Вы здесь

ДЕЛО ЖИЗНИ СЕМЬИ АПАНАСЕНКО

В последнее время «Ведомости» неоднократно писали о крестьянско-фермерских хозяйствах, работающих в нашем крае. Тема эта - актуальная. С одной стороны, потому, что рассказы о настоящих тружениках всегда вызывают пристальный интерес.
А с другой - сегодня больше внимания уделяется деятельности крупных сельхозпредприятий, ну а о КФХ вспоминают нечасто. Хотя и те, и другие вносят неоценимый вклад в обеспечение продовольственной безопасности страны.

А потому мы предлагаем вашему вниманию очередной рассказ о крестьянско-фермерском хозяйстве - Апанасенко из Апанасенковского района. В гостях у его основателей - Виктора Андреевича и Веры Петровны Апанасенко - мы побывали на минувшей неделе.

Как же получилось, что семья Апанасенко решила заняться фермерством?

- Спонтанно. Было это в 1992 году. Работали мы тогда в местном колхозе, в одной бригаде, на тракторах. Выкладывались, как могли. Бывало, возвращались с работы уже за полночь, а в четыре часа утра были уже на ногах, начинался новый трудовой день, и пора снова отправляться на работу. В принципе, так часто бывает, когда работаешь на кого-то. А потому мы мечтали попробовать работать на себя. А тут в местной газете вышло объявление, в котором сообщалось о выделении земли тем, кто желает работать самостоятельно. И мы решили попробовать, - поясняет Вера Петровна.

Апанасенко одними из первых в районе стали фермерами. Однако не думайте, что произошло это легко и безболезненно.

Хотя первоначально начинающим фермерам и районные власти, и председатель колхоза дали «зеленый свет», камнем преткновения стал земельный вопрос.

- Дело в том, что желающим попробовать самостоятельно хозяйствовать выделили участки далеко от села -
в солончаках у Маныча и за лиманом, в месте, известном под названием
Хут-хур. Но расположение этих земель еще полбеды, самое главное, что получить хоть мало-мальски приемлемый урожай на этих глинах и солончаках было нереально. Мы попросили выделить землю у одной из бригад. Нам отказали. Мы обратились в район, а потом дело дошло и до губернатора. На последнее собрание по нашему вопросу приехал представитель земельного комитета. От главы края он получил установку решить этот вопрос во чтобы то ни стало. Началось собрание в 9 часов утра и продолжалось без перерыва больше шести часов. В итоге вопрос был решен в нашу пользу, - рассказывает Вера Петровна.

- Однако сразу после собрания мы стали в селе персонами нон грата. В первые годы, если мы вдруг появлялись вблизи колхозных бригад или полей - это воспринималось как событие из ряда вон выходящее. Нас обвиняли в воровстве, в разбазаривании колхозных земель. Говорили, что мы кулаки и нас надо выслать в Сибирь. А однажды к нам нагрянула милиция с обыском, в бассейне с водой во дворе у нас искали якобы похищенную нами солярку. Понятно, что ничего не нашли, но все равно было обидно. А если вдруг кого-то из тех, кто трудился в хозяйстве, замечали за разговором с нами, то он запросто мог остаться без работы, - продолжает рассказ Виктор Апанасенко.

Вы спросите, что могли фермеры противопоставить всему этому? Да ничего. Они просто день за днем занимались своим делом - обрабатывали землю, сеяли хлеб и растили урожаи.

Хорошие отношения у них сразу сложились разве что только с главой сельского совета Анатолием Ярошенко, а потом и со сменившим его Иваном Шаповаловым. А потому Апанасенко по возможности стали участвовать в жизни села - оказывали помощь детскому садику, спортсменам, выделяли средства на строительство столовой и т.д.

Руку помощи фермеры неоднократно протягивали и колхозу. На свал скосить, обмолотить и так далее. И сегодня у КФХ с местным сельхозпредприятием достаточно ровные и стабильные отношения.

Нельзя не сказать о том, что начинали фермеры всего с 53,2 гектара, а сегодня они обрабатывают - 1500 гектаров. В аренде у них земля сельской администрации, министерства имущественных отношений края и нескольких односельчан, которым всегда своевременно выплачивается арендная плата. На пай с первого дня она составляет 2,5 тонны пшеницы.

Это, к слову сказать, явилось одной из причин того, что руководство колхоза было вынуждено поднять арендную плату до такого же уровня. Вопрос о том, почему в хозяйстве платят меньше, чем у фермера, возникал неоднократно.

Сегодня крестьянско-фермерское хозяйство занимается исключительно растениеводством.

- Мы пробовали выращивать овец, но поняли, что результат будет только, если остановимся на чем-то одном, - поясняет Вера Апанасенко.

- Выращиваем мы в настоящий момент только пшеницу, хотя раньше сеяли и ячмень, и просо, и горчицу. Но мы живем и работаем в зоне рискованного земледелия, а гарантии, что получим урожай, нет. Так было, например, в прошлом году, когда мы на Джухте посеяли горчицу, ее так замело пылью, что мы в итоге не получили ни мешка, - говорит глава КФХ.

Если же рассказывать о пшенице, то дает она неплохие результаты, в среднем от 40 центнеров с гектара.

Как удается получить такой урожай? Об этом, по словам моих собеседников, можно написать целую книгу.

Сортов за эти годы они перепробовали массу. Какие-то показывают себя хорошо, другие не радуют. Последние два сорта - «Зустрич» и «Виктория-Одесская», приобретенные в Зернограде, показали себя очень хорошо.

А еще фермеры на своем опыте убедились в том, что единого подхода к технологии земледелия в стране нет и не может быть.

- Вот, допустим, сегодня только ленивый не говорит о том, как хороша безотвальная обработка почвы. Это агротехника, при которой семена сеют прямо в необработанную почву, где сохранились остатки предыдущих урожаев. Дисковые культиваторы и плоскорезы проделывают в грунте узкую борозду, ширины которой хватает только, чтобы в нее попали семена, и накрывают их почвой. Говорят о том, что этот способ способствует сохранению и увеличению содержания органического материала в верхнем слое почвы, улучшает ее структуру, способствует экономии влаги, снижает потери почвенного плодородия и так далее. Мы по этому пути не пошли, а вот наши соседи его опробовали и даже порезали плуги в металлолом. В итоге получили урожайность в 18 центнеров с гектара. И так год, второй. В итоге восстановили плуги, вернули обратно «Кировцы». И результат не замедлил сказаться, - рассказывает фермер.

Свое мнение у него и по поводу запрета на сжигание стерни. Сегодня представители ученого сообщества рассуждают о том, что делать это категорически нельзя.

- Может, применительно к Кочубеевскому, Грачевскому, Красногвардейскому, Новоалександровскому районам это и правильно. Почвы там - черноземы, влаги выпадает много, и солома успевает перепреть. У нас же вместо земли - одна глина, осадки выпадают поздней осенью, а если задисковать солому в землю, то она не перепреет и за пять лет. Отсюда всевозможные болезни, - говорит Виктор Андреевич.

В общем, по его мнению, заставлять аграриев применять тот или иной прием или технологию в корне неправильно, как и вообще вмешиваться чиновникам в процесс сельхозпроизводства.

- Не нужно нам ни внимания, ни заботы, просто не вмешивайтесь, не ставьте нам препоны. Тогда у нас будет все нормально, - говорят в КФХ.

К слову сказать, Апанасенко стараются работать так, чтобы не надо было зависеть ни от кредиторов, ни от экономической ситуации в стране. В свое время они брали кредит в банке, приобретали технику по лизингу, но больше решили этого не делать. Уж очень невыгодные условия сейчас предлагают производителям. А зачем влезать в кабалу?

Вообще, сегодня у КФХ есть все необходимое для производства. В хозяйстве отдают предпочтение отечественной технике: используют проверенные временем комбайны «Доны» и «Нивы», «КамАЗы», МТЗ и Кировцы и многое другое. Хранят полученный урожай в собственных хранилищах, каждое из которых рассчитано на тысячу тонн.

Рассказывая о КФХ Апанасенко, нельзя не сказать о том, что земледелие стало для этой замечательной семьи делом семейным. Трудятся в хозяйстве, помимо Виктора Андреевича и его супруги Веры Петровны, их дочери - Людмила Кукуруза и Наталья Гадяцкая с мужьями и сын Андрей Апанасенко с женой. Активное участие в семейном деле принимают также внуки - Вадим, Максим, Данил и Анна. Старшие уже студенты, выбрали для себя агрономические специальности. А младшие только в этом году поступают в вузы.

- Старшие сдавали экзамены, каждый день звонили и спрашивали: «Не началась уборка?». Волновались, что не успеют вовремя. Но все сложилось хорошо. И в жатве они смогли поучаствовать, а теперь дежурят на стане, - с гордостью рассказывает бабушка.

И Апанасенко действительно есть чем гордиться, ведь им удалось главное - правильно воспитать детей. Согласитесь, сейчас немногие молодые люди рвутся домой в село, тем более работать. А здесь все по-другому, как и должно быть.

Гордятся Вера Петровна и Виктор Андреевич и своими детьми.

- Андрей - у нас агроном, причем очень хороший. Во многом именно ему мы обязаны тем, что получаем такие урожаи. А зятья Михаил и Александр - инженеры от Бога. Они специалисты во всем, что касается процесса сельхозпроизводства. Профессионалов такого уровня сегодня в районе не так уж и много, - с теплотой рассказывают основатели КФХ.

Согласитесь, можно не сомневаться, что семейное предприятие крепко стоит на ногах и готово и дальше заниматься любимым делом.

Единственное, что волнует аграриев - это то, что через два года подходит к концу срок аренды земли.

- Конечно, мы постараемся перезаключить договоры аренды, но, к сожалению, стопроцентной уверенности в том, что это удастся сделать, у нас нет. Ведь может случиться так, что придет какой-нибудь «денежный мешок», больше заплатит и выиграет. Таких примеров масса. По нашему мнению, так быть не должно. Нужно менять законодательные подходы к этому вопросу и тщательно изучать претендентов. Что у них есть помимо денег - техника, кадры, профессиональная репутация и так далее. Будет так, появится уверенность в завтрашнем дне и можно будет и дальше спокойно заниматься сельхозпроизводством, - говорят фермеры.

И с ними нельзя поспорить.

Ирина ПОСТОВАЯ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
8 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.