Вы здесь

ШАКАЛЯТА

- Вместе кисок убьем?

- Это весело.

- Кишочки потрогаешь.

- Ага... Они мягкие и скользкие.

Казалось бы, это было только в прошлом году. Когда в Самарской области школьницы жестоко убили в прямом эфире котенка, подключив к убийству 6-летнюю сестру одной из мучительниц.

На видео, взбудоражившем социальные сети, две тринадцатилетние «дивы» сначала сюсюкают с котенком, а когда тот, разомлев от удовольствия, начинает блаженно мурлыкать, с размаха швыряют его об стену двухэтажного здания. Раз... Еще раз... В какой-то момент инициатива переходит и к младшей участнице жестокой забавы. Под заливистый смех школьниц и одобряющие возгласы: «Сейчас я тебя научу, как правильно убивать: бей со всей дури о стену» и «Умничка моя!» малышка швыряла и пинала несчастное животное. Успокоились живодерки только, когда кот, весь в крови, стал извиваться на земле в предсмертных судорогах.

Чуть позже в онлайн-трансляции одна из героинь ролика рассказала, что убивает животных потому, что это не запрещено законом. С людьми бы тоже охотно попробовала, да вот беда - за это сажают. А бездомные животные? Что бездомные животные? Вон их сколько бегает. Они никому не нужны и все равно рано или поздно погибнут. Так почему хотя бы не получить от этого удовольствие? К тому же в Интернете и так полно подобных роликов, только до них почему-то никому дела нет, не понимала, «в чем суть претензий», школьница.

И, видимо, не поняла не только она. Поскольку совсем недавно по Сети разлетелось очередное видео, вызвавшее широкий общественный резонанс. Место действия - Алтайский край. В кадре и за кадром снова девушки. Им не больше 15 лет. В одной руке у улыбающейся и позирующей на камеру Кати топор. Другой рукой она прижимает к полену голову котенка. Под комментарии подружки, дескать: «Катя-живодерка сейчас будет зарубать маленького котенка. Тебе его не жалко? Ты слышишь, как он мявкает?..» Катя с размаху три раза бьет по животному, после чего берет нож и продолжает издеваться над зарубленным котенком. И все это сопровождается заливистым смехом подруг.

Дети смеются над смертями. Будущие матери, вопреки своему женскому началу, не даруют жизнь, а забирают ее у беззащитных животных, и все это выставляют напоказ, заливая в Интернет. А тот гудит, словно растревоженный улей. Ведь именно эти ничем не оправданные акты детской жестокости и подростковой агрессии стали для нас отрезвляющим холодным душем, когда вместо аморфного «онижедети» прозвучало тревожное: «А кого мы растим?»

Точно ли будущих Айболитов, а не Джеков-потрошителей? Ведь, как пояснили родители одной из девочек, их дочка всегда хотела лечить животных, и «это наш котенок, который болел с рождения. Она его лечила, глаза протирала, у него судороги были. Он мяукал и кричал. Нас не было дома, и она решила его убрать». Словом, какое изуверство? Акт сострадания и только! А любое милосердие совершается с улыбкой на устах. Так чего ж не улыбнуться, расчленяя маленькое тельце? Это ж ни много ни мало, а, как уверял отец девочки, защитная реакция.

Но защитная от чего? Не от того ли, что глубоко в душе еще срабатывает внутренний тормоз, когда все лучшее, что есть в тебе, протестует против того, чтобы сделать больно другому? Вот только ты этот протест давишь улыбкой. Поскольку решение принято, озвучено и даже уже выстроен кадр, чтобы все в деталях было видно на видео. А менять его? С чего бы?

Право, если ребенок в детстве не умеет сопереживать, сострадать тому же щенку с больной лапкой, если не готов превратить вашу квартиру в Ноев ковчег для всех бездомных животных, смысл потом хвататься за сердечные капли и оправдываться, мол, сами в шоке и не понимаем, что это было, ибо не тому учили.

