Вы здесь

Казаки-разбойники

Казаки-разбойники

Если спросить прохожих, сколько Казачьих улиц в Ставрополе, большинство пожмут плечами. А вопрос не так прост, как кажется. В краевом центре есть улицы Казачья и Доваторцев. Только на первый взгляд между ними нет ничего общего. Первая - старая, короткая, узкая, память о казаках, заложивших крепость. Вторая - магистраль, возникшая в ХХ веке. Ее поименовали улицей Доваторцев, в честь ставропольских казаков, воевавших в кавалерийском корпусе генерала Доватора.

В Энциклопедическом словаре Ставропольского края утверждается, что в середине 90-х годов 130 тысяч граждан края идентифицировали себя с казачеством. Казачью плеть - нагайку - некоторые вывешивают на стене, как свидетельство принадлежности хозяина кабинета к казачьему сословию. Другие ходят в штанах с лампасами, навесив на грудь экзотические ордена. В некоторых случаях обязывает положение - форма свидетельствует о принадлежности человека к казачьему войску. Трудно перечесть все разрозненные общественные организации, относящие себя к казачеству. Они пытаются убедить всех в том, что казаки - исконно русские, законопослушные, преданные власти, и православные. И все равны в казачьем круге. Так ли это?
Поляки, осетины, калмыки - далеко не полный перечень этносов в составе казачьих войск. Не был русским и генерал Лев Доватор, выходец из Витебской области Белоруссии. Узбек по национальности Сеид - Абдул-Хан, эмир Бухарский, после присоединения Бухары к России служил генералом в Терском казачьем войске. Высокие звания в казачьих войсках на Кавказе имели немцы, поляки, грузины. Известный историк-кавказовед Иосиф Викентьевич Бентковский, поляк, был казачьим сотником. Это, как говорится, к вопросу о национальной принадлежности казаков.
Не все казаки были законопослушны. В памяти - детская игра «в казаки-разбойники». Название игры пишется через дефис. Историограф казачества, генерал-лейтенант В.А. Потто в книге «Два века Терского Казачества (1577- 1801)», вышедшей в 1912 году, приводит факты разбойных нападений на переселенцев из России не только немирных горцев, но и казаков из соседних станиц. Кстати, слово «станица» - это и «притон», «ватага», «шайка». Так в словаре Владимира Даля, слова песни «по Дону гуляет казак молодой» означают не прогулки у реки, а нечто другое.
Об идиллии в отношениях «царя-батюшки» с казаками говорить неприлично. Восстания Кондратия Булавина (1607-08), Степана Разина (1670-71), Емельяна Пугачева (1773-55) потрясали Российское государство. О многих случаях неподчинения казаков правительству пишет Р.А. Фадеев, автор книги «Шестьдесят лет Кавказской войны» (1860). Жестоко расправлялся «царь-батюшка» с бунтарями. Они бежали с Дона и Яика (Урала) подальше, сначала на Кавказ. Об укрывавшихся в горах «ворах» - так именовались бунтовщики в царских указах - знали казаки Кубанской кордонной линии, сооруженной против экспансии турок. Отсюда - Воровский лес. У редута близ Воровского леса, поставленного здесь в 1792 году, выросла станица Воровсколесская. Один из атаманов Булавина - Игнатий Некрасов - вывел тысячи (!) казаков с семьями за пределы Российской империи. Они осели за рубежом, главным образом в Турции, и воевали против России в русско-турецких войнах. С начала ХХ века малыми группами потомки их возвращались на родину, в Россию, а затем и СССР, в Грузию и Краснодарский край. В 1962 году 150 семей потомков казаков-некрасовцев прибыли из Турции в Ставропольский край. В поселках Бургун-Маджары и Новокумский Левокумского района они живут казачьими общинами.
О поголовной приверженности казаков православию говорить не приходится. Казаки-некрасовцы как были, так и остались старообрядцами, не православными. О приверженности к ереси казаков красноречиво говорит и факт разжалования Александровска из города в село. Здесь в 1837 году хлебом-солью встречали Николая I казаки - сектанты, духовные христиане, отвергающие божественную природу Христа, не признающие икон, священников, церковь. Переведение одним росчерком пера подданных из казаков в крестьяне и наоборот - не было исключением, о чем сказано у Антона Твалчрелидзе в книге «Ставропольская губерния» (1897). Такие «рокировки» влекли за собой болезненные изменения в системе землепользования, налогообложения. А для того, чтобы наглядно представить имущественное неравенство казаков, достаточно сравнить Дворец эмира Бухарского, шедевр архитектуры города Железноводска, сохранившийся в курортном парке, с хатой казака любой станицы края. Надо помнить и то, что станичный круг решал вопросы так, как это задумали «справные казаки». О бесправии «голытьбы» много сказано в произведениях писателя-казака Михаила Шолохова.
Слова «казак», «казачка», «казачата» кочуют по средствам массовой информации. Пишут о «славных традициях», «хороших обычаях», «добром укладе жизни». На днях на вопрос журналиста, как справляетесь с непослушными казачатами, юноша-воспитатель непринужденно сказал, что, бывает, и нагайка помогает. При обсуждении проблемы алкоголизма в станицах с умилением было сказано о том, что в станицах публично порют розгами неумеренно пьющих взрослых казаков - помогает.
Многое другое настораживает: куда мы идем, вернее – куда нас толкают? Тут самое время напомнить теоретикам и практикам возрождения казачества о том, что сословие – это сложившаяся на основе феодальных отношений общественная группа со своими наследственными правами и обязанностями, закрепленными обычаями и законами. Сословная система с развитием капитализма в России уже отмирала в начале ХХ века. Февральская революция 1917 года подтвердила свершившийся факт, отменив сословия в России. Огромная благодарность лучшим представителям всех сословий, создавшим великую Россию, особенно тем, кто своим упорством и трудом поднялся до вершин науки, искусства ремесел и промыслов. Ставропольцы гордятся делами земляков А. Реброва, Л. Павлова, П. Кушакова, И. Сургучева и других выходцев из разных сословий - от дворянина до мещанина и крестьянина.
Кроме сословий податных - крестьян, мещан, были у нас и привилегированные - дворянство, духовенство, купечество, казаки. История отвела каждому сословию свое место в истории России. Казаки претендовали на особое место среди других. В 1891 году Кубанским казачьим войском было принято «Положение об общественном управлении станиц». В нем говорилось, в частности, что «казаки должны стараться обособляться от иногородних, всячески проводить различие между ними и собой, тщательно смотреть, чтобы иногородний как-нибудь не воспользовался чем-нибудь таким, что собственно принадлежит казаку, вообще, чтобы казаки во всем и всегда имели место выше, чем иногородние». Казаки станицы Новотроицкой в конце ХIХ века прокричали на сходе «не любо!» строителям железной дороги Кавказская – Ставрополь, понимая, что дорога откроет ворота переселенцам из центральной России в их станицу. Строители были вынуждены внести изменения в проект, и путь проложили севернее, близ хутора Изобильно-Тищенского. Там вырос населенный пункт, впоследствии ставший городом, районным центром.
Стремление к самоизоляции казаков проявляется и в наши дни. Вот цитата из краевой периодической печати: «...окраина станицы - продукт неконтролируемых волн миграции. Одна из самых первых станиц, основанная еще донскими казаками, сейчас буквально в окружении приезжих, ...уж и не найдешь там поблизости представителей коренного населения. Настоящих станичников». Это пишет журналист после беседы с атаманом Ставропольского отдела Ставропольского округа Терского казачьего войска о ситуации вокруг маленькой станицы Темнолесской, что близ Ставрополя. А ведь приезжие - не из Азербайджана, Таджикистана или других союзных республик бывшего СССР, ставших государствами, а из других субъектов Российской Федерации.
К феодализму и домострою призывают некоторые недальновидные политики. «Зри в корень», этот афоризм Козьмы Пруткова как нельзя более подходит к оценке ситуации с казачеством на Ставрополье (да и не только здесь). Кому-то выгодно толкать общество на то, чтобы люди жили «по понятиям», а не по закону. А ведь есть у нас Конституция, Основной закон страны. Ею надо руководствоваться во всем.

Владимир ИВАНОВСКИЙ.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет