Вы здесь

Спасите наши души, или ай да Пушкин, ай да «наше все»!

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Интересно, что бы сделал «наше все» Александр Сергеевич Пушкин, если бы узнал, что полтора столетия спустя после своей трагической гибели испортит жизнь своему земляку Михаилу Питунину. Стихотворение написал? Или повесть? А может вызвал бы на дуэль за оговор, а потом сочинил ироничную эпиграмму, главный смысл которой – потомки, отстаньте, без вас проблем хватает? А когда б узнал, что два столетия спустя эта история станет очень популярной в театрах, завоюет множество призов и будет одновременно идти на 40 сценических площадках не только нашей страны, но и за рубежом? Наверное уделил бы драматургии чуть больше своего таланта и написал пьесу. Но не случилось. Автор этой истории израильский драматург Михаил Хейфец. В год 225‑летия со Дня рождения великого русского классика спектакль по его пьесе появился (УРА!) и на ставропольских театральных подмостках. Поставил его художественный руководитель Театра на Гагарина, режиссер и актер Тамерлан Коченов.
Вот как написать о том, что/кого сильно любишь? Как объяснить, почему любишь именно это? Почему так сильно и глубоко? Хотя для любви, говорят, не нужны причины. Она без слов, аргументов и фактов просто попадает в сердце и… все! Со мной тут недавно тоже случилась подобная коллизия – я и предположить не могла, что, побывав на премьере в Театре на Гагарина, встречу любовь. Имя ей – спектакль «Спасти камер-­юнкер Пушкина». Хотя, что я удивляюсь, ведь любовь, как известно, выскакивает нежданно и неотвратимо, как из-под земли выскакивает убийца в переулке. Про бандитов в спектакле, кстати, тоже есть.
Ну раз публично призналась в любви, то попробую и объяснить, почему так случилось? Сразу скажу, что это не первая и не единственная моя любовь к работам гагаринцев, и, уверена, не последняя. Сказать «очередная»? Нет, звучит уж как‑то обидно и ветрено, а слово «крайний» не люблю, поэтому назову мою любовь «свежей». Как в анекдоте рекомендуют: «Вместо того чтобы спорить «последний» или «крайний», используйте слово «свежий». Например, кто свежий в очереди?».
А если серьезно, то творческий коллектив театра в очередной раз показали такой высокий уровень профессионализма – в выборе пьесы, в режиссерской работе, в актерском мастерстве – что полюбить премьеру раз и навсегда было не сложно.
А началось все с первой фразы артиста (здесь все по классике. Главное, как говорила героиня Ирины Муравьевой в оскароносном «Москва слезам не верит», вызвать первоначальный интерес), которая со сцены звучала так: «Пушкина я возненавидел еще в детском саду!» По вызову интереса – безоговорочная победа. Как? А что, так можно было? Ведь мы все, особенно те, кто родился и учился еще в Советском Союзе, настолько привыкли, что самый-­самый поэт в России Пушкин, самый -самый художник Репин, а самый –самый композитор Чайковский, что и через десятки лет после окончания школы на эти вопросы в голове сразу и моментально всплывают именно эти фамилии. Кстати, ничего не имею против – они безоговорочные гении. Но Есенин, Рождественский, Бродский, Суриков, Васнецов, Айвазовский, Рахманинов, Бородин, Пахмутова и еще десятки фамилий из мира искусств – тоже гении! 
Одним словом, первоначальная цель была достигнута. А дальше – история такая, что дух захватывает. И не только от сюжета. Сама пьеса – это монолог, и постановка должна была стать моноспектаклем. Но Тамерлан Коченов отказался от этой идеи и разложил действие на всех персонажей, которые есть в тексте. Режиссер угадал: события на сцене сменяют друг друга легко и непринужденно, герои порхают из эпохи в эпоху, словно бабочки, ведь сюжет причудливым образом переплетает жизнь царской России и советскую эпоху. Начало позапрошлого века вызывает неподдельный интерес и любопытство к подробностям личной жизни поэта и тех, кто его окружал – Дантеса, Луи Геккерна, Наталии Гончаровой. А конец прошлого – ностальгию с налетом светлой грусти.
Сюжетная линия спектакля строится на сложных взаимоотношениях одного из коренных ленинградцев, родившегося в 60–70‑х годах прошлого столетия, с классиком русской поэзии. С самого раннего детства великий русский поэт не давал Мише Питунину жить спокойно. Вот надо же было мальчику ляпнуть в садике, что он не любит «наше все». Виданое ли дело – чтобы нормальный советский ребенок не любил Пушкина? Так и понеслось: садик, потом школа имени Александра Сергеевича, потом девушки на свиданиях просят прочитать стихи в самый неподходящий момент, потом армия. И везде рефреном звучит одна и та же фраза, которой добивают и добивают несчастного Питунина: «Ты что, Пушкина не любишь?» В итоге Миша проникается глубокой нелюбовью к гению, а тот, мистически – издевательским образом, буквально преследует его по пятам. И даже первая серьезная влюбленность – и та под эгидой «солнца русской поэзии». Девушка живет недалеко от места, где Дантес выпустил роковую пулю в Александра Сергеевича, любит его стихи и просит Мишу: «Ну, давай придумаем, как можно было бы спасти Пушкина?» Придумать, конечно, не получилось. Впрочем, любови не получилась тоже.
А затем наступает перелом: перестройка, за ней девяностые. И Миша вдруг осознает, что Пушкин, великий Пушкин, который всю жизнь ему как кость в горле, никому не нужен. Как никому не нужен и сам Миша, и миллионы людей, таких как он. Детективы и порножурналы – вот что пользуется спросом на книжных лотках, а «наше все» становится анахронизмом. Нет великой страны, миром правят деньги, изменились ценности, появились другие «герои». Меняется жизнь, меняется Питунин, меняется и его отношение к поэту. Оказывается, что Александр Сергеевич – это единственное что осталось из той, другой жизни, где было счастливое детство, интересная молодость и стабильная взрослая жизнь. Все вокруг изменилось до неузнаваемости и боли, а Пушкин остался – через века перешагнул, чтобы быть в жизни простых людей. Ведь можно экспроприировать в одну харю все природные богатства, подарить Крым, одним росчерком пера уничтожить страну, а вымарать из памяти «Я помню чудное мгновение..» или «Я к вам пишу, чего же более..» или «Спокойно, Маша, я Дубровский» невозможно, как ни старайся. И отобрать Пушкина у людей невозможно. И тогда Питунин становится завзятым пушкинолюбом, не хуже пожилых питерских интеллигенток, которые с томиком классика не расстаются даже в метро. Кстати, я такое еще в цирке питерском видела.
В спектакле очень тонко показан этот переход, и он полностью совпадает со зрительскими ощущениями. Думаю, многие поняли/вспомнили чувства героя в юности – это и дурацкая зубрежка, и трижды ненавистный Евгений Онегин, и фанатичные учителя, боготворящие гения до такой степени, что житья от них нет (понятно, что речь не только о Пушкине – у каждого будет свой пример). А дальше  мы вместе с героем начинаем думать: и чего этого проходимца Дантеса понесло в Россию? Виновата ли Наталья Николаевна? Почему же Пушкин промазал на дуэли с Дантесом и…как можно было его спасти?
То, что история Миши, как и Александра Сергеевича, не закончится хэппи-­эндом, становится ясно с прихода в сюжет перестроечных времен. И все равно – трагизм финала в конечном итоге бьет тебя обухом по голове. То, что поначалу кажется комедией, вдруг превращается в трагедию. Ведь от злого рока почти никогда и никого спасти нельзя. Ни пять веков назад, ни век, ни сегодня.
Вот такая история – про жизнь – рассказанная честно, с бесконечным теплом и любовью, где‑то с юмором, где‑то с горечью – ведь в жизни, как известно, есть место и комедии, и трагедии, и счастью.
Актерские работы в спектакле на высоте. Артисты Лариса Урбан, Тамерлан Коченов, Алексей Куликов, Роман Выстороп, Владимир Яцуков и Евгения Новикова – это сплоченная команда с блестящей игрой. И если одни практически не покидали сцену, удерживая на себе стержень постановки, то другие, сменяя друг друга, раскрывали разные грани личности главного героя, его чувства, переживания и душевные порывы. Им пришлось проиграть сразу несколько ролей – ведь в жизни любого человека встречаются много людей, некоторые остаются с нами на годы. У каждого были воспитательница в детском саду, учительница, друзья, первая любовь всей жизни, потом вторая и тоже всей, одноклассники, однокурсники, сослуживцы, замполиты в армии… В жизни Миши Питунина были еще Пушкин, бандиты, гадалка, подполковник Зубов и даже заяц. Да-да, тот самый, который перебежал дорогу Александру Сергеевичу в декабре 1825 года, когда он спешил в Петербург, к своим друзьям декабристам. Такая встреча в пути, по приметам, не сулила ничего хорошего, и суе-
верный поэт велел повернуть сани обратно. Так что если бы не заяц, неизвестно, как бы сложилась жизнь поэта, окажись он на Сенатской площади. И были ли у него еще 11 лет жизни, за которые он написал поэмы «Борис Годунов» и «Полтава», стихотворения «Храни меня, мой талисман», «Пророк», «Во глубине сибирских руд», роман в стихах «Евгений Онегин», прозу «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», «Маленькие трагедии», «Дубровский» и еще сотни гениальных произведений. А с другой стороны – окажись он в ссылке, вряд ли бы встретил Жоржа Дантеса, прожил еще сколько‑то лет, и из-под его пера вышли бы еще десятки стихов, повестей, сказок. Хотя, судьба она и в Сибири найдет.
«Замечательный спектакль – и смешной, и грустный одновременно. Очень весело и невероятно интересно смотреть, как человека закормили поэзией и что в итоге из этого вышло. Но и без слез не обошлось. В моих – и боль воспоминаний о лихих 90‑х, и потрясающая пьеса Хейфеца, и работа актеров, которые не играют, а душой проживают происходящее. Спасибо, что подлинные исторические факты были поданы легко и без занудства, с юмором и даже иронией. На уроках литературы так не расскажут ни о Пушкине, ни о дуэли, ни об участниках скандалов и интриг, которые к ней привели. Сегодня все жалуются, что дети стали мало читать. Но давайте говорить правду – читать стали меньше и взрослые. Думаю, что, посмотрев этот спектакль, обязательно несколько человек откроют томик Пушкина и окунутся в его волшебный мир, – сказала после премьеры одна из зрительниц. – Благодарю театр за эту работу. Этот спектакль стоит посмотреть всем, особенно нашей молодежи. А еще тем, кто хочет слушать, вспоминать, улыбаться и, возможно, меняться. И спасибо за почти открытый финал, который дает возможность подумать и поразмышлять, а не забыть спектакль, едва покинув зал».
А поразмышлять, действительно, есть о чем. Например, представьте, кто‑то придумал, как можно спасти Пушкина. Все просто: нужно забрать его в наше время. Тем более у нас любят поговорить о том, что вот если бы Пушкин (Толстой, Достоевский и т. д.) попал в наше время. Чтобы они сказали, что сделали? Ну ок, как говорят сейчас. Не важно как, но Александр Сергеевич у нас в гостях, в России XXI века. Что мы могли бы ему предложить, что показать, что рассказать? Какие у нас есть варианты? С этим вопросом я обратилась к своим коллегам, друзьям и знакомым. Ответы, естественно, были разные. Кто‑то взахлеб рассказывал о наших достижениях, а кто‑то откровенно ерничал и отказывал ему в гостеприимстве. Примерно, это звучало так: Ну что, что мы можем ему предложить? Сделать селфи с Пушкиным. Сорок восемь тысяч селфи! А давайте позовем его в передачу на какой‑­нибудь телеканал. Но едва ли шоу с ним будет отличаться от всех других. Аж вздрогнула сейчас, когда подумала, что бы могло интересовать гостей и зрителей в первую очередь: «Сколько было у вас женщин?», «А Николай I правда ухлестывал за вашей женой?», «У Натали с Дантесом что‑то было?», «А перед смертью она призналась вам в измене?», «А почему вам морошки захотелось перед смертью, а не ананасов с рябчиками?». Еще – давайте устроим литературный вечер. Только предупредите его, что народу может быть немного, стихов сейчас не читают, ничего вообще не читают!..
Может доля правды в этом есть, но все равно как‑то обидно. Неужели Пушкину мы – наше время – ничего достойного не можем предложить? И в XXI веке «наше все» надо спасать от нас самих и нашей сегодняшней действительности?. А это означает, что его надо поскорее вернуть обратно, в его время, то есть под пулю Дантеса.
Но, Слава Богу, были и другие ответы. В Москве его обязательно повели бы в Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, и показали картины великих художников. В Краснодаре – в Парк «Краснодар» (неофициально «Парк Галицкого»). Там не только показали бы красоту рукотворную и нерукотворную, но и рассказали, что построен он на деньги мецената(!) – они и сегодня есть в России. Некоторые показать бы ему места, связанные с его жизнью. Пусть посмотрит, что Царскосельский лицей работает, квартира в Петербурге на Мойке, 12 стала музеем, где бережно хранят его вещи, а его родовое имение в Нижегородской области  сегодня не только крупнейший литературный, но и природный музей-­заповедник «Болдино».
Наши врачи рассказали бы о достижениях современной медицины, и что сегодня клинический случай Пушкина изучают и разбирают в медицинских вузах в обязательном порядке. Они уверили бы его, что случись дуэль сегодня, то его бы обязательно спасли. Но и докто-
ров, которые пытались помочь ему после дуэли, а среди них был военный хирург и лейб-медик Николай Арендт (личный врач Императора) и доктор Владимир Даль (составитель толкового словаря), винить нельзя. Они сделали все, что могли. А еще медики, понимая характер ранения, очень сочувствовали поэту. Муки, которые он испытал, были адские.
Еще – показали ему бы планетарий, самолет, подводную лодку, фигурное катание, синхронное плавание и хоккей. Сводили бы его в кинотеатр и показали наши чудесные советские мультфильмы, созданные по его сказкам. А вот фильмы, снятые о нем самом, нет. Рассказали бы о победе его соотечественников и потомков в Великой Отечественной вой­не, и обязательно свозили в Брестскую крепость, к Мамаеву кургану и в Краснодон, к молодогвардейцам. Чтобы он увидел, что никто и никогда не смог победить русский народ. Рассказали о первом полете человека в космос и о Юрии Гагарине. И, конечно же, об этом сказали все опрошенные, что он великий русский поэт, что его знают, любят и читают во всем мире, что в каждом российском городе ему поставлен памятник и есть улица его имени.
Вот такие ответы. А читатель пусть сам решит, на чьей он стороне. Кстати, о всевозможных гаджетах, телевизоре, искусственном интеллекте, интернете никто даже не заикнулся. Когда я спрашивала почему, то мне отвечали – нас самих скоро от этого спасать надо будет. Конечно, никто не хочет, чтобы они исчезли, но говорят о дозированности, необходимости и контроле. Так что лет через 10 наши души от роботов и всемирной путины, возможно, начнут спасать Пушкиным и его литературно-­музыкально-художественными собратьями.
Посмотреть спектакль не просто рекомендую, а очень-­очень рекомендую. Вам понравится, даже не сомневаюсь, ведь то, что происходит на сцене – это по любви!
P. S. Только осторожно! Спектакль вызывает неподдельный интерес к творчеству Александра Сергеевича Пушкина. И привыкание к классической литературе.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (4 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
12 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.