Вы здесь

БЕЗ БУМАЖКИ И 166 ТЫСЯЧ ТОНН БУКАШКА

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Недавний арест и обвинение вице-губернатора края А. Золотарева в получении аж трех крупных взяток от подрядчика-проектировщика через заместителя министра строительства А. Когарлыцкого на общую сумму 63 миллиона рублей хорошо иллюстрирует нравы в нашей строительной отрасли. Если на стадии проектирования, когда стоимость проекта 7-10 процентов от стоимости всего объекта, такие откаты, то что творится уже при строительстве? Ведь у строителей суммы намного большие, исчисляются сотнями миллионов рублей.

История, о которой мы расскажем ниже, не об откатах. Она - о нравах и о мутной, мало чего имеющей общего с законностью, практике в строительной сфере. Вполне возможно, как раз и порождающей откаты. Хотя по ходу ее развития еще никто не сел.

Рано почувствовал себя хозяином

В 2017 году собственник ООО «АВА» В. Арзуманян предложил руководителю ООО «СМДС ПМК» С. Соловьеву совместно разрабатывать карьер песчано-гравийной смеси (ПГС) «Барсуковский» в Кочубеевском районе.

Тот согласился. Строил дороги, и инертные материалы нужны были в больших объемах. По условиям договора собственник карьера должен был провести процедуру реорганизации, выделить отдельное юридическое лицо с долей 50 процентов Соловьева как физического лица и 50 процентов - ООО «АВА» и передать этому новому юрлицу карьер полностью, включая лицензию и планы добычи.

Такое юрлицо - ООО «Сармат», в конце 2018 года создали. И сделка вроде пошла к концу.

Но не успели еще чернила высохнуть под подписанным договором, как переоформление притормозилось. Соловьев, хотя и получил на своего представителя доверенность на оформление, вдруг затеял волынку. То устав не предоставлял, то выписку... А тут еще выяснилось, что СМДС ПМК отказывается рассчитаться за выбранную им же из карьера ПГС, и само «АВА» не стало торопиться.

Дело в том, что на период оформления сделки, чтобы все было законно, стороны заключили два договора. Первый - о поставке ПГС. И второй - на выполнение карьерных работ. Ведь прежде чем добывать смесь, надо было произвести вскрышные работы, а после сделать рекультивацию земельного участка. СМДС ПМК пригнала экскаватор, бульдозер и другую технику. И все это время, несколько месяцев, с июля по декабрь 2017 года, возила ПГС на свои объекты. Даже когда вышла за объемы поставки, предусмотренные первым договором. Устно Арзуманян разрешил продолжать копать. Приезжал на карьер, помогал советами. Доверял же партнеру. И на тот момент не сомневался, что тот рассчитается.

В итоге СМДС ПМК по маркшейдерским справкам добыла и вывезла огромное количество продукции - 166 тысяч тонн на сумму 16,6 миллиона рублей. Но оплатила всего 1,5 миллиона. От остальной суммы открестилась.

Арзуманян к Соловьеву. Как же так, моей техники тут уже не было, только ты копал и себе на объекты отвозил. А весь ПГС остался на мне. Будь добр, рассчитайся. Направляет, как это и полагается в хозяйственных спорах, претензию.

Соловьев все претензии отвергает. Что вывезли по договору - оплачено. Сколько вывезли сверх него - он не считал. Нового ведь договора мы не заключали. Доказывает, что раз приобрел долю в карьере, то не должен платить за добытую ПГС. Все теперь мое. К тому же я, мол, понес большие, порядка 20 миллионов рублей, затраты на вскрышные работы, откачку воды, устройство дренажа, погрузку и прочее. Так что в итоге, уверяет, оказался даже в убытке.

В какой-то период вроде согласился рассчитаться. Но попросил переписать документы на другое свое же предприятие - Ставропольская «МДС ПМК». Фактически двойник. А та вдруг предложила... подписать акт о выполненных якобы для «АВА» работах на карьере почти на всю указанную сумму. И провести взаимозачет. Естественно, руководство «АВА» не согласилось. Ведь по договору о выполнении карьерных работ все вскрышные операции должна была делать за свой счет СМДС ПМК.

В общем, по всему выходило, что Соловьев преждевременно почувствовал себя хозяином карьера. Ну и попутно перестал быть хозяином своего слова.

На этом рассорились Валерий Асатурович и Сергей Алексеевич. Да так сильно, что пошли по следователям и судам.

Полиция самоустранилась

Возмущение Арзуманяна понять можно. Продав долю в карьере, его до того успешное предприятие осталось с огромной недостачей продукции, которая уже была показана в отчетности, на огромную сумму 14,8 миллиона рублей. Одних налогов надо было заплатить с нее около миллиона, причем НДПИ уже был уплачен. Да и всю сумму пришлось бы отнести на убытки, загнав предприятие с успешной, более чем тридцатилетней историей в безнадежный минус.

Надо было что-то делать. Обращается в полицию, потому как искренне считает, что его, как говорят в деловых кругах, бессовестнейшим образом кинули и что здесь налицо признаки состава преступления. И кража, и мошенничество.

