Вы здесь

ДАГЕСТАНСКАЯ ЭПОПЕЯ ЕВГЕНИЯ ЛАНСЕРЕ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

 Первый день апреля порадовал жителей и гостей города-курорта Кисловодска замечательной выставкой «Дагестан в творчестве Евгения Лансере», которая приехала в Кисловодский историко-краеведческий музей «Крепость» из фондов Дагестанского музея изобразительных искусств имени П.С. Гамзатовой.

 Если хоть разок (!) задуматься, то удивишься и поразишься - насколько же сверхталантлива наша страна. Только два столетия - XIX и XX - дали миру несколько даже не десятков, а сотен российских гениев (не преувеличиваю, так оно и есть) в области искусства - писателей, поэтов, композиторов, художников, архитекторов. Это во много раз больше, чем в других странах вместе взятых. А мы (говорю о простых гражданах, не специалистах) нередко не помним, а то и просто не знаем даже половины этих славных имен. И спасибо, что о них нам рассказывают давно ставшие центрами образования и просвещения ведущие российские и, конечно, наши ставропольские музеи. Вот только один пример.

Династия

 Евгений Евгеньевич Лансере (1875-1946) - выдающийся русский и советский художник, академик и действительный член Императорской Академии художеств, народный художник РСФСР, заслуженный деятель искусств Грузинской ССР, лауреат Сталинской премии второй степени - родился под Петербургом, в Павловске, в семье, внесшей неоценимый вклад в развитие русского искусства. Его отец Евгений Александрович Лансере был талантливым скульптором, а мать Екатерина Николаевна Бенуа-Лансере принадлежала к русскому роду французского происхождения, который подарил России, в основном Санкт-Петербургу, большое количество ярких художников, архитекторов, искусствоведов. Как говорят некоторые историки, всего в клане Бенуа - Лансере - Серебряковых (Зинаида Лансере-Серебрякова, сестра Евгения Евгеньевича - тоже известный художник) насчитывается около пяти десятков деятелей российского искусства.

 Наиболее известен в династии дед нашего героя по матери - академик архитектуры Николай Бенуа. Оставшись в детстве сиротой, был крестником императрицы Марии Федоровны, а впоследствии, став главным архитектором Петергофа, построил по заказу царя Николая I Готические придворные конюшни, здание вокзала, фонтан перед Адмиралтейством в Санкт-Петербурге, несколько станций Петергофской железной дороги, каменные церкви и монастыри. По его стопам пошел сын Леонтий. Троицкий мост, зал заседаний Государственного совета в Мариинском дворце, выставочный корпус Русского музея - его рук дело. Еще один сын Александр стал художником, историком искусства, художественным критиком и основателем объединения «Мир искусства».

 Естественно, что получив в наследство такие шикарные творческие гены, Евгений Евгеньевич Лансере обрел незаурядные способности в живописи и получил возможность раскрыть их в полной мере. В сфере его интересов в это время книжная графика, станковая живопись и графика, оформление театральных спектаклей и монументальная живопись. Много произведений художник посвящает истории Петербурга. В самом начале 1900-х годов Лансере впервые соприкоснулся с работой в театре. Он успешно оформил несколько спектаклей, в том числе балет «Сильвия» в «Старинном театре» в Петербурге. В течение тридцати лет он побывал на Дальнем Востоке, в Грузии и в Дагестане. А с 1934 года жизнь и творчество Евгения Евгеньевича тесно связаны с Москвой. Работы этих лет: оформление драматических спектаклей в столичных театрах и монументальная живопись - роспись плафонов гостиницы «Москва», зала Большого театра, мозаичное панно для станции метро «Комсомольская» и другие. В годы Великой Отечественной войны он создает уникальную серию произведений «Трофеи русского оружия». Остановимся, однако, на удивительной по исторической правде и одновременно по необузданной фантазии книжной графике Евгения Лансере.

