Вы здесь

НЕ СЕЯЛИ, НЕ ПАХАЛИ, А НА УРОЖАЙ РОТ РАЗИНУЛИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Может ли претендовать на урожай тот, кто его не сеял? По здравому смыслу, да и по закону, конечно нет. Но руководство СПК «Чернолесский», похоже, ни со здравым смыслом, ни с правовыми нормами не дружит. И разинуло рот на чужой урожай. Обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском о признании права собственности на урожай культур, которые посеяло и вырастило Новоселицкое станичное казачье общество. И который общество оценивает, ни много ни мало, в 200 миллионов рублей!

Предварительное заседание назначено на 19 июля.

 

Разоблачительные обеспечительные меры.

 

Но уже в день принятия иска судья М. Керимова, совсем не стесняясь, показала, на чьей она стороне. Приняла определение, которым в порядке обеспечительных мер наложила арест на незавершенное производство ячменя, овса, гороха, подсолнечника урожая нынешнего года на 41 участке площадью 4 тысячи гектаров. С саморазоблачительной припиской: «За исключением запрета СПК «Чернолесский» производить работы по обработке посевов от сорной растительности, от болезней, от насекомых, по сбору урожая с данных земельных участков и его складированию». То есть, предписала именем Российской Федерации судья, казакам к своему урожаю, который заложили с весны и полгода лелеяли, подходить нельзя. А тому, кто на полях даже не появлялся, не только подходить, но и убрать их вплоть до засыпки в закрома можно. Добро пожаловать в беззаконие?

И  это при том, что самим подателем иска в его тексте признается, что все 4 тысячи гектаров засеяли именно казаки, и они же в дальнейшем вплоть до последних дней ухаживали за посевами! А претензии на урожай сплошь основаны на казуистике, жонглировании правовыми терминами, и на том, что СПК является субарендатором земли. Про то, что хозяйство само добровольно отказалось возделывать ее еще два года назад, разумеется, в иске ни слова. Но тому есть свидетельские показания и иные доказательства.

Определение Керимовой датировано 17 июня. Те, кто хоть немного представляет, что и как растет в ставропольских полях, знают: в этот период никаких вышеуказанных обработок для указанных культур, за исключением подсолнечника, уже не требуется. Что касается ячменя, овса, гороха, то по  ним осталась всего одна операция - уборка урожая. Причем, ячмень в этих местах начинают молотить в третьей декаде июня. И на день моего приезда в район в минувший четверг все ячмени, кроме казачьих, там уже были убраны. Казачьи поля реально уже перестаивают, со всеми сопутствующими потерями. Объективно получается, что у казаков с помощью суда, и даже без решения суда по существу спора, отнимают выращенный урожай.

 

Очередь в захватчики урожая?

 

Понятное дело, казачье общество кинулось это определение обжаловать, добиваться отмены мер по обеспечению иска. Судья И. Сиротин, к которому поступило заявление, нарушений в действиях своего коллеги не увидел, оставил определение в силе. Мол, никаких новых данных общество не предоставило. Пришлось обществу обращаться с жалобой в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд. Рассмотрение ее назначено на 14 июля, на среду.

Самое поразительное в этом деле то, что о поданном «Чернолесским» иске руководство казачьего общества узнало от судебных приставов. Которые ознакомили с исполнительным листом о принятых обеспечительных мерах и заставили расписаться, что с определением суда знакомы, убирать свой урожай не будут, и препятствовать «Чернолесскому» в уборке не станут. Хотя по закону истец просто обязан был отправить исковое заявление ответчику, а при подаче документов в суд приложить подтверждающую это почтовую квитанцию, иначе суд не должен их принять. Более того, в Российской Федерации действует обязательный претензионный порядок подачи заявлений в арбитражный суд. То есть перед подачей иска «Чернолесский» должен был прислать обществу претензию, где изложить суть своих требований и предложить разрешить их полюбовно. И если уж тот не согласен – идти в суд. Никакой претензии общество не получало. Как видим, ничего даже близкого к закону в нашем случае процессуально не соблюдено. И суд это не увидел. Зато сразу выдал разрешение на захват чужого урожая.

И судебными приставами-исполнителями все не ограничилось. Руководителя общества уже пригласили не куда-нибудь, а аж в краевой УБЭП в Ставрополе. Там продержали целый день(!?). Следователи, поднаторевшие на экономических преступлениях, то есть на серьезной уголовке, не спеша разбирались в конфликте гражданско-правовом. Хотя ни само казачье общество, ни «Чернолесский» в полицию не обращались. Откуда же такое усердие следователей?

Поневоле складывается впечатление, что объективно в захвате казачьего урожая, кроме «Чернолесского», участвует кроме суда еще и полиция. Своего рода выстроилась очередь в захватчики. 

Но если вникнуть во всю эту историю поглубже, то откроется, что в ней, этой самой очереди в захватчики, чуть ли не первыми стоят краевые власти в лице Министерства имущественных отношений СК.

 

Черный министерский передел.

 

Да, да, именно краевое Минимущества было первым в череде событий, приведших к отъему урожая у казаков. С той лишь разницей, что оно в 2019 году замахнулось не на урожай, а на землю казаков и пытается вот уже два года через суд ее забрать. Пока безуспешно.

Минимущества отдало эти спорные теперь 4 тысячи гектаров казакам еще в 2012 году. В долгосрочную аренду на 10 лет. Как написано в договоре - на льготных условиях, «для целей сохранения и развития традиционного образа жизни и хозяйствования». Основанием такой формулировки является норма федерального закона «Об обороте земель сельхозназначения» - ФЗ 101. Выделение земли на этих основаниях у нас в крае практикуется во многих районах, и новоселицкие казаки здесь не исключение. По большому счету, доходы от земли являются одним из основных источников финансовой поддержки казачества.

Обычно казачьи общества сдают такую землю в субаренду или казакам-фермерам, или сельхозпредприятиям, и на вырученные от аренды деньги ведут свою общественную, благотворительную и иную деятельность. Новоселицкое общество, которое также много сделало на ниве общественных инициатив, особенно в части поддержки детей, отдало все 4 тысячи гектаров СПК «Чернолесский».

Все шло хорошо до 2018 года. Но именно в этот год чиновников Минимущества вдруг осенило, что заключенный ими же договор аренды с казачьим обществом чуть ли не в каждом своем пункте незаконный. Заподозрили, что общество арендовало землю для последующей уступки права аренды с целью обхода публичных, то есть конкурсных, процедур. Свои подозрения Министерство оформило в исковом заявлении о расторжении договора аренды, обратилось  с ним в Арбитражный суд Ставропольского края. 

Аргументы? Прямо скажем, слабенькие. Если не сказать надуманные. На момент заключения договора Новоселицкого казачьего общества не было в Госреестре казачьих обществ (вранье, было в реестре); земля отдана казакам без объявления торгов (их и не нужно было проводить, уже упомянутый федеральный закон такое разрешает); общество в тот момент не представило подтверждения наличия техники и возможностей для обработки полей (этого и не надо по закону); землю в субаренду сдало с нарушением закона (условие сдачи в субаренду есть в договоре аренды)… 

В общем, шесть лет в министерстве ничего этого не видели, и вдруг прозрели. Такое впечатление, что специалисты министерства накопали этих «блох» только ради того, чтобы землю у казаков отобрать.

 

Министерство работает на рейдера?

 

Это подозрение усиливается, когда накладываешь время подачи иска на события, происходящие в тот момент в «Чернолесском». Именно с момента подачи иска Минимуществом хозяйство перестает платить арендную плату. Долг и поныне – 6 миллионов рублей. А с 2020 года СПК фактически перестало обрабатывать арендованную у казачьего общества землю. Объяснение председателя А. Антропова было в том духе, что денег на закладку нового урожая нет. Подписать же договор о расторжении договора субаренды он наотрез отказался: новые инвесторы не разрешают. В итоге в СПК в начале 2021 года пришло новое руководство. Не скрывающее, что за ним стоят инвесторы, которые вдохнут в хозяйство новую жизнь. Формально председателем вроде М. Багандов, реально же управляет СПК называющий себя представителем инвестора П. Такидис. Как тут не подумать, что Минимущества края подачей своего иска действует в интересах этого самого инвестора? Решили напрямую, без посредника казачьего общества сдать в аренду «Чернолесскому» землю?

Арбитражный суд Ставропольского края иск Минимущества удовлетворил. Шестнадцатый Арбитражный апелляционный суд оставил это решение в силе. И только Арбитражный суд Северо-Кавказского округа увидел всю надуманность и противозаконность требований Минимущества, отменил решение суда первой инстанции полностью. Установил, что земля передана обществу в аренду законно, на основании Федерального законодательства, в частности уже упомянутого  №101- ФЗ. Особо подчеркнул: вывод истца и суда первой инстанции, что договор заключен со злоупотреблением правом, из дела не следует. Также не следует, что сделка притворная. Указано также, что суд первой инстанции незаконно отказал обществу в применении срока исковой давности. Напомним, он по Гражданскому кодексу у нас 3 года, а иск подан спустя 7 лет после заключения договора.

Признаться, одного этого обстоятельства хватило бы кассационному суду, чтобы самому дело прекратить по истечению срока давности. Но он по какой-то причине вернул его на новое рассмотрение. Наверное, по принципу: вы дров наломали, вам и исправлять. Но в своем постановлении поставил перед нижестоящим судом вопросы так, что, разрешая их, судья Л. Быкодорова при всем желании не сможет вынести решение в пользу Минимущества.

 

Уши рейдеров просто торчат.

 

Минимущества, подчеркнем это еще раз, пошло в суд за расторжением договора, когда заподозрило, что казачье общество арендовало землю для последующей уступки права аренды с целью обхода публичных процедур. То есть, законом о казачестве прикрылись, чтобы уйти от конкурса. 

Но пока суд да дело, сама жизнь распорядилась так, что основания для подозрений пропали. Нет теперь субарендатора. Он землю в 2019 году фактически бросил, и сам арендатор, казачье общество, его крестьянско-фермерские хозяйства взялись ее возделывать. Есть доказательство, что общество направляло документы о расторжении договора СПК. Как и то, что там даже правление по этому вопросу заседало. Общеизвестно и то, что тогда главный агроном М. Багандов помог казакам составить карту посевных площадей и дал характеристику каждого поля, рассказал о предшественниках и дал рекомендации, где и что лучше посеять. 

Казаки нашли и деньги, и технику. Многие сами стали механизаторами. Кто отдал свои накопления, кто продал дом, кто занял, кому помогли родственники… Так и наскребли 40 миллионов для закладки урожая 2021 года. Затраты подтверждаются договорами закупки семян, топлива, химикатов, договорами кредитных займов. Засеяли поля, ухаживали за ними, сейчас имеют хорошие виды на урожай. По ячменю, к примеру, ожидаемая урожайность не меньше 40 центнеров, что для этих мест очень даже неплохо.

Ввиду такого поворота, казалось бы, должно отозвать свой иск и Минимущества. Ведь цель, ради которой оно пошло в суд, уже достигнута без судебного разбирательства. Субарендатор из цепочки обрабатывающих землю исключен. Однако, не тут то было. Минимущества, похоже, субарендатор не мешает, оно не видит в этой цепочке арендатора. И поэтому иск к нему не отзывает. Более того, «Чернолесский» вдруг уже при новом руководстве вспомнил о своих правах субарендатора и побежал в суд. Забрать урожай, который он не сеял и не выращивал. В этом суть «инвестирования» в хозяйство тех, кто за ним сейчас стоит? 

Как хорошо его в суде встретили – мы уже знаем.

 

Власть не слышит.

 

И последнее. 

Обо всех своих передрягах казаки дважды писали губернатору Ставропольского края В. Владимирову. Надеялись на помощь. Увы, даже формального ответа не получили. Краевая власть их, похоже, не хочет услышать.

Районная власть в лице главы Новоселицкого округа Р. Ковриги провела уже несколько совещаний, где пытается найти компромисс. Как-никак, конфликт разворачивается нешуточный, тут и до стычек недалеко. Представители «Чернолесского» ведут себя безапелляционно, заявляя, что они выиграют все суды и заберут не только урожай, но и землю у казаков. А в качестве компромисса предлагают заведомо неприемлемые варианты. Например, урожай пополам. На каком основании?

Казаки с нетерпением ждут 14 июля. Когда Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд будет рассматривать их заявление об отмене обеспечительных мер в виде запрета им убирать с таким трудом выращенный собственный урожай.

 

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (9 голосов)

Комментарии

Казачьи общества (ещё вопрос- казачьи ли?) получают землю без торгов и сдают её в аренду, сами на ней не работают. Это сплошь и рядом. Земля должна принадлежать тем, кто на ней не только живет, но и работает.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.