Вы здесь

МЕДАЛЕЙ НЕТ. ЯРМО - ПОЖАЛУЙСТА!

По итогам прошедшего недавно Гайдаровского форума, главным в повестке страны снова значится развитие малого бизнеса. Об этом говорят высший эшелон власти, региональные правительственные структуры, министерства, все партии и даже представители оппозиции. И хотя у каждого из выступающих есть свое видение ответа на вопрос «Что делать?», в одном их мысли сходятся: будущее российской экономики кроется в развитии различного рода ООО и ИП. Ибо именно «малыши» дают налоги в государственный бюджет, создают рабочие места и обязательно вырастают в средний и крупный бизнес при наличии соответствующих условий.

Поэтому, как следует из актуальных «майских указов» Президента Владимира Путина, к 2024 году в сфере малого и среднего предпринимательства должно быть занято 25 миллионов человек вместо нынешних 19 миллионов (по данным Минэкономразвития на май 2018 года), его доля в экспорте должна дойти до 10 процентов, а во внутренней экономике и вовсе вырасти с 22 до 40 процентов. Планы, конечно, грандиозные.

Но, как показывает практика последних лет, даже самые лучшие инициативы, спущенные сверху, могут быть погублены исполнением на местах. Причем здесь тоже возможны крайности - от чересчур ретивого исполнения до небрежного руководства. И, что парадоксально, эти противоположности могут гармонично уживаться между собой, в чем неоднократно имели возможность убедиться представители краевого бизнес-сообщества.

- Знаете, какая у нас сегодня основная задача? Не столько развивать производство, сколько от внешней среды отбиваться, - замечает директор ООО «Волокно» Вадим Ковалев, чье предприятие организовано на месте цеха камвольно-прядильной фабрики бывшей производственной площадки Невинномысского шерстяного комбината.

- В нашем городе ежегодно перерабатывалось более 80 тысяч тонн шерсти! Машины стояли в многодневной очереди от Ивановки до шерстяного комбината. Сырье везли сюда из Австралии, Аргентины, Индии, Турции и других стран. Поставки мытой шерсти были во многие страны мира. Казалось, легендарная родина золотого руна Колхида переселилась в Невинномысск, - рассказывает мой собеседник о былых масштабах шерстяной отрасли.

Что имеем сегодня? Если следовать современным планам развития, то 6-7 тысяч тонн мытой шерсти, промываемой предприятиями в Невинномысске, это явно невысокий показатель для предприятий, занимающихся переработкой шерсти. При этом ООО «Волокно» может выпускать до 1,5 тысяч тонн мытой шерсти в год с возможностью роста объема производства.

- Сейчас везде говорят: «Нужна альтернатива нефти, зерну, давайте что-то придумывать». Но зачем изобретать велосипед, когда нужно реанимировать те позиции, в которых Ставрополье было традиционно сильным игроком. Также можно услышать, что животноводство не перспективно. Но тогда почему на баранину цен не сложишь, почему носим одежду из синтетики вместо натуральных качественных тканей? Ведь исследования ученых давным-давно доказали, что синтетические ткани наносят ощутимый вред здоровью, а натуральные ткани способны вылечивать даже некоторые заболевания человека. Вряд ли из-за того, что приверженцы «зеленого движения». Все куда прозаичней - натуральная шерсть, хлопок, лен стоят сейчас дорого и не по карману рядовому потребителю. У нас же, равно как и животноводство, нерентабельна и легкая промышленность. Вот такой замкнутый круг, - говорит мой собеседник.

А я же невольно вспоминаю речи выступавших на форуме, что именно малый бизнес должен стать локомотивом «новой экономики», несущим нас на всех парах в светлое «завтра». Красиво. Но, к сожалению, никак не соотносится с истинным положением дел, что наблюдается в шерстяной отрасли. Ведь, по большому счету, открыть свой бизнес сегодня не проблема, дело одной недели. Проблемы начинаются позже, когда бизнес чуть поднимается с колен, и его тут же начинает тянуть обратно к земле административный пресс в виде проверяющих и контролирующих структур.

Нет, «надзорные каникулы» никто не отменял, скажу даже больше, они продлены до 2020 года, да и после настоятельной просьбы Президента «не кошмарить» предпринимателей количество проверок на порядок стало меньше, есть послабления в сфере лицензирования, государственного контроля и надзора, сертификации и стандартизации. То есть формально у нас созданы отличные климатические условия для роста, которые на практике не сдвинули надзирательный обоз ни на метр. Причина? Закон ограничивает лишь плановые проверки, когда «погоду в доме» определяют внеплановые, не поддающиеся регулированию, и поэтому становящиеся мощным оружием в руках недобросовестных конкурентов.

Чего греха таить, на Ставрополье уже были прецеденты, когда, используя данную лазейку в законодательстве, через органы прокуратуры и с помощью анонимных сообщений без наличия каких-либо достоверных фактов были организованы дополнительные проверки юридических лиц. Понятно, что в итоге на «тревожных» объектах ничего не нашли, ибо, когда есть, что предъявить, с соперниками бизнес воюет в открытую, а здесь же налицо было желание нервы попортить. Хорошо, попортили, но что дальше? Кто выигрывает от этого топтания на месте, от вынужденного простоя, когда останавливается производство, поднимается документация, руководство по несколько раз на день ездит писать объяснительные?

Безусловно, контролировать нужно. Но, вместе с тем, старую истину, что чем строже контроль, тем хуже он работает, никто не отменял. И, наверное, те же пять-шесть профильных специалистов, отвечающих за всю область проверок, справились бы ничуть не хуже, нежели раздутые штаты различных ведомств, в которых каждый отдел отвечает за отдельный норматив. Право, у нас же нет хирургов, кто оперирует левую ногу, а кто - правую руку. Они универсалы и должны понимать, как работает организм в целом. А тут же бесконечное дробление и та самая «бюрократизация», с которой мы успешно боремся, но плачевным результатом данной борьбы становится еще большее количество новых структур и подразделений, привносящих в жизнь предпринимателей не столько порядок, сколько дополнительный хаос.

С чем, кстати, столкнулись и в самом ООО «Волокно». С 2018 года предприятие не имеет возможности отправлять свою продукцию на экспорт. Для получения такого разрешения необходимо пройти аттестацию в Россельхознадзоре, но несовершенство законодательства привело к тому, что для предприятий легкой и текстильной промышленности, перерабатывающих техