Вы здесь

СОВРЕМЕННОЕ РАБСТВО - ЖИЗНЬ ЗА КВАРТИРУ

СОВРЕМЕННОЕ РАБСТВО - ЖИЗНЬ ЗА КВАРТИРУ
Ольга ТЫШЛЯР

С милым рай и в шалаше, говорили наши бабушки. Современная действительность опровергает это утверждение. На семь тысяч браков, зарегистрированных в первом полугодии текущего года в Ставропольском крае, приходится пять тысяч разводов. Не последний фактор в таком положении дел - пресловутый «квартирный вопрос». Психологи в один голос утверждают, что вновь созданная семья должна жить отдельно от родителей, сами молодые понимают, что для рождения ребенка необходима дополнительная площадь. Для многих единственый способ обзавестись собственными квадратными метрами - ипотека.
Еще в благополучный докризисный период в нашу организацию зашел менеджер с рекламой ипотечной программы под жилье определенного застройщика, которая позиционировалась как выигрышная по сравнению с другими. Благо, под рукой оказался калькулятор. Произведенные тут же расчеты показали переплату в три раза за небольшой кредитный период. Ни один сотрудник редакции не мог позволить себе такой роскоши, как ипотека.
Другим сдерживающим фактором были цены на жилье, растущие как на дрожжах. Тем не менее, сравнивая месячную стоимость съемной квартиры и взнос за кредит, были люди, которые принимали решение в пользу собственного жилья.
«Когда я женился, - рассказывает Вячеслав, - своей квартиры у нас с супругой не было. Пока ожидали появления ребенка, поняли, что необходимо приобретать жилье. Самые выгодные условия оказались в государственном банке, но компенсировались они трудностями с оформлением документов. Необходимо было собрать очень много справок, даже о доходах поручителей. При этом форма 2-НДФЛ имеет короткий срок действия, а вопрос по предоставлению кредита решался долго. На поиск квартиры дали всего три месяца. Но мы успели вовремя, во всех смыслах. Уже в процессе получения кредита начали ощущать мировой банковский кризис. Ипотечная ставка росла на глазах: вместо 11 стала 13%».
Вячеславу повезло не только успеть до обвала банковской системы, но и в том, что родители с обеих сторон имеют возможность помогать молодым. Они и обеспечили существенный первоначальный взнос, и до сих пор участвуют в погашении кредита. Молодая семья без поддержки не в состоянии осилить ипотечное бремя.
Если на Западе люди, относящиеся к среднему классу, могут в самом начале совместной жизни позволить себе купить жилье в кредит под мизерный процент (не более 5%), то в России при средней зарплате в регионах не более 15 000 рублей выплачивать 20 000 в месяц за купленную по ипотеке однокомнатную квартиру практически нереально.
Алина с мужем, ожидая появления первенца, были вынуждены подумать о жилье. Делать ремонт к счатливому событию в съемной квартире не хотелось. Из старых окон единственной комнаты постоянно дуло, а искать другую квартиру, которая могла оказаться в еще худшем состоянии, было достаточно затратно. Жестким требованиям государственного банка финансовое состояние семьи не соответствовало, поэтому за кредитом обратились в частный. Квартиру под 17% годовых на двадцать лет им удалось взять одними из последних, перед тем как банк преостановил действие ипотечных программ.
«Иногда испытываю некоторые сожаления, что поторопились с покупкой квартиры, - делится Алина. - С одной стороны, альтернативы не было, жилья мы не имели, а с другой - сейчас и цены ниже, и условия банков выгоднее».
Действительно ли все так радужно сегодня? В прессе обсуждаются меры правительства, направленные на доступность ипотеки для населения. Первая программа по кредитованию россиян для покупки жилья на первичном рынке, которая субсидируется правительством, продукт «Новостройка», начала работать с апреля 2010 года. Постоянно снижается ставка рефинансирования Центробанка. Если в начале 2009 года она составляла 13%, то сегодня это 7,75%. Соответственно, банки имеют возможность снижать находящуюся в прямой от нее зависимости ставку по ипотечным кредитам.
По сравнению с прошлым годом ипотечные программы государственных банков заметно изменились. По словам кредитного инспектора Сергея Матяшова, в среднем на два процента снизилась ставка по разным видам кредитов. Быстрее стали рассматривать заявки от клиентов. Если два года назад первоначальный взнос составлял минимум 30%, то сегодня это 10-15% от стоимости жилья. Стали учитываться доходы созаемщиков, что раньше было прерогативой частных банков. Ипотечные кредиты стали выдаваться на срок до 30 лет.
Сами банковские работники говорят об ажиотажном спросе, настолько заметно увеличение числа клиентов. С апреля текущего года с государственной подачи (заметим, не по инициативе самих банков) были отменены комиссии за выдачу кредита, различные скрытые комиссии, проценты, взымаемые за досрочное погашение кредита. Государственные банки сегодня, пытаясь более активно продвигать ипотечные программы, устраивают различные акции по снижению процентной ставки, которая может доходить до 10%.
Поверив красивым словам и рекламе доступных ипотечных программ, Мария Алексеевна решила улучшить жилищные условия семьи. Обратилась в государственный банк, где, ознакомившись с собранными документами и справками о доходах, дали предварительное положительное заключение о выдаче кредита. Громом среди ясного неба стало известие, что служба безопасности банка обнаружила фамилию мужа в так называемом «черном списке». С большим трудом удалось выяснить, что дело в том, что когда-то муж выступал поручителем у товарища. Кредит товарищ уже давно погасил, но несколько раз невовремя делал выплаты по нему. Теперь ближайшие пять лет Марии Алексеевне путь в государственные банки заказан.
Женщина решила попытать счастья в коммерческой организации. Здесь неожиданно при расчете суммы возможного кредита отказались учитывать в качестве ее доходов кроме самой зарплаты сумму подработки. Муж у Марии Алексеевны частный предприниматель с неплохим заработком, но и это оказалось препятствием: созаемщик должен быть официально оформлен в организации. Срок, на который выдается ипотека, также оказался на пять лет меньше ожидаемого. Мария Александровна как госслужащая может работать до 60 лет, но это не было учтено. В итоге банк предложил семье ссуду всего в 600 тысяч рублей, явно недостаточную для расширения жилплощади.
Не последнюю роль в расчете суммы возможного займа сыграла процентная ставка по кредиту - 15% годовых, это почти в полтора раза выше, чем в государственном банке. Почему же вместо того, чтобы создавать конкуренцию на рынке ипотечного кредитования, коммерческие банки не спешат выдавать доступные кредиты?
«Государственные банки имеют сегодня доступ к долгосрочным ресурсам, чтобы активно продвигать ипотеку, - объясняет Иван Сербин, экономист одного из коммерческих банков. - Если взять частные банки, ситуация с ипотекой своеобразная. Банк может выдавать долгосрочные кредиты только если прежде кто-то разместит в нем средства на длительный срок. Средств у клиентов недостаточно, чтобы планировать их вложение на десять лет вперед. Вот этих «длинных» ресурсов и нет. Поэтому банкам намного выгоднее выдавать кредиты на короткий срок. Это корпоративные, потребительские кредиты».
Ипотечная программа в частных банках прописана, но срок кредитования не превышает 10 лет, а ставка доходит до 17%. Клиенты считать деньги умеют, сравнивая условия частных банков с государственными, предпочитают последние. По сравнению с кризисным периодом в сфере ипотечного кредитования частными банками ничего не изменилось. Некоторые даже до сих пор их не выдают. Соответственно, коммерческие банки не создают конкуренции государственным, получающим поддержку, не формируется настоящий рынок, что ведет к явному перекосу в сторону государственных банков, которые постепенно становятся монополистами в сфере ипотечного кредитования.
К чему это приводит - уже понятно: кто-то попав в список неблагополучных клиентов вообще не будет иметь возможности взять кредит, кто-то будет брать займы под завышенный процент: банки, имеющие государственную «кормушку», не будут заинтересованы ни в привлечении клиентов, ни в снижении процентной ставки. Значит, ипотека так и останется недоступной для большинства населения.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет