Вы здесь

Я ВОСТОРГАЮСЬ РОДНЫМИ ПОЛЯМИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Неоплаченным долгом смотрят со стены три маленькие картины, просто подаренные на память от всего сердца Валентином Андреевичем Бабичевым. Незадолго до его смерти. «Ромашки и душистый горошек», «Перелет журавлей» и «Рыбацкий север».

Коренной ставропольчанин, беззаветно любивший наши улицы, бульвары и природу, жителей и гостей города, талантливый человек.

С племянником художника мы учились в восьмой школе (которую окончил и сам Бабичев) и вместе после уроков шли к нему домой проследить за рождением прекрасных композиций, на улицу Железнодорожная. Поднимались на чердак дома, где и была оборудована мастерская, а там, возле мольберта, стоял перепачканный красками, с кисточкой в руках Валентин Андреевич. Мы пытались заглянуть за спину художника - узнать, покрылось ли Ставропольское поле цветами, уже летают ли легкие облака над лесополосой. Художник не прогонял нас, а только бурчал: «Не готова еще картина, потом и взглянете». Выйдя на пенсию, художник-оформитель Бабичев посвятил все свое свободное время любимому делу. Писал картины и натюрморты - то, что требовала его муза, часами пропадая на чердаке своего дома.

Помню, мы сидели с Валентином Андреевичем и его племянником в комнате их квартиры семь лет назад, сразу после похорон супруги художника Нины Васильевны, скончавшейся от рака. Валентин Андреевич просил нас похоронить его, когда придет время, рядом с женой. Замолк на несколько минут, а затем тихо произнес: «Я ведь для нее рисовал, не для себя, а еще потому что люблю наш край, восторгаюсь родными полями, хочу запечатлеть их красу, цветущую или заснеженную».

Всего на пять лет пережил художник супругу. Теперь спит, как и завещал, вечным сном, недалеко от нее на Новом кладбище.

И вот я снова в той самой студии. Вот краски, вот тот самый мольберт. Одна незаконченная работа, последняя. Не успела рука автора довершить большой храм на берегу реки, отражающийся в воде. На речной глади рябь, отражение размыто, а у самого храма купола так и остались навсегда белыми, не покрытыми позолотой. После смерти Валентина Андреевича осталось очень мало картин, он дарил их знакомым, никогда не продавал. Говорил всегда, что красота это общее благо. Его племянник, Сергей Меннанов, бережно вытирает пыль со стола дяди, где так и лежат уже два года простые карандаши, кисточки и еще много всего и грустно произносит:

«Бог так и не дал им детей с теткой, очень жаль, вот они меня как родного и воспитали в любви и заботе. Дядька меня очень любил, сам отнес крестить в Успенский храм к отцу Павлу. Однажды икону нарисовал, по благословлению настоятеля, Богородицу, отец Павел освятил, да дядька и подарил ее другу. Много друзей у него было, да сейчас уже и нет почти никого в живых. Люди известные были, уважаемые, оставившие положительный след в истории города».

Мы спускаемся в дом, входим в квартиру, стены которой украшает десяток картин. Все Бабичева. Вот и «Утро в Бухаре», написанное давным-давно в командировке. Вот и портрет любимого племянника в его двенадцать лет, другие старые, до боли знакомые и любимые мной творения. Сергей достает с полки небольшую шкатулку, открывает ее. Там личные вещи его родственника, заменившего ему, в свое время, отца. Тонкий блокнотик с адресами однополчан, его сослуживцев, проходивших вместе срочную службу в Советской Армии на западной Украине. Валентин Андреевич всегда с теплом рассказывал о боевых товарищах, солдатской крепкой дружбе между сыновьями страны, людьми разных народов, но всегда замолкал, если его спрашивали о жителях того региона, их отношении к советским солдатам, простым парням, защитникам, призванным со всех концов Родины. А вот наручные часы, принадлежавшие некогда его дяде. Ремешок сломан, но если завести их, будут показывать точное время, не отставая. Из шкатулки появляются несколько фотографий, на них - любимая супруга и отец Валентина Андреевича, построивший этот дом и погибший на фронте Великой Отечественной Войны. Многочисленные награды за участие в выставках. Благодарственные письма от отдела культуры Ставропольского горисполкома «За творческие успехи и активное участие в развитии художественной самодеятельности города». Бабичев был знаком со многими видными художниками Ставрополя, среди них даже знаменитый на весь мир Гречишкин.

После кончины любимой супруги, герой нашего очерка, стал паломником и объехал многие святые места России: Валаамский монастырь, Троицкий монастырь в Ельце (Липецкая область), церковь Всемилостивого Спаса в городе Костроме. И всегда брал с собой краски, кисть и холст, чтобы запечатлевать увиденные красоты. Много размышлял о жизни в последние годы, подолгу стал оставаться один и о чем-то думать.

Сергей Меннанов говорит, что мечтает открыть музей работ своего любимого дяди, выставить там его письма друзьям, грамоты, благодарственные письма и фотографии. А так же собрать все его картины, или хотя бы сделать их копии для выставки. Конечно же, вход в музей будет бесплатным. По примеру дяди, Сергей не возьмет денег за прекрасное, за застывшую на холстах красоту родных полей. А еще он мечтает открыть благотворительный фонд имени великого для него человека. Средства же, пожертвованные неравнодушными горожанами, он направит на установку памятника на могиле Валентина Андреевича, да в помощь молодым и талантливым художникам нашего города. Хочется верить, что эти добрые фантазии обязательно сбудутся и наш любимый и родной Ставрополь вновь откроет для себя простого грустного художника Валентина Бабичева.

Андрей СОБОЛЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.