Отдел МВД по Кочубеевскому району проводит проверку. Опрашивает всех заинтересованных. Соловьев утверждает свое, повторяет, что обязательства по договору он выполнил, заплатил. А дальше - карьер его, и сколько с него вывезли, он не считал. Что вообще-то странно, учет продукции на своем ли, чужом предприятии должен быть налажен. Маркшейдер В. Шустаковский подтверждает, что по данным его учета вывезено именно 166 тысяч тонн. Все опрошенные, а это аж десять человек, показывают, что техники «АВА» в тот период на карьере уже не было, на нем вовсю хозяйничали люди СМДС ПМК. Казалось бы, следователю надо разбираться, сколько и куда вывезено, каким образом все это учтено и есть ли именно в этом состав преступления. Но вывод старшего следователя А. Сапунковой - «нарушение договорных обязательств влечет гражданско-правовую ответственность, которая имеет имущественный характер, связанный со взысканием убытков, уплату неустойки и т.п. В возбуждении уголовного дела отказать».

То есть следствие посчитало, что здесь хозяйственный спор и не более того.

Очевидное становится невероятным

Хозяйственный так хозяйственный. «АВА» обращается в Арбитражный суд Ставропольского края с иском о взыскании с СМДС ПМК 14,8 миллиона рублей задолженности по оплате выбранного ПГС. Ответчик на суд демонстративно не ходит, его представителей не было ни на одном из восьми заседаний. В итоге суд принимает решение в пользу «АВА», удовлетворяет требования полностью. Суд посчитал добровольную передачу ответчику прав на использование карьера и добычу ПГС достаточным основанием для признания его не исполнившим свои обязательства. Сослался на пункт 455 Гражданского кодекса РФ, который гласит, что договор считается согласованным, если он позволяет определить наименование и количество товара, что как раз налицо в нашем случае. А также оперся на совсем свежее на тот момент Постановление Пленума Верховного суда РФ № 49 от 25.12.2018 года, согласно которому «договор считается заключенным и в том случае, когда из поведения сторон явствует их воля на заключение договора». Подтверждением такого поведения стала представленная в суд переписка, из которой видно, что количество выбранного материала - 166 тысяч тонн, и его наименование ПГС согласовано сторонами. В частности, письмом от 31 января 2018 года СМДС ПМК пишет буквально следующее: «Согласно маркшейдерским справкам добыто ПГС в июне - 3220 кубометров, в июле - 3750, в августе - 6520, в сентябре - 59102, октябре - 6670, ноябре - 6815, декабре - 1250. (В мае мы не работали.) Итого - 87327 кубометров, или 165921 тонна, но никак не 183387 тонн, указанные вами». Расхождение вышло из-за применения разных коэффициентов, но Арзуманян не стал мелочиться, согласился с предложенной цифрой.

Доказательством в суде также стали и сведения из Территориального фонда геологической информации (есть такой) о состоянии и изменении запасов твердых полезных ископаемых. А также из налоговой службы о представленных декларациях по налогу на добычу полезных ископаемых. Из них видно, что объем вывезенного материала учтен ООО «АВА» в согласованном с СМДС ПМК количестве. Именно цифра 166 тысяч тонн. А ПГС на сумму 14,8 миллиона рублей отражена на сегодняшний день в бухгалтерском учете «АВА» как недостача на складе.

И, наконец, этот объем подтвержден независимыми свидетельскими показаниями. Допрошенный судом маркшейдер В. Шустаковский рассказал, что он учитывал объемы вынутого из карьера ПГС. Это отражено и в маркшейдерской съемке и в данных оперативного учета. ПГС именно в тот период добыто из «Барсуковского» 166 тысяч тонн.

Поэтому суд посчитал доказанным наличие неисполненного МДС ПМК обязательства именно в размере 14,8 миллиона рублей.

16-й Апелляционный суд оставляет решение в силе. Казалось бы, все. Но... На стадии кассации Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменяет решение. Коллегия пришла к выводу, что предыдущие суды не установили точно всю сумму долга. Самое же главное - в деле отсутствует акт на выполнение карьерных работ по договору подряда. Да и сам акт сторонами не подписывался. А раз так, то у истца нет доказательств проведения вскрышных работ, а значит и возможности поставки ПГС ответчику. Тем более что товарно-транспортных накладных об отгрузке истец не представил.

Коллегия, конечно, оговаривает, что и вскрышные работы, и поставку ПГС ответчик сделал сам. Но формально этого якобы из материалов дела не видно. Нет документального подтверждения. В общем, нет бумажки - нет и поставки. Такая вот судебная казуистика. Коллегии, выходит, по боку указание Пленума Верховного суда, данные из Территориального фонда геологической информации, сведения из налоговой службы и из бухгалтерского учета. Показания свидетеля, наконец.

Но в определении коллегии нет и ответа, куда же все-таки делись 166 тысяч тонн ПГС. Прямо скажем огромное количество, это большущий курган, свыше 8 тысяч самосвалов, если исходить из того, что каждый везет по 20 тонн. Разве можно их вывезти незаметно? Ежу понятно, что такая недостача не образуется из мелкого воровства или неточностей учета. Имел место массовый вывоз.

Найти заметенные следы

Коллегия направила дело на новое рассмотрение в тот же Арбитражный суд Ставропольского края.

Теперь истцу в идеале надо недостающие бумажки - акты о вскрышных работах и товарно-транспортные накладные об отгрузке - предъявить. Но их в природе нет. Да и не будет, Соловьев уж точно их не подпишет. Единственный выход - продолжать искать косвенные доказательства, что ПГС силами добывалась и ее отгрузка на объекты этой же организации производилась.

В поисках таких доказательств представляющие интересы «АВА» юристы, сами того не ожидая, обнаружили целую систему сокрытия следов перевозки инертных материалов при исполнении государственных контрактов. Которая, похоже, сложилась при попустительстве заказчика - министерства строительства края. Обязанного проверять достоверность представляемой документации.

Паспорт качества продукции - это обязательный, строгой отчетности документ, который подтверждает соответствие партии товара конкретным характеристикам, в нем в числе прочего указывается количество материала и номер накладной. Выдается он предприятием-изготовителем продукции. И хранятся такие паспорта качества вместе с актами на скрытые работы в контрактной документации. Для поставщиков ПГС кроме такого паспорта обязательно еще и наличие лицензии на добычу.

Так вот, как говорится, прошерстили государственные контракты, которые выполняла СМДС ПМК в тот период. И выяснилось кое-что интересное. Из шести поставщиков инертных материалов у двоих эти паспорта качества оказались, извините за каламбур, некачественными. А точнее - очень сомнительными. ООО «Ск-инвест» представило два паспорта под одним и тем же номером 2, причем в каждом разные объемы - 2 тысячи и 10 тысяч кубометров. Также два паспорта под номером 21, и там тоже разные объемы: 1 тысяча и 10 тысяч кубометров. При этом основной вид деятельности предприятия вообще не соответствует добыче полезных ископаемых. Занималось только перевозкой, а паспорта выдало! И их заказчик принял! КФХ «Эдельвейс» выдало СМДС ПМК пять паспортов, причем под номерами 37 и 51 их по два. Что интересно, это фермерское хозяйство, оно не имеет лицензии на добычу полезных ископаемых. Более того, при встрече руководитель «Эдельвейса» заявил, что видит такие паспорта впервые, а подпись под ними не его. По истекшей лицензии выписало паспорта качества ООО «Нерудстрой».

Кстати, «Ск-инвест» ликвидировано еще в феврале 2019 года. В общем, концы в воду. И таких предприятий на субподряде у СМДС ПМК, которые исчезают, как только выполнен контракт, немало. Во всяком случае, специалисты «АВА» насчитали их восемь. После того как налоговая служба прислала запрос подтвердить, вывозили ли они ПГС с карьера. Проверили, и оказалось, что большинство в списках действующих уже не значатся.

Все это вместе заставило руководство «АВА» сомневаться, честно ли с ними играют. И заподозрить СМДС ПМК в том, что на вывезенную из карьера ПГС специалистами предприятия заполнены липовые документы. На других, теперь уже закрытых, юридических лиц, чтобы скрыть, что материал поставлялся из «Барсуковского».

Тут есть еще один очень важный экономический момент, объясняющий мотивы таких манипуляций. «АВА» на упрощенном налогообложении, работает без НДС. Указывать поставщиком его для СМДС ПМК значит терять 18 процентов на налоге, входящего ведь НДС нет. И к вычету нечего будет предъявлять. Не исключено, что мотивом переписывания документов на других юридических лиц как поставщиков является именно уход от НДС. Если это так, то с огнем играет Соловьев.

Манипуляции здесь или нет, может показать только серьезное расследование. Которое впору провести только органам. Ведь надо запрашивать целую гору бумаг, включая копии книг выдачи паспортов качества, первичные документы и прежде всего товарно-транспортные накладные, книги продаж, договора поставки, оборотно-сальдовые ведомости по бухгалтерии... Это даст полную картину того, сколько и какой инертный материал был отпущен МДС ПМК, соответствует ли его количество паспортам качества, имела ли право организация их выписывать. И если вскроется, что в документации туфта, то будет совсем другой разговор.

И еще один момент. Договор на вскрышные работы между «АВА» и СМДС ПМК предусматривал, в числе прочего, и рекультивацию земельного участка. Ничего подобного последняя не сделала. Отвалы как были, так и остались курганами по краям карьера. И стоят они уже третий год. Грубейшим образом нарушено природоохранное законодательство. И за это также никто не понес ответственности.

Подведем неутешительный итог. В. Арзуманян лишился 50-процентной доли в карьере «Барсуковский». Получил огромную, почти пятнадцатимиллионную недостачу на свое «АВА». Рекультивация карьера не произведена. Выгодоприобретатель и в том и в другом случае - С. Соловьев. Он же - и нарушитель писаных и неписаных правил ведения дел.

Даже удивительно, что на все эти номера не обращает внимание прокуратура.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
10 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.