Вы здесь

Северо-кавказский Агроспрут. Куда пропали деньги иностранных инвесторов?

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Северо-кавказский Агроспрут. Куда пропали деньги иностранных инвесторов?
Александр Емцов

Всякое за сорок лет в журналистике бывало. Но никогда не приходилось писать об афере, цель которой, похоже, кинуть кредиторов более чем на миллиард рублей. Из них почти половина - зарубежные партнеры. И все это происходит сейчас, на глазах власти, занятой исключительно привлечением инвестиций, в том числе и в аграрный сектор края, на глазах всей правоохранительной системы, которая в курсе. И в роли главного кидалы - совсем не последний человек ставропольского бизнеса, один из его крупных инвесторов.
РЕШЕНИЕ СУДА ЕСТЬ, А ДЕНЕГ НЕТ!
Передо мной письмо из Липецка, от Дениса Юрьевича Стриги, генерального директора общества с ограниченной ответственностью «КВС РУС», являющегося российским дочерним предприятием немецкого агрохолдинга «КВС ЗААТ АГ» - ведущей в мире компании по селекции и производству семян сельскохозяйственных культур. Письмо было направлено одному из руководителей края, а копию компания переслала в нашу газету. По словам гендиректора, немецкие партнеры еще в 2008 году поставили известной в Ставропольском крае компании ООО фирма «Северо-Кавказский агрохим» семена кукурузы и сахарной свеклы стоимостью более чем один миллион триста тысяч евро, что составляло по курсу того времени 61 миллион рублей. Агрохим не заплатил. Мало того, покупатели пытались отпираться в судах, заявляя о том, что товар и вовсе не получали. «КВС РУС» факт поставки доказала в московских судах всех инстанций. Но когда судебные приставы попытались взыскать долг, выяснилось, что должник признан банкротом. В процедуре наблюдения, то есть в шаге от банкротства, находится и основной поручитель должника - ЗАО АПГ «Добрая воля». Д. Стрига заподозрил партнеров в недобросовестности, посчитав, что северо-кавказские агрохимики просто кинули немцев, и трижды обращался в правоохранительные органы края с заявлениями о возбуждении уголовных дел по факту мошенничества и преднамеренного банкротства. В ответ - отказы в возбуждении уголовных дел и направление материалов на дополнительную проверку.
Обращаясь к руководству края, Д. Стрига пишет: «Действия таких компаний отрицательно влияют на инвестиционную привлекательность Ставропольского края и подрывают экономику всего сельскохозяйственного региона». За этим так и читается: «Я больше с вами работать не буду и другим закажу». И «Неужели вы, во все легкие распинаясь о привлечении инвестиций, позволяете так вести бизнес?»
При знакомстве с письмом голова пошла кругом. Неужели это тот самый прославленный «Северо-Кавказский Агрохим», который упоминается в прессе не иначе как владелец десятка хозяйств, крупнейший инвестор, опора сельскохозяйственного производства всего Ставропольского края? Президент группы компаний которого А. Каракотов, - а именно так его представляют на всех инвестиционных совещаниях, - что называется, ногой открывает двери в любые кабинеты, включая губернаторский, о чем не ленятся сообщать соответствующие пресс-службы?
КРЕДИТОРЫ И АХНУТЬ НЕ УСПЕЛИ
ООО «Бизнес технологии» было создано в апреле 2009 года. Никакой хозяйственной деятельности новое юридическое лицо не вело. И вдруг 19 ноября делает абсолютно глупый с точки зрения здравого смысла шаг: за 670 тысяч рублей выкупает у предпринимателя А. Захарова безнадежный, не выплачиваемый ему уже целый год долг «Северо-Кавказского Агрохима» в размере тех же 670 тысяч рублей. Образно говоря, меняет живые деньги на мертвые.
