненависть и удушающее отвращение.

Если честно, то когда понимаешь, кто кому приходится в этой жуткой истории, то волосы дыбом встают. Что? Что делает эта женщина рядом с убийцей своей дочери? Пытается пережить и забыть трагедию, случившуюся в ее семье? Не сумевшая защитить свою дочь, она пытается помочь чужой? Или, поссорившись навсегда с Богом, она таким образом ищет спасения своей души?

Но как бы там ни было, судьбы этих двух персонажей переплелись на долгие годы, вернее, навсегда. На всю жизнь между Верой и Любой будет мертвая Надежда. Причем последнее слово будет равноправно как с большой буквы, так и с маленькой. Ведь нет ничего страшнее, когда в жизни не остается даже надежды, которой досталась миссия всегда появляться вслед за бедой и вселять в людей веру в лучшее.

Несколько раз у зрителя словно выбивают почву из-под ног. Сначала ему хочется всем сердцем ненавидеть Любу. Она убила девочку восьми лет из хулиганских побуждений, да еще с особой жестокостью: «била ногами голову, чем нанесла открытую черепно-мозговую травму, прыгала на грудной клетке, результатом стали переломы ребер, двухсторонний пневмоторакс, разрыв внутренних органов». А потом после откровенного признания Веры Тимофеевны уже ненавидишь мать...

Каков финал? Никогда не догадаешься. Это еще одна из, как сейчас модно говорить, фишек Театра на Гагарина - выбирать пьесы с непредсказуемым сюжетом. Достаточно вспомнить спектакли «Из-за Belle», «Двое на качелях», «Прекрасное далеко» и почти все остальные постановки. Как бы ты ни старался предугадать развязку, конец истории все равно окажется неожиданным. Так и со спектаклем «Взаперти» - все попытки оказались тщетными. Сюжет все время делал крутой разворот, заставляя актеров плакать, смеяться, драться, танцевать...

Разыгран спектакль на троих. Актеры Олеся Ценцера (Люба) и Иван Батурин (батюшка в колонии) прекрасно справились с подачей образов. У Олеси получился настоящий образ абсолютно асоциальной девочки, которая не признает никаких авторитетов, не понимает или просто не хочет понимать, что такое хорошо, а что такое плохо, в начале спектакля. Она как будто сама не верит в то, что говорит. В маленьком зверьке с самого начала живет огонек веры, желание любить и быть любимой. И как интересно было наблюдать за ее духовным воскрешением в конце.

А Иван Батурин сыграл настоящего батюшку, для которого главное в жизни - спасти душу человека, чтобы не попала она окончательно в руки дьявола, а пришла к Спасителю, пусть даже через убийство, горе других, несвободу.

Потрясающе справилась с ролью Веры актриса Лариса Урбан. Она появилась на сцене, как тень. Кажется, что под длинной юбкой и черным платком на голове не живой человек, а сгусток боли. Весь ее образ - молчаливый крик: матери не должны хоронить своих детей, это противоречит законам природы. У Ларисы получалась любая эмоция - сдержанная, ненавидящая, заботливая, подавленная, отчаявшаяся - можно было только восхищаться мгновенными перевоплощениям. Она так и не нашла в себе сил простить ни людей, ни жизнь. Но кто знает, возможно, это кто-то свыше и послал ей эти испытания...

«Всегда, играя какого-либо героя, мы его и наказываем, и оправдываем. Вот и в случае с Верой я ее и понимаю, и осуждаю, - говорит актриса Лариса Урбан. - Было очень непросто, ведь я и жертва, и убийца, у меня вина и перед мужем, и перед ребенком. А еще меня мучает вечный вопрос - почему? Почему у нас в семье родился больной ребенок? Почему его убили? Почему Бог допустил? И еще тысячи других «почему».

«Взаперти» - спектакль непростой. Он заставляет задаться множеством вопросов: о преступлении и наказании, ненависти и любви, справедливости и безнаказанности, спешке и терпении, ответственности и безалаберности, ограничениях и свободе, жизни и смерти, совести и боге. Каждый раз, полагая, что нашел ответ, зритель попадает в новый лабиринт загадок и самокопания. Это как исповедь перед самим собой. Неудивительно, что в конце спектакля многие плакали. Впрочем, это тоже одна из традиций гагаринцев - зрители просто не могут сдержать слез, настолько их работы трогают души и сердца.

Наталья МАКАГОНОВА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 2 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.