Ой ли? А чему мы, собственно, учим, когда идем с ребенком по улице, тот, приметив бездомного кота, протягивает руку, чтобы погладить его, а в ответ слышит истеричное: «Федя, фу, не подходи к нему. Еще какую-то гадость подцепишь, а мне потом лишаи выводить!» Или: «Маша, я кому сказала, отошла от собаки. Смотри, какие у нее острые зубы. Собака злющая. Сейчас как укусит тебя, и придется ехать в больницу, где шприцы с воооот такой иголкой!»

Не узнали себя в этом описании? Может, ближе другой сюжет? Когда уже чуть повзрослевшие сын или дочь после просмотра «Хатико» или «Белый Бим Черное ухо» пытаются справиться с дрожащим подбородком и попавшей в глаз ресницей, а вы... Что делаете в этот момент вы? Не ваш ли голос подтрунивает над собственным ребенком, мол, плакса-вакса, нашла над чем рыдать. Это же просто фильм. Да и ты уже не маленькая, чтобы вот так шмыгать носом.

Или еще сценка из жизни. Ребенок приходит из школы домой с запиской, что класс собирает пожертвование в приют для животных. Дескать, кто может, просьба поучаствовать: купить корм, опилки для животных. Плюс есть возможность на выходных вместе с детьми съездить в приют, помочь. Место сбора там-то. Многие из нас поедут, несмотря на уговоры детей? Пишу «из нас», потому что сама такая же. Потому что предпочла свой любимый детективный сериал поездке. Потому что у меня уборка, готовка, стирка, глажка и вообще, при чем тут мы?

Действительно ни при чем. Кроме того, что потом Феди и Маши вырастают, пытаются самоидентифицироваться в обществе, в том числе и путем различных провокаций, проверяя каждый наш жизненный постулат на профпригодность. Почитай родителей своих? А ну-ка, приду домой без предупреждения в 12 ночи. О! Подзатыльник получил. Значит, работает, рисковать больше не буду. Не кради? Статья 158 УК РФ тоже как-то не располагает к подвигам. Заботься о братьях наших меньших? А ну-ка, кис-кис-кис, иди-ка сюда, будешь героем моего видео.

Во что поиграем? Дочки-матери? Какой атавизм! Что я, маленький, чтобы сюсюкать с животными? Давай-ка лучше в мучителя и жертву. Садизм нынче в моде. Вон сколько фильмов по телику идет. Вот так я сяду на тебя, вот так вот лягу, вот так вот придушу маленько и выложу в Интернет. Посмотрим, что скажут взрослые. Что «онжеребенок»? А давай-ка, дружочек, теперь перекрашу тебя в синий цвет. А теперь обрею наголо. О! Да мы с тобой звезды. Вон сколько возмущенных откликов и сколько лайков, типа, отстаньте от ребенка! Это же просто невинная забава. И просто собака. И чем бы дитя ни тешилось, абы не вешалось. Ой, дружочек, а реально не хочешь повисеть немного?

Люди, что ж мы натворили с мироощущением наших детей, у которых все эти трудноуловимые гуманные, общечеловеческие ценности ложатся, как та лошадь поперек борозды, а жестокость перестала быть преступлением, она стала доблестью. И эта доблесть принимает все более гипертрофированные формы. Еще Пифагор говорил: «Строго накажи свое дитя, повинное в убийстве животного. С этого начинается человекоубийство». И действительно, от истязания над животными до истязания над детьми, стариками, бомжами - всего один шаг. Причем, судя по криминальной хронике и тем же роликам в социальных сетях, он не слишком растянут во времени.

Вон тоже недавно в эпицентре скандала оказались два 16-летних подростка из Петербурга, избившие бездомного старика. Запись длится всего несколько секунд. Но этого оказалось достаточно, чтобы взорвать Интернет. На кадрах видно, что старик сидел возле колонны. Подросток пару секунд постоял рядом с ним, а потом ударил его ногой по лицу. Старик упал и даже не попытался подняться.

- Избиения бездомных - это системная проблема. В Петербурге, как и во многих городах, действуют несколько подростковых группировок, участники которых таким образом развлекаются. Причем своих жертв могут выбирать по-разному. Кто-то нападает на тех, кто просит милостыню на улицах, кто-то ищет бездомных в заброшенных домах и на теплотрассах, есть и банда, которая избивает каждого седьмого бездомного, кто попался им за день, - говорят в общественной организации «Ночлежка», которая занимается помощью бездомным.

За что бьют? А просто так. Подростки избивают стариков, издеваются над бомжами, мутузят своих сверстников, в чем-то непохожих на них, не вписывающихся в их систему жизненных ценностей, вызывающих недоумение и неприятие. А недоумение и неприятие в свою очередь порождают злобу и агрессию, желание с помощью кулаков показать, кто правее всех правых и равнее всех равных. Причем вряд ли многие из них испытывают удовольствие от вида поверженной и измученной жертвы. Во всяком случае очень хочется верить, что таких шакалят у нас все же единицы, когда жаждущих славы и уверенных в том, что за «маленькие шалости» им ничего не будет - тысячи.

Давайте откровенно, что видит наша молодежь по ту сторону экрана, кроме этих терзающих душу жестоких расправ с беззащитными животными и людьми и позирующих на камеру отморозков? Что те не получают никакого серьезного наказания. Действующее российское законодательство очень лояльно относится как к малолетним хулиганам, так и изуверам. Например, максимум, что можно получить за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель, шесть месяцев лишения свободы. И то если не подключатся общественники, юристы и правозащитники с криками: «Они же дети!» Мол, зачем ломать через колено детские судьбы, порицания будет достаточно, и вообще мы за гуманизм. Но гуманизм ли? И как тогда быть с принципом неотвратимости наказания? Где прямо говорится, что всякое лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам уголовно правового воздействия, предусмотренным уголовным законом. Смысл принципа заключается в том, что неотвратимость наказания есть лучший способ предупреждения преступлений.

А когда наказание за проступок настолько мизерно, будто слону дробина, бездействие закона порождает новые действия, и выводы делаются прямо противоположные. Мол, хами прохожим, издевайся над слабыми, убивай беззащитных - и будешь кум королю.

Я не люблю ссылаться на опыт других стран, но в той же Америке за производство подобного крэш-видео, создаваемого психически больными «коммерсантами» для таких же душевнобольных клиентов-садистов, возбуждающихся от вида пыток и насилия над беззащитными живыми существами, дают до 50 лет тюрьмы. Бессмысленные, чудовищные истязания крошечных, окровавленных, умирающих детенышей и обездвиженных, связанных скотчем взрослых животных в ФБР классифицируют как «преступления против общества». И это логично: ни один психически здоровый человек не может смириться с таким диким и бессмысленным варварством. Мы-то и отличаемся от животных тем, что наделены понятийным мышлением, в основе которого лежат не инстинкты, а способность выстраивать логические цепочки через осознание происходящего, его глубинный анализ. Вот и сейчас нам крайне важно разобраться, что с этим делать? Как остановить этих безумных мальчиков и девочек с ножами, придумавших для себя такой кровавый вид развлечения?

Читать нотации? Поздно. Сажать? Хотелось бы! Причем не только взрослых, но и малолетних извергов. Есть же у нас детские колонии. Да, не спорю, это весьма накладно для государства - помимо армии взрослых кормить еще армию малолетних преступников. Но не больше ли теряем, когда эти детки ходят по улицам, учиняют свои жестокие игры, вовлекая в них все новых участников. И что поделать, если в социуме не принимают другой правды, кроме правды силы и закона. А еще лучше сильного закона, стоящего на стороне слабых и уберегающего их от тех, кто в закон не верит. Когда поверят и испугаются, тогда и прекратят издеваться. Не бросаются же они на двухметрового боксера, увидев его на улице. Инстинкт самосохранения дает о себе знать.

Хотя... О моральных скрепах все-таки тоже стоит подумать. Может, не для этих ребят, так для подрастающих поколений пойдут впрок взрослые уроки доброты. Доброты не только к животным, но и к людям, отличающимся той или иной инаковостью. Если мы вспомним о взаимопомощи, заботе о слабых сами, выработаем в себе привычку помогать и привьем ее своим детям, может, и историй таких не будет?

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
16 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.