- Судя по дальнейшему развитию событий, эта с позволения сказать «сделка» понадобилась исключительно для того, чтобы начать банкротство должника, - считает заместитель генерального директора юридического агентства СРВ С. Горошко. - Уже 15 декабря директор новоявленного кредитора В. Бушин, зарегистрированного, кстати, по одному юридическому адресу с должником, что наводит на некоторые нехорошие мысли, подает в Арбитражный суд Ставропольского края заявление о признании «Северо-Кавказского Агрохима» банкротом. Суд, как это ни странно, не сопротивляется и вводит процедуру наблюдения. Хотя трудно поверить, что предприятие с активами 2,5 миллиарда рублей, и которое в этот же период совершало миллионные сделки, не может найти возможность заплатить какие-то несчастные 670 тысяч.
Дальше события развиваются стремительно: уже с 14 января 2009 года вводится процедура наблюдения, а 22 июня предприятие признается банкротом и вводится конкурсное производство.
Полгода для бизнеса - срок небольшой, поэтому большинство кредиторов оказались просто захвачены врасплох. Некоторые даже не поняли в чем дело, и не явились на первое собрание кредиторов. Всего в реестре на сегодня 33 кредитора. «Северо-Кавказский агрохим» должен им 1 миллиард 146 миллионов(!) рублей. Причем чуть ли не половина всех долгов - зарубежным кредиторам. Среди них бизнес-структуры из Германии, Америки, Италии, Франции и даже Иордании. Вот только несколько всемирно известных: Фирма «ДАУ Агросаенсес» - 61 миллион рублей, «КВС РУС» - 61 миллион рублей, ЗАО «Агриматко» - 59 миллионов, «Инвеста финанс» - 20 миллионов, ООО «Ларолис» - 112 миллионов, ЗАО «БАСФ» - 118 миллионов, ООО «Дюпон Наука и Технологии» - 62 миллиона, «Американ Машинери Компани Лимитед» и другие.
Наверное, верили авторитету руководства края, без устали представляющего на выставках инвестпроекты, на каждом углу повторяющего «Ставрополье - территория инвестиций», верили авторитету фирмы и лично Аслану Каракотову, иначе бы не давали товар на такие огромные суммы в долг, хотя, разумеется, и под гарантии. Но как Каракотов распорядился этим доверием, хорошо видно по отчету временного управляющего, представленного кредиторам и суду, и который стал, в том числе, и основанием для признания предприятия банкротом. Хотя на конец 2009 года стоимость активов исчислялась, повторяем, 2,5 миллиардами рублей, их структура показывает, что предприятие сознательно и целенаправленно обескровливали. Основных средств всего на 25 миллионов, а вот дебиторская задолженность - 1,67 миллиарда. Не солидная фирма, а какой-то мыльный пузырь. Только безнадежной дебиторской задолженности вылезло почти на 400 миллионов рублей. Это какой же беспомощной надо быть финансово-экономической службе предприятия, чтобы проморгать, что в отношении 18(!) дебиторов возбуждены дела о банкротстве и 238 миллионов их долгов нельзя теперь взыскать. 10 миллионов потеряно от юрлиц, которые уже исключены из реестра. 4 миллиона повисло на тех, по ком судебными приставами вынесены решения об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания...
Такое впечатление, что имели дела исключительно с юридическими лицами-доходягами. А может, и не бестолковая финансово-экономическая служба, а совсем наоборот? Специально повесить на себя долги - это ведь высший пилотаж. Он востребован, когда надо вывести активы и искусственно подвести предприятие к банкротству.
Как бы там ни было, балансовая стоимость имущества, которое могло быть реализовано для расчетов с кредиторами, составила всего 900 миллионов рублей. По мнению руководителя «КВС РУС» Д. Стриги, из конкурсной массы «Северо-Кавказского Агрохима» еще до начала процедуры банкротства были преднамеренно выведены активы на 250 миллионов рублей.
Сам же банкрот был должен 2,3 миллиарда. Удивительно, что ставропольская аудиторская компания «Универсал аудит» не нашла признаков преднамеренного банкротства, о чем ее генеральным директором, аудитором Н. Зубченко составлено заключение.
Но из заключения же и видно, что фирма - банкрот с четвертого квартала 2007 года, то есть за год до банкротства, направо и налево, преимущественно своему руководству и аффилированным предприятиям, выдавала беспроцентные займы, заключала с ними на льготных условиях договора поставки товаров, оказания услуг и аренды техники... Договора заключались даже в четвертом квартале 2009 года, то есть уже в период процедуры наблюдения.
С началом процедуры банкротства число кредиторов росло, а число тех, кто был должен самому «Северо-Кавказскому Агрохиму», стремительно уменьшалось. Вдруг с огромной суммой долга - 274 миллиона рублей, заявилось в число кредиторов ЗАО «Ставрохим» якобы за поставленные и неоплаченные химические препараты. На такие суммы ни одно хозяйство препаратов не покупает, ими можно весь край залить. Но суд, без всякого анализа самого факта поставки, беспрекословно включает эту фирму в реестр. Три года назад руководителем «Ставрохима» являлся сам А. Каракотов, так что есть основание подозревать, что в данном случае в реестр вклинился сам должник. Хотя сейчас здесь директор - некий А. Мзареулишвили.
Поскольку на первое собрание кредиторов явились не все, на стороне «Ставрохима» был трехкратный перевес голосов. Его представитель и проголосовал за признание «Северо-Кавказского Агрохима» банкротом. Получается, что убил «родственника»? Деньги по окончании конкурсного производства он, конечно, не получит, но голос на собрании кредиторов и дальше будет иметь значительный. Так проще спрятать концы в воду.
И ГАРАНТ - В БАНКРОТЫ
Как мы помним из письма Д. Стриги, гарантом по договорам фирмы «КВС РУС» с «Северо-Кавказским Агрохимом» был поручитель ЗАО агропромышленная группа «Добрая воля».
ЗАО АПГ «Добрая воля» - во всех отношениях интересное предприятие, ведь 99,9 процента ее акций принадлежит самому «Северо-Кавказскому Агрохиму» и его структурам. Она позиционирует себя как управляющая компания, которая руководит многочисленными сельхозпредприятиями. Их учредитель - как «Северо-Кавказский Агрохим», так и люди Каракотова. В нашем распоряжении оказался акт приема передачи долей и пакета акций от 1 августа 2005 года. Из него видно, что уставный капитал «Доброй воли» образован из 25 процентов долей ООО СХП «Гвардеец», 55 процентов долей ООО СХП «Ясный», 100 процентов долей ООО СХП «Правда», 100 процентов долей ООО СХП им. Горького, 62 процента акций ЗАО СХП «Заря». В свою очередь, учредителем или участником этих предприятий является «Северо-Кавказский Агрохим», а его на тот момент руководитель Х-М. Голаев подписывает акт передачи долей в уставный капитал «Доброй воли». Кстати, эти сельхозпредприятия в числе основных контрагентов и «Северо-Кавказского Агрохима», и «Доброй воли». Именно им выдавались в последние годы беспроцентные кредиты, с ними подписывались договоры. Одним словом, аффилированность самая тесная, взаимопроникновение и взаимопереплетение капиталов и интересов налицо. Не помешало бы еще и взаимной ответственности, чего, как мы увидим дальше, не было и нет.
Узнав о признании «Северо-Кавказского Агрохима» банкротом, Д. Стрига обращается к гаранту - «Доброй воле» и ее генеральному директору С. Семенову: «Вы поручались, вам и долг платить».
«Добрая воля» от долга прямо не отказывается, но и рассчитываться не спешит. Когда же кредитор пытается взыскать причитающееся в законном порядке, появляется некий акционер Фролов. Он владеет всего 0,1 процентом акций «Доброй воли», но считает свои права нарушенными и... подает в Арбитражный суд СК заявление о признании недействительными договоров поручительства «Доброй воли» за «Северо-Кавказский Агрохим» перед «КВС РУС».
Разумеется, представители немецкой компании недоумевают: при чем здесь обычная хозяйственная сделка и права миноритарного акционера? Но еще больший шок они испытывают, когда судья И. Рева удовлетворяет(!) иск и признает договоры поручительства недействительными. Апелляционная инстанция решение отменяет, кассационная тоже поддерживает отмену, но время уходит.
Были ли на тот момент у должника деньги, видно из договора между «Доброй волей» и Северо-Кавказским банком СБ РФ от 28 мая прошлого года. Были, и не один десяток миллионов. «Дочка» «Северо-Кавказского Агрохима» именно в это время заплатила за «отца» долг банку в размере 142 миллионов рублей. Почему рассчиталась с ним, а других кинула? Наверное, потому, что в поручителях банку по той сделке значились лично сами Каракотов и Голаев. Или президент не захотел терять лицо, попасть в реестр неплатежеспособных заемщиков, или - что-то еще. Возможно, банк имел на него свои рычаги влияния. Но это только предположение.
Достоверно известно на данный момент лишь то, что и в «Доброй воле» решением Арбитражного суда СК введено внешнее наблюдение. Причем процедура и порядок действий по почерку очень похожи на те, по которым обанкротили «Северо-Кавказский Агрохим». Заявление о признании «Доброй воли» банкротом подал некий гражданин З. Хачидзе. Якобы в апреле прошлого года он передал ей по договору два культиватора на 250 тысяч рублей, а та не заплатила. Согласитесь, таких договоров с частным лицом можно состряпать хоть десяток, если обе стороны не против. Долг признан Грачевским районным судом 27 августа. Решение должником не обжалуется, 7 сентября вступает в законную силу и именно в этот день Хачидзе подает в Арбитражный суд СК свое заявление о признании «Доброй воли» банкротом. Определением от 29 ноября вводится процедура внешнего наблюдения.
То есть та же стремительность, что и при проведении банкротства «Северо-Кавказского Агрохима». Да и судья та же - Л. Антошук. И саморегулируемую организацию арбитражных управляющих кредитор выбирает ту же, что выбрали «Бизнес технологии» для «Северо-Кавказского Агрохима». Сегодняшний временный управляющий А. Бабенко сидит в одной комнате с тем временным управляющим О. Луговенко и конкурсным управляющим «Северо-Кавказского Агрохима» С. Черниговским.
Все это вызывает у руководства «КВС РУС» определенную тревогу. Как это ни странно, кроме «КВС РУС», другие структуры, которым не вернули долги даже на большие суммы, никакой заметной активности по их взысканию пока не проявляют. Во всяком случае, руководству края, редакциям СМИ и в правоохранительные органы писем не присылают.
АППЕТИТ ПРИХОДИТ ВО ВРЕМЯ ЕДЫ
Когда «КВС РУС» получила реестр кредиторов «Доброй воли», составленный на стадии наблюдения, то узнала: кроме нее и Хачидзе, туда стремится и ... «Северо-Кавказский Агрохим»! Оказывается, управляющая сельхозпредприятиями «Северо-Кавказского Агрохима» компания задолжала ему же аж 255 миллионов рублей. Если учесть, что вся ее кредиторская задолженность по 620-й строке баланса где-то полмиллиарда, и в ней все те же учредители или аффилированные с каракотовскими компаниями физические лица, то это значит, что на собрании кредиторов «КВС РУС» с долгом 81 миллион рублей (еще два десятка миллионов набежало процентов) не будет иметь решающего голоса.
Юристы стали разбираться, откуда взялись эти самые 255 миллионов. Сумма немаленькая, и она не может просто так свалиться с неба. Тем более подозрительно, что речь шла о сделке между аффилированными лицами. И тут выяснились удивительные вещи. Оказывается, 255 миллионов - это долг за якобы поставку «Доброй воле» 65 тысяч тонн зерна от хозяйств ее учредителей и хозяйств, так или иначе связанных с каракотовским спрутом: «Агрофирмы «Победа», ООО «СП им. Горького», «Гремучка», «Донское», «Цимлянское», «Серафимовский», СХП «Ясный», СХП «Гвардеец» и ЗАО «Заря».
Но можно ли, задавали вопрос юристы, такое огромное количество зерна перевести всего за месяц? Очень сомнительно. Это же 3250 двадцатитонных автопоездов! Зато легко именно в этих, практически собственных, хозяйствах без всякого труда взять печать и оформить любую документацию на фиктивную отгрузку этого самого зерна. И особенно договора, накладные, счета-фактуры. Конкурсный управляющий А. Черниговский ничего иного, кроме договоров, накладных и счетов-фактур, в суд для включения в реестр кредиторов не предоставил. Самое главное, там не было приемных квитанций на закупку зерна, подтверждающих отгрузку товарно-транспортных накладных и записей в реестре приема зерна. А это серьезные и обязательные к составлению для всех операций с зерном бумаги, утвержденные Государственной хлебной инспекцией при Правительстве РФ нормативным документом «Порядок учета зерна и продуктов его переработки». К тому же, вылезли явные подделки: одна из спецификаций подписана 11 января 2010 года Голаевым, но на тот момент уже две недели директором «Северо-Кавказского Агрохима» был А. Салпагаров, что и видно по его саморучной подписи на другом документе. В десяти из двенадцати представленных накладных идет ссылка на договор от 18 декабря. Тогда как сами накладные оформлены датами 2, 7, 9 декабря. А в материалы банкротного дела представлен договор от 2 декабря.
Недавно Арбитражный суд рассматривал возражения «КВС РУС» относительно заявленных к включению в реестр кредиторов этих 255 миллионов, а также заявление о фальсификации представленных доказательств. Объяснения Черниговского и Ко были прямо анекдотичными, а то и откровенно детскими. Что зерно, якобы, куплено, но не перевозилось, оставлено на хранение в самих хозяйствах. Потому и документы на перевозку отсутствуют. Как же тогда считать момент перехода права собственности, когда ни товар не отгружен, ни деньги не уплачены? Как вздумается? Ведь закон здесь кривотолков не терпит: или то, или другое. А лучше и то, и другое.
Суд отложил рассмотрение заявления еще на две недели, обязав ответчика представить ряд документов.
ПРАВОВОЕ БЕССИЛИЕ? НЕТ, ПОТАКАНИЕ АФЕРЕ
Сопоставив все это, представитель «КВС РУС» несколько дней назад обращается в Ставропольский межрайонный следственный отдел Следственного Комитета РФ с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Голаева, Салпагарова, Семенова и Черниговского за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ. Будет ли толк - не знаем. Это, кстати, уже восьмое по счету обращение в правоохранительные органы.
Обращения этой фирмы осенью прошлого года в ГУВД по Ставропольскому краю с заявлением о возбуждении уголовных дел по фактам мошеннических действий и преднамеренного банкротства со стороны руководителей «Северо-Кавказского Агрохима» и «Доброй воли» утонули в переписке. Сначала ими занимался Ленинский райотдел милиции Ставрополя. Выносятся постановления об отказе в возбуждении дела. Они отменяются прокуратурой района. Снова рассмотрение и снова отказ. И так несколько раз.
В конце концов, милицейские начальники, видимо, понимают, что такая крупная рыба не по зубам районным милиционерам. И передают дело в следственное управление при ГУВД края. 31 декабря представитель немецкой компании получает от начальника следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ответ, что материал проверки направлен заместителю начальника ГУВД по экономической безопасности. Следом приходит и ответ заместителя прокурора края И. Гладченко, в котором он перечисляет все перипетии дела и утешает тем, что начальнику УВД по Ставрополю вынесено представление об устранении выявленных нарушений. И один из рядовых оперуполномоченных, возможно, будет наказан.
