Вы здесь

ПОСТамент не вписался в пространство

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

«Я нахожусь в палате борьбы с коронавирусом. В интенсивной терапии. Врачи стараются, но их не хватает. Со мной в палате 8 человек. Все тяжелые. Но двоим хуже всех. Одного вчера перевели в реанимацию, поэтому фамилию не называю. Второй неделю назад доходил до туалета. Уже три дня он может только сидеть на кровати и съесть чуть супа. Дальше только лежит под кислородом и слабеет, и кашляет. И тихо говорит бабушке по телефону: «Конец приходит». Давайте спасем человека. Я какое нужно лечение оплачу. Главное, чтобы его определили или, если надо, куда-то перевели. Прошу считать это официальным обращением к #dumask, #vladimirvladimirov, #dumanev, #ernevennomysk и другим ответственным лицам. Если спасем человека, это будет стоить тысяч подарочков».

Вот такой душераздирающий пост на своей странице в Инстаграм разместил на прошлой неделе депутат краевой Думы Владимир Шевченко. Заболевший парламентарий получает лечение в одной из районных больниц края на общих основаниях, где нет VIP-палат и особого обслуживания, зато есть жестокая проза жизни по реальной готовности региона к противостоянию коронавирусной инфекции и есть боевое крещение народного избранника этой самой горькой правдой, не приукрашенной красивыми отчетами и сводками. Правдой, от которой стало не по себе даже взрослому мужику, и дрогнуло сердце, обнажив наружу все чувства.

Жаль, что ненадолго. Ибо так же стремительно, как появился, в считанные часы пост был удален В. Шевченко со своей страницы. Почему? Видимо, уж больно резонировала эта полная горечи исповедь депутата с теми громкими уверениями властей о всеобщей готовности регионов и местных систем здравоохранения к борьбе с коронавирусной инфекцией.

«Ситуация с коронавирусом в России стабилизируется, замедляется рост заболеваемости инфекцией», - заходились в победных реляциях на прошлой неделе в Роспотребнадзоре. Мол, это где-то на Западе Covid мутирует, принимая новые формы с более стремительной симптоматикой и агрессивным течением болезни, тогда как у нас все под контролем. И хотя намедни появилась брошенная вскользь руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой реплика, что нечто подобное наметилось в Сибири, когда «мы видим определенные изменения в белке, позволяющие предположить, что в регионе формируется свой вариант с определенными мутациями», но! Народ еще толком всполошиться не успел, как вслед за неосторожным высказыванием чиновницы последовало опровержение: мол, обознались. Вирус - «старый» и вполне поддается стартовавшей по всей стране вакцинации. Причем наш препарат является универсальным, когда в состоянии распознать не то что «британский» сверхзаразный штамм, но и те варианты, которые еще не обнаружены, вторили в унисон чиновникам в Российском фонде прямых инвестиций (РФПИ). Да и вообще, стоит ли обращать внимание на «единичные случаи», когда - о, чудо! - в России уже есть регионы с самым высоким уровнем коллективного иммунитета к коронавирусной инфекции!

В сентябре-октябре 2020 года прошел второй этап программы Роспотребнадзора «Оценка популяционного иммунитета к вирусу SARS CoV-2 у населения Российской Федерации в условиях пандемии COVID-19». И как продемонстрировали результаты исследования, в стране есть как минимум шесть регионов с благоприятной эпидемиологической обстановкой. Высокие показатели - от 40 до 46 процентов - выявлены в Москве, Московской области, Ленинградской области, Республике Татарстан и в Ставропольском крае. Тогда как в Астраханской области показатель равен 51,6 процента, а в Красноярском крае и вовсе больше 65 процентов!

Что это значит? Если смотреть на цифры в разрезе теории, то Ставрополье в числе первых регионов на пути к массовому выздоровлению. Ведь что такое коллективный иммунитет? Это достижение определенной «критической массы» защищенных людей, которая останавливает распространение болезни. «Работает» это методом снежного кома, когда в разгар эпидемии один человек заражает нескольких соседей, друзей, членов семьи, те тоже разносят инфекцию дальше - в маршрутки, на работу, в школу, магазины и т.д. Но вместе с тем рано или поздно наступает момент, когда количество переболевших становится гораздо больше, чем количество болеющих, что позволяет сформировать устойчивую иммунологическую «память» и поставить мощный заслон на будущее. Какой уровень коллективного иммунитета нам нужен, чтобы чувствовать себя, как за антикоронавирусной стеной? Ученое сообщество предполагает, что речь идет примерно о 60-70 процентах населения.

И тут, казалось бы, крайне уместно применить пышущие оптимизмом цифры из исследования Роспотребнадзора, когда в том же Красноярском крае с их 65-процентным порогом коллективного иммунитета заболеваемость вроде как должна идти на убыль, но! Это выглядело бы убедительно, если бы не другие цифры. На 26 декабря регион прочно обосновался на седьмом месте в стране по заболеваемости. Равно как и другие лидеры бравой шестерки. Москва на первом месте, Московская область - на третьем, Ставропольский край даже не в середине, а в первой двадцатке списка. Более того, в этой двадцатке мы еще на 6-м месте по количеству летальных исходов. Только по официальным данным, на конец декабря от коронавируса и связанных с ним осложнений у нас погибло более 700 человек. В той же Саратовской, Волгоградской, Ульяновской, Мурманской областях, Хабаровском крае при примерно таком же количестве заболевших показатели смертности гораздо ниже. Хотя и регионов нет в числе субъектов вроде как с лучшим иммунитетом.

О чем это говорит? О том, что власть по-прежнему упорно лепит из пластилина вместо задуманного чеширского кота поросенка, а после подкладывает эту неказистую свинью с кличкой «Глобальный прорыв» населению. Мол, угощайтесь, граждане дорогие, ничего для вас не жалко. Вон сколько миллиардов рублей вбухано на борьбу с коронавирусом и здоровьесбережение населения. И если понадобится, навалим в эту огненную топку еще столько же. Ибо все для фронта, все для победы. Откуда же тогда антирекорды, когда Россия стала четвертой страной в мире, где выявили более трех миллионов заразившихся? И почему распространение инфекции в России в последние месяцы ускорилось: число заразившихся в стране превысило один миллион примерно за полгода (1 сентября), два миллиона - менее чем за три месяца (19 ноября), три миллиона - менее чем за полтора (26 декабря)?

Может, потому что стреляем холостыми патронами? И в очередной раз наступаем на собственные грабли, когда минимальное улучшение трактуем не как возможность оглядеться по сторонам, а как громкую и безапелляционную победу над противником, дабы потом изумленно обнаружить, что вирус никуда не делся и не стал менее опасным. Право, если весной каждая смерть воспринималась нами как катастрофа, сегодня мы к ним привыкли, как бы жутко это ни звучало. И если опять-таки весной коронавирус мы воспринимали через ту же теорию «десяти рукопожатий», мол, у меня есть подруга, а у нее знакомая, а у той тетя работает на фирме, где муж ее начальницы заразился Covid, то сегодня цепочка стала гораздо короче. Нет в России семьи такой, где не памятен был свой герой, и не было бы своего где-то позитивного, где-то печального опыта по борьбе с инфекцией.

Борьбе, идущей на фоне громких прокламаций чиновников, что половина коечного фонда в регионах свободна, бОльшая часть заболевших переносят вирус в легкой форме и им не требуются дорогостоящие КТ-исследования, как и лекарства для борьбы с инфекцией выдаются пациентам бесплатно после обращения к участковому терапевту. И все бы ничего, но потом открываешь официальную страничку губернатора СК Владимира Владимирова, а там изо дня в день из месяца в месяц шквалом идут обращения населения:

- Уважаемый Владимир Владимирович, прошу обратить внимание. Бесплатная диагностика и тестирование недоступны, как и лекарства амбулаторным больным. КТ и рентген тем более. Столкнулись с этим не понаслышке. Все проходили платно и практически занимаемся самолечением за свой счет, - пишет Rogozhnatalia.

- Уважаемый Владимир Владимирович, моей бабушке 69 лет. Город Буденновск. Сейчас она болеет Covid, у нас уже неделю температура 39,4. Анализ сдали, прошло 5 дней, а результатов нет. Она угасает на глазах. С горем пополам мы добились, чтобы пришел врач. И что? Доктор постояла на пороге, сказала, чтобы бабушка шла в больницу, сдала анализы, несмотря на то, что у нее все признаки. Это так мы боремся с вирусом? - спрашивает Вероника.

- С 18 декабря болею ковидом, получила положительный тест. Сегодня уже 24 декабря, и никаких бесплатных лекарств я не получила. А вы говорите, что у нас все хорошо, - обращается к власти и Юлия Булатова. Равно как десятки других комментаторов из разных уголков края просят губернатора разобраться и взять под контроль цены на лекарства. Мол, если уж не можете обеспечить бесплатными препаратами, то хотя бы проследите, чтобы ушлые фармацевты не завышали стоимость в три раза.

- Мы за месяц потратили более 70 тысяч рублей (включая три КТ). Это же издевательство над болеющими и родными.

- В Кисловодске нет лидокаина, антибиотиков и многих других препаратов. Врач пришла на вызов, дала список препаратов, но сразу предупредила, что в аптеках ничего нет, нужно искать самим. Это нормально, уважаемый губернатор? - жаловались люди.

Пока губернатор, обряженный в костюм Деда Мороза, примерно в это же время раздавал подарки в пятигорском детдоме и выборочно общался в социальных сетях с подписчиками. И вот что удивительно: найдя в своем напряженном графике время, чтобы поблагодарить пользователей за звучащие комплименты из разряда «вам очень идет костюм сказочного героя», глава края в очередной раз оставил без ответа менее радужные комментарии ставропольцев.

- Уважаемый Владимир Владимирович, зачем вы на своей страничке публикуете статистику о заболевших? Публикуйте, где есть лекарства, свободные места в больницах. Остальное уже никого не интересует. В скорую не дозвониться, в аптеках пусто, в регистратуре в одной очереди больные люди по два часа стоят со здоровыми, тесты делают по две недели или платно. Это и есть ваш прорыв? - уточняли пользователи и находили вполне оправданными наши лидирующие позиции в списках регионов с коллективным иммунитетом. Вот только сомневались, стоит ли данный показатель заносить в копилку достижений власти.

Ибо тут скорее метод от обратного, когда не умеющее плавать население просто бросили в тот самый кувшин с молоком в ожидании сливок. Ведь давайте по-честному, за минувшие девять месяцев мы не увидели каких-либо решительных действий от региональной власти. Не увидели личной инициативы и заинтересованности в решении вопроса. Все это время мы наблюдали, как Ставрополье при каждом чихе сверяет часы с Москвой и бездарно копирует действия других регионов. Взять ту же дистанционку в школах - стоило ввести ее в Москве, как ставропольцы стали ерничать: скоро будет и у нас, ибо мы ж как Шерочка с Машерочкой, как города-побратимы, даже если эпидемиологическая обстановка у нас разная.

И не требовала при единичных случаях заражения введения карантина. И можно говорить сколько угодно, что это время мы потратили на оснащение и инвентаризацию врачебного хозяйства, составление дорожных карт, наращивание мощностей. Но... Почему-то первые месяцы борьбы Ставрополья с коронавирусом помимо ношения масок, дезинфекции улиц, призывов соблюдать социальную дистанцию и сидеть дома, запомнились лишь чередой кадровых скандалов и перестановок. Когда нам резко понадобилось менять глав городов, наводить порядки в Краевой инфекционной больнице со сменой руководства и увольнением главного инфекциониста края И. Санниковой. Да, завезшей вирус на Ставрополье и крайне халатно пренебрегшей правилами безопасности, но от этого не переставшей быть блестящим диагностом и практиком, коих в регионе на пальцах пересчитать. Как и столь же стремительно почувствовал «эмоциональное выгорание» министр здравоохранения Виктор Мажаров, решивший в непростых условиях покинуть свой пост и не держать самый главный экзамен руководителя. Тогда как именно реальная беда, а не статистические отчеты, должна была на практике продемонстрировать, как подготовлена региональная система здравоохранения к чрезвычайным ситуациям, может ли она адекватно и эффективно отвечать на вызовы времени.

И вдруг демонстрировать оказалось-то и нечего. Кроме очередных громких заявлений, что все под контролем. Когда даже федеральные власти аккуратно пеняли региональной, мол, уверены? Поскольку ваши красивые цифры как-то не сходятся с нашими некрасивыми данными. Тогда как лучше на берегу объективно оценить свои возможности и сказать, чего не хватает, чтобы потом не терять людей и не быть в числе передовиков по смертности. Чем, собственно, и воспользовались другие регионы. И пока те готовили заявки на строительство министерством обороны ковидных госпиталей на региональных территориях, мы... разбивали палатки и шатры. А потом спешно перепрофилировали другие отделения, закрывали роддома, отправляли пациентов к черту на кулички по районным больницам, чтобы только сейчас, спустя девять месяцев, все же заговорить о строительстве нового отделения Ставропольской краевой клинической инфекционной больницы! Такое поручение губернатор Владимир Владимиров в середине декабря дал на заседании краевого координационного совета по борьбе с коронавирусом.

Как и наконец-то у нас решено организовать собственное производство медицинского кислорода на базе имеющихся промышленных мощностей в Буденновске и Невинномысске. Как отмечают в правительстве края, данные предприятия имеют техническую возможность для его изготовления и готовы его наладить после прохождения необходимых процедур лицензирования, тогда как сейчас на Ставрополье используют кислород, производимый в Новороссийске.

Что ж, разумное решение. И вполне логичное. Непонятно только, почему тянули с ним до последнего и теперь прыгаем с ключевыми, в общем-то, мерами реагирования в уходящий вагон, когда пандемия то ли бушует в регионе, то ли идет на спад. Тут смотря какой статистике верить - государственной или личному опыту. Хотя как раз подобные взаимоисключающие варианты и есть самое страшное в нынешней коронавирусной истории. Поскольку они в очередной раз наглядно демонстрируют, в каких же параллельных мирах живет общество и власть. Когда «одна беда, одна тревога», может, и про нас сегодняшних, но насчет «одной земли и одной судьбы» тут возникают сомнения. Ведь пока одни «побеждают» на всех фронтах и во всех бюрократических отчетах, другие криком кричат с просьбами о помощи. И при этом никто друг друга не слышит. А только посты удаляет, чтобы не портить красивую картинку искусственного мира.

Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Комментарии

Прежде чем писать что происходит в больницах и всякую гадость про врачей покажите как боряться в Китае.Какими темпами там построены инфекционные больницы, как там проводят дезинфекции в городах, как закрывают границы, какое финансирование медицины.И все это государство взяло на себя, а не перекинуло только на медицину.И какие объекты должны быть построены в крае в первую очередь,а не кинотеатры и стадионы,которые сейчас закрыты или их посещаемость минимальная.Вот поэтому Мажаров В.Н.наверное и ушел.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.