Вы здесь

У КОГО ДЛИННЕЕ ВИЛЫ?

Пайщик - это Хозяин земли. С большой буквы и в полном смысле этого емкого слова. Да, землю сельскохозяйственного назначения, которой он владеет, не всегда можно, так сказать, пощупать руками. Увидеть ее границы. Она - всего лишь доля в участке коллективно-долевой собственности. И порой очень даже небольшая. Но это реальная земля, которую пашут, которую арендаторы засевают и убирают, получая с нее урожаи. И если урожаи плохие, не устраивающие пайщика, то он по закону имеет полное право прогнать со своей земли неумелого арендатора. А тот в свою очередь должен понимать, что земля не его, а Его Величества Пайщика, что он обрабатывает его долю на определенных условиях, и если их не выдержал, если чем-то его работа хозяина земли не устраивает - должен уходить.

Истины вроде простые, житейские, правильные, но до конца, кажется, не всегда понимаемые. Как пайщиками, которые не ощущают своей значимости, весомости своих прав, не всегда понимают то, что за ними закон, а значит и государство. Так и арендаторами, с этими правами не считающимися, ни во что не ставящими ни закон, ни государство. Иначе почему тогда не счесть земельных конфликтов на ставропольских просторах?

«Чем мы хуже?»

Очередной такой конфликт разгорается в эти дни в селе Бурукшун.

Оно стоит на самом краю Ипатовского района. Места засушливые и не очень приветливые для человека. Тут уже рукой подать до Калмыкии. Поэтому стоит ли удивляться, что сюда еще не дошли новые веяния в отношениях между собственниками земельных долей и хозяйствами, их арендующими.

Если по краю уже давно в договорах аренды закреплена выдача конкретного количества зерна на пай в тоннах, то здесь в договоре с СПК «Родина» еще значатся архаичные «10 процентов от сбора зерновых культур». Такое я встречал только в девяностые годы. В итоге, если по краю пайщики давно уже в благодатных районах получают по три - четыре тонны зерна, да еще и другие продукты - хлеб, масло, сахар, крупы, а в засушливых - не менее двух с половиной тонн, то «Родина» из года в год дает своим всего по полторы тонны зерна. К тому же еще и фуражного, которое кроме как на корм животным в домашнем хозяйстве - никуда. В ее договоре, правда, есть еще и оплата налога на землю пайщиков. Но в других хозяйствах это тоже повсеместно есть, давно считается обязательным условием. Более того, кроме налога на землю им еще компенсируют и налог с доходов физических лиц (НДФЛ), возникающий на стоимость выданного зерна. Чего нет в «Родине».

Но какая бы ни была глушь, люди в наше время живут не в вакууме. Телевизор смотрят, газеты читают, в сетях общаются, где как раз про достойную плату на пай узнают. Стали задаваться простым вопросом: чем мы хуже? Обращаться с ним к председателю «Родины» И. Кошкидько. Тот объяснял все засушливой зоной, неблагоприятными погодными условиями, низкими по этой причине урожаями, уверенно показывал пайщикам пункт 3.2 договора аренды, где как раз и значились пресловутые 10 процентов. Урожай собрали плохой, полторы тонны - это как раз десять процентов. Мол, мы условия выполняем, вы же сами на них подписались. На текущий год, правда, пообещал 14 процентов от урожая, но выдал все те же полторы тонны. В эти дни люди как раз их получают. И объяснение у председателя все то же: низкий урожай, 14 процентов от него - как раз полторы тонны...

Реакция на это пайщиков - «дурят нашего брата». И это самое мягкое, что говорят люди. Ведь рядом в соседних хозяйствах, в той же почвенно-климатической зоне, дают больше. Может, хозяйствовать у нас не умеют?

В мае будущего года договор аренды пайщиков с «Родиной», заключенный еще в 2009 году, заканчивается. Новый будет на такой же срок. Еще одно десятилетие нищенской оплаты? Естественно, пайщики стали задумываться. Обсуждать это между собой. Самые смелые начали обращаться с вопросами о будущем к председателю. Тот так ничего внятного и не сказал. Даже не пообещал лучших условий арендной платы. Хотя уж на «золотые горы» в подобных случаях арендаторы не скупятся. Другое дело, что не все щедрые посулы выполняют.

Земельный «развод» как ответ на несправедливость

Ответом на эту явную несправедливость, как и бывает в подобных случаях, стали отделенческие настроения. Образовалась инициативная группа из тех, кто умеет сам обрабатывать землю. Собственники долей более чем на три тысячи гектаров сразу выразили желание не продлевать договор с «Родиной». Немало, если учесть, что весь участок коллективно-долевой собственности насчитывает чуть больше 11 тысяч гектаров. Фактически каждый четвертый сказал свое «фу» Кошкидько.

Проконсультировались с юристами, изучили механизм законного выделения. Пошли к Кошкидько - хотим выделиться, закон это позволяет. Тот поначалу встретил издевательским: «Выделяйтесь, берите все солончаки и до свидания» (в хозяйстве немало засоленных, поросших местами даже камышом, земель, занятых преимущественно пастбищами, но земля при выделении делится пропорционально, отходят и пашня, и пастбища, так что тут он явно говорил не то). Когда же понял, что пайщики не шутят, прямо заявил: «Мы возражаем в принципе, мы вам не дадим это сделать, всеми способами, как ни пытайтесь. Не дадим выдернуть землю и развалить хозяйство!»

В общем, по-хорошему, как говорится в таких случаях, не получилось. Хотя могло бы. И Федеральный закон, да и здравый смысл говорят о том, что это лучший способ разрешения подобных споров. Не пошел на него председатель.

Когда же пришли снова, уже с конкретными предложениями о мирном выделении, то услышали просто ошеломляющую новость: не позволю, может быть, я сам хочу выделиться и взять эту землю?

Дело в том, что у самого Кошкидько в личной собственности уже более шестидесяти паев. Скупил за четыре года своего председательствования. Как правило, землю пайщиков, решивших ее продать, скупают хозяйства. Так сказать, возвращают ее в коллективную собственность. А в этом случае скупщиком оказался председатель. Люди приносят пай в контору, а там, оказывается, работают на председателя, а не на колхоз. Получается, на скупку паев себе лично доходов с земли достаточно, а на справедливые расчеты с ее собственниками - не хватает? Чего тогда стоят стенания Кошкидько на тему развала колхоза выделенцами? Раз он сам готов спрыгнуть с тонущего корабля?

Запугивания - метод слабых

Все это только придало инициативной группе решимости вслед за «а» сказать и «б». Были составлены списки дольщиков, желающих выделиться, подсчитаны размеры их долей. Заказаны и подготовлены проекты межевания земель на семь участков. Организовано новое сельхозпредприятие - ООО «СХП Бурукшун». Один из его учредителей С. Пасюра - человек местный, хорошо всем знакомый. Из пайщиков. Предприятие под руководством его товарища и также учредителя А. Тимченко в дальнейшем планирует заключить основной договор с выделившимися пайщиками и обрабатывать их землю. На более выгодных условиях, чем «Родина». Эти условия уже прописаны в предварительном договоре, который предложен руководством «Бурукшуна» тем, кто изъявил желание выделиться. Ни о каких процентах от урожая речи тут нет, предусмотрены твердые две с половиной тонны зерна. И это - минимум при любой урожайности. Плюс земельный налог возмещается пайщикам и НДФЛ на стоимость полученной пшеницы оплачивается за пайщика.

Бурукшун - село маленькое, не насчитывает и двух тысяч жителей. Конечно, вся эта работа, кстати, большая и кропотливая, была известна всем, включая председателя «Родины». Человек, реально оценивающий роль пайщиков как хозяев земли, а свою - как всего лишь ее арендатора, пошел бы навстречу пайщикам. Но в нашем случае ничего подобного не случилось. Кошкидько и его команда избрали иной путь - путь дезинформации, а то и прямого запугивания.

Они стали беспардонно и навязчиво названивать пайщикам-выделенцам.

Поначалу стыдили, мол, как они могут пытаться развалить «свое родное хозяйство, где работали их отцы и деды и которое так много для них и их семей сделало». При этом начисто забывали о своих обязанностях. И уж тем более не затрагивали тему «Кошкидько - землевладелец». В ее свете стыдить как раз надо бы звонящих. Которые взяли чужую собственность, похоже, не для того, чтобы ею по уму распорядиться, обеспечить собственнику более-менее приличный доход. А для наживы за ее счет и за счет ее хозяев.

Потом звонившие стали вводить в заблуждение, что по действующему договору аренды с «Родиной» пайщики «не имеют права на выделение». Ничего подобного там нет. А если и было бы, то это противоречило бы Федеральному закону об обороте земель сельхозназначения, а значит, является ничтожным. То есть подлежащим отмене. Кстати, сама земельная реформа 1992 года, в результате которой пайщики и получили землю в частную собственность, задумывалась властями страны как раз ради повышения эффективности ее использования. Имелось в виду, что арендаторы будут соперничать между собой за право обработки, а значит, и будут вынуждены использовать ее эффективно. Механизм выделения четко прописан в законе, и реализация этого права как раз направлена и на реализацию прав собственника получать большую выгоду от земли, и на привлечение более эффективного арендатора.

Еще одна несуразная, иначе не скажешь, страшилка от Кошкидько и Ко - что отделившиеся пайщики потеряют год: якобы в будущем году старый арендатор уже не отдаст зерно, а новый - еще не отдаст. Такое рассказывали прямо на складе, во время получения зерна. Ничего подобного быть попросту не может, отдаст тот, кто соберет урожай. А это, судя по всему, будет еще «Родина». Может быть им и «Бурукшун». Но это в случае, если Кошкидько пойдет навстречу и отдаст земельные доли выделившихся пайщиков добровольно, и уже в сентябре эти участки засеет озимыми новый арендатор. Что маловероятно, если анализировать его поведение. Если же «Родина» поля засеет, урожай уберет и не рассчитается с пайщиками, то председателя ждет объяснение с прокуратурой как нарушившего права граждан. Тут и до уголовного дела недалеко.

Все решит собрание

Процесс выделения сейчас вступает в решающую фазу.

В минувшую субботу на одной из встреч представителей нового арендатора с пайщиками прозвучало: «За землю дерутся вилами. А вдруг у них вилы длиннее?»

Пока вся «длина вил» Кошкидько и Ко измеряется выше перечисленными увещеваниями, небылицами и страшилками. Ничего конструктивного действующий арендатор не предлагает и, похоже, не способен предложить. В силу своеобразного понимания своей роли и роли пайщиков в этом конфликте. По уму, ему бы надо пытаться наладить диалог с пайщиками, понять тех, кто хочет выделиться, предлагать им лучшие условия, а не запугивать. Исходить из того, что люди знают свои права и способны ими пользоваться.

«Вилы» пайщиков - это закон и законность. Практика показывает, что этот путь всегда оказывается более эффективным. Хотя и не всегда скорым. И здесь важно все действия, все шаги соизмерять прежде всего с законом, следовать его духу и букве. Что инициативная группа в Бурукшуне и делает.

Сейчас сделан очередной законный шаг: в районную газету «Степные зори» подано объявление о проведении 18 августа общего собрания пайщиков, обозначена повестка дня собрания. Здесь будут утверждаться проекты межевания, которые, как отмечалось выше, уже разработаны земельными инженерами. Будут также утверждаться списки лиц, земельные доли которых отмежевываются. Планируется также утвердить размеры земельных долей, которые, кстати, вопреки пропаганде команды Кошкидько, остаются того же размера - 10,03 гектара.

Те пайщики, кто на этом собрании заявит о своем выходе и их фамилия будет занесена в протокол собрания, получат такое право. Так гласит закон. Поэтому сказать, что село Бурукшун сегодня бурлит - это значит ничего не сказать. Тема выделения сегодня - главная во всех разговорах. Что естественно. К сожалению, земельная доля - единственная собственность, которая, так сказать, кормит. Позволяет хотя бы держать подсобное хозяйство. В условиях тотальной сельской безработицы арендная плата на пай имеет большое значение.

Собрание состоится в любом случае, при любой погоде. ООО «СХП Бурукшун» взяло все расходы на себя - оплачивает работу юристов, кадастрового инженера, прочее. Его руководство нацелено до конца отстаивать право пайщиков, недовольных нынешним положением дел, на заключение договора аренды на достойных условиях.

И последнее. Давайте поразмышляем. Вы отдали свою собственность в возмездное пользование, а когда вам не понравилось, как с нею обращаются и что дают взамен, захотели забрать назад, вас встречают разговорами через губу и категорическим «нет». Взявшему вашу вещь она так понравилась, что он уже считает ее своей собственностью. Несправедливо это? Еще как! Однако, увы, такое у нас в крае происходит сплошь и рядом. В ходу разговоры об особом характере земельной собственности, хотя эта особость по закону ни в коем случае не предполагает нарушения прав собственников. Невесть откуда взялась и выдается за истину, хотя и не имеет под собой реальной доказательной основы, формула: земля сельхозназначения должна обрабатываться крупными хозяйствами.

Именно такая «философия» становится основой для многолетних тяжб с пайщиками. И именно ее, похоже, взяли на вооружение Кошкидько и его команда.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (43 голоса)

Комментарии

Поздно пить боржоми....

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.