- Как раз тот самый случай, когда все вроде занимаются делом, а оно ни с места. В результате получается форменное издевательство и над немецким партнером, и над российским законом, в который он до настоящего времени верил, - считает заместитель генерального директора юридического агентства СРВ С. Феронов. - И вполне обоснованно предполагает наш немецкий партнер, что здесь не все чисто. Ведь время работает именно на тех, кого подозревают в мошенничестве и преднамеренном банкротстве, и кто по непонятным причинам не только уходит от наказания, но и продолжает, по их мнению, нарушать закон. Да и миллион триста тысяч евро - не мелочь, двухлетнее отсутствие их в бюджете компании наверняка заметно.
Кто там еще говорит о росте инвестиционной привлекательности Ставропольского края? Да один описанный в данной статье случай отбрасывает ее на десятилетия назад. Ведь инвестиционный климат - это, кроме пропаганды и обещаний, еще и наличие механизмов контроля за инвесторами, пресечение в рамках закона малейшей недобросовестности и жульничества с их стороны, а также в отношении них. А здесь мы видим абсолютное безволие, если не отсутствие профессионализма у всей правоохранительной машины.
СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ АГРОСПРУТ
Так куда утекают, а может, и уже утекли, деньги кинутых кредиторов? Вопрос больше для правоохранительных структур. Ведь масштаб неплатежеспособности, способы, которые применяются для увода активов должников, говорят, что это не рядовой спор хозяйствующих субъектов. Тут налицо все признаки мошенничества. Но вопрос и для читателей. Ведь ответ на него, возможно, даст представление о том, как устроено хозяйство Каракотова. Хотя сам он именно сейчас нигде не светится, директорами выступают другие, мало кому известные, лица. И это тоже говорит само за себя.
Судя по тому, что предприятие А (собственно «Северо-Кавказский Агрохим») учреждает сельскохозяйственное предприятие Б (СХП), и не одно, и потом эти Б1, Б2, Б3... образуют В (Добрую волю»), которое в свою очередь управляет А и Б, а также кредитует их, выступает поручителем в сделках и в нужный момент исчезает с горизонта, кинув кредиторов, как и предприятие А, то ясно одно: перед нами какой-то необыкновенный спрут, цель и смысл деятельности которого отнюдь не стабильная работа и развитие на благо края.
Из всего этого нагромождения хозяйствующих структур на плаву сегодня остаются только В, то есть сельскохозяйственные предприятия - СХП. Их в каракотовском хозяйстве по самым скромным подсчетам только в нашем крае больше десятка, но может быть и больше. Вроде никто из них пока не банкрот. Хотя знающие люди рассказывают, что никаких заметных активов там нет. Но не исключено, что на данном этапе в какое-то из этих хозяйств и перетекли каракотовские активы.
Вот, например, рядом со Ставрополем, в селе Казинка, Каракотовым строится высокотехнологичный молочный комплекс. Сам он неоднократно представлял стройку как крупнейший инвестиционный проект в агропромышленном секторе края. Туда уже завезли из-за рубежа свыше трех тысяч коров, а весь комплекс рассчитан на 3700 голов. Инвестиционный проект, что называется, раскручен, правительство края помогает ему субсидиями, туда с помпой возят гостей края. Хозяин комплекса - СХП «Чапаевское». Кто учредитель «Чапаевского»? Некое ООО Агропромышленная компания «Возрождение». Кто учредитель «Возрождения»? Основной - ООО ТПК «Северо-Кавказский Агрохим». Нет, это не тот, уже обанкроченный, а совсем новый, созданный 3 декабря 2008 года, за две недели до подачи заявления о банкротстве старого, по тому же юридическому адресу, что и прежний. Каким-то чудом он становится хозяином предприятия, которым до того был прежний «Северо-Кавказский Агрохим». Круг сомкнулся? В роли хозяина самого перспективного предприятия выступает, хотя и через посредника, уже не фирма банкрот, а новое, чистое от долгов, хозяйственное образование фактически со старым названием. Которое в краевой прессе уже начало рекламировать себя как «надежный поставщик сельхозпродукции и минеральных удобрений».
В этом нагромождении учредителей нам интересны деньги. Уставный фонд двойника «Северо-Кавказского Агрохима» самый скромный - всего 10 тысяч рублей. А вот «Чапаевского» уже почти 30 миллионов. Но самый большой сюрприз ждет в выписке «Возрождения» - его уставный капитал 207 миллионов рублей! Поскольку создано оно совсем недавно - 20 сентября прошлого года, через две недели после подачи Хачидзе иска о банкротстве «Доброй воли», зарегистрировано по тому же юридическому адресу в Ставрополе, что и обанкроченные «Северо-Кавказский Агрохим» и «Добрая воля», то закономерен вопрос: не те ли это активы, что выведены из этих предприятий? Да и откуда взялись у ТПК с уставным капиталом десять тысяч рублей две сотни миллионов для учреждения «Возрождения»? И не за счет ли кинутых кредиторов строится новый высокотехнологичный молочный комплекс в Казинке? Не знаем, насколько высокотехнологично там производство молока, а вот технология нагромождения юридических лиц и других юридических фокусов в данном случае действительно высочайшая! Разобраться в ней впору только следователю по особо важным делам, не меньше.
Кстати, в учредителях нового ТПК «Северо-Кавказский Агрохим», вопреки ожиданиям, совсем не Каракотов. Там значатся некие Е. Брагина и И. Лозина. Последняя известна в крае как арбитражный управляющий, представляющая интересы фирм Каракотова, в частности, ООО «Петровский хлеб». Она же представляет интересы Хачидзе в деле о банкротстве «Доброй воли». То есть кругом известные лица. Но Каракотова, повторяем, нет. Тогда почему его везде позиционируют как президента группы компаний «Северо-Кавказский Агрохим», в том числе и отца-основателя, мотор Казинского инвестиционного проекта? Вопросов станет еще больше, если знать, что и Голаев, который подписывал договор с «КВС РУС», в процессе процедуры внешнего наблюдения, исчезает с горизонта. На его место приходит уже упоминавшийся А. Салпагаров. Каким образом? Он выкупает за сущие копейки все предприятие и незадолго до объявления банкротства назначает себя его руководителем. Сейчас он, естественно, уступил кресло конкурсному управляющему.
Это называется - концы в воду. Теперь и не скажешь, что знаменитый Каракотов довел предприятие до банкротства и кинул кредиторов. Виноват стрелочник...
И. Ильф и Е. Петров называли такую фигуру директором по отсидке. Но в том-то и отличие нашего времени от описанного в «Золотом теленке», что у нас мошенничество стало обычаем делового оборота, и за него уже не сажают.
ЧЕРНАЯ ДЫРА
Первая информация о том, что Каракотов со своей группой компаний - голый король, и что он должен на тот момент почти миллиард рублей, просочилась в краевую прессу еще в мае прошлого года. Но странное дело, никакого развития эта тема не получила. Наоборот, до самого последнего времени продолжается пропагандистская возня вокруг Казинского комплекса. Вот недавно привезли аж из США новую партию коров, и сразу пышный репортаж. И Каракотов до сих пор вхож в самые высокие кабинеты. И самое главное - ни министерство сельского хозяйства, ни правительство края во главе с губернатором никак не отреагировали на тревожный звонок. Делают вид, что ничего на инвестиционном поле края не происходит. Полные ажур и мажор.
Происходит. А именно - уничтожение веры инвесторов в наши райские кущи. Территория инвестирования на поверку оказывается черной дырой, в которой пропадают миллиарды. И никому до этого нет дела. В которой, не исключено, исчезнут и деньги самого краевого правительства. Ведь тот же Казинский комплекс строится в том числе и за счет субсидий из краевого бюджета. Не окажется ли и правительство края в числе обманутых инвесторов?
Больший удар по инвестиционному престижу края нанести будет трудно.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (3 голоса)