Экспозиция

 Хорошо известны иллюстрации художника к повестям Льва Николаевича Толстого «Хаджи-Мурат» и «Казаки», благодаря работе над которыми Евгений Евгеньевич познакомился и полюбил национальную культуру горских народов Дагестана. К слову, Толстой написал эти повести тоже на Кавказе. Лансере приезжал в Дагестан несколько раз, и впервые для сбора материала к «Хаджи-Мурату» в 1912 году. Вновь он посетил Дагестан в 1917 году и прожил здесь более трех лет. Сотрудничал с местным литературно-художественным журналом «Танг Чолпан», преподавал в темир-хан-шуринском училище, учил рисованию горских детей и подростков. Летом 1925 года по приглашению дагестанского правительства он вновь приехал в республику для участия в крупной этнографической экспедиции. Полуторамесячный маршрут охватил тогда Нагорный Дагестан, Аварию, районы рек Кара-Койсу и Аварское Койсу. Особое внимание художник уделял архитектуре горного Дагестана. Весной 1928 года Евгений Лансере опять вернулся в Дагестан для создания по заказу Дагестанского областного музея иллюстраций к повести Л.Н. Толстого «Казаки». Помимо книжной графики, он пишет в эти годы горные пейзажи и портреты горцев, натюрморты, куда включает интерьеры горских жилищ и бытовую утварь.

 Сам Евгений Евгеньевич писал: «Я считаю пребывание на Кавказе большой удачей для себя как живописца». Нынешняя выставка, представленная в Кисловодском музее «Крепость» - это часть масштабного проекта «Дагестан глазами Евгения Лансере», посвященного творчеству художника. Он с успехом прошел в 2013 году в Московском государственном объединенном музее-заповеднике «Коломенское». Позже выставки реплик с графических произведений Лансере экспонировались в ведущих музеях Чеченской республики и Республики Ингушетия. Ну а экспозиция в музее «Крепость» объединяет подлинные графические работы мастера и традиционные предметы быта народов Дагестана - изделия декоративно-прикладного искусства.

 Народное творчество Кавказа имеет богатые многовековые традиции. Национальная художественная культура Дагестана ярко воплощается в искусной резьбе по дереву, обработке металла и гончарном искусстве. В республике издавна украшали деревянной резьбой и крупные архитектурные элементы, и мебель, и предметы быта. В двух работах Евгения Лансере показаны типы опорных столбов и рисунок аварского цагура - своеобразного шкафа-амбара высотой 2,5 метра и глубиной до полутора метров. Его фасад обычно покрывали узорчатой резьбой. А «Столб рода» не только служил опорой центральной балки, подпирающей крышу сакли, но и играл духовную - охранную и защитную роль.

 Есть в экспозиции изделия из аварского селения Унцукуль, где более 200 лет назад возник оригинальный деревообделочный промысел. Здесь деревянные предметы - ручки для нагаек, кнутовища, трости, курительные трубки инкрустировали металлом. И до сих пор этот вид декоративно-прикладного творчества является визитной карточкой Дагестана. Представленные на выставке авторские работы ведущих мастеров второй половины XX века Идриса Абдуллаева и Абдулжалила Магомедова удивляют и восхищают тонкой красотой старинных орнаментов и современным техническим совершенством.

 Медно-чеканные кувшины, кружки, настенные подносы бытовали в Дагестане с глубокой древности. А известные центры медно-чеканного производства были расположены близ крупных разработок залежей меди. Это даргинское селение Кубачи, лакские - Кумух и Кунди, позднее аварское селение Гоцатль. И еще одно направление прикладного искусства - балхарская керамика. Технология изготовления керамических изделий сохранилась в республике в первозданном виде. Гончарную глину месят ногами, затем формуют на ручном деревянном гончарном круге. А после полировки наносится орнамент из глин белого и красного цветов. Постепенно, со временем изменились только рисунки - от архаических (круг-солнце, ромб) к изящным растительным.

 Можно увидеть в выставочном зале «Крепости» и интересную балхарскую игрушку. Развитие этого вида народного творчества началось с 1970 года, а во главе игрушечного направления стала мастерица Зубайдат Умалаева. Вместе со своими коллегами она создает разнообразные композиции, в которых запечатлены эпизоды из жизни самих мастериц. Так и получается, что и графические работы Евгения Лансере, и традиционные изделия мастеров-прикладников увлекают посетителей «в даль далекую» и дают полную картину дагестанского интерьера в период пребывания известного российского живописца на Кавказе в первой четверти XX века.

Валерия ПЕРЕСЫПКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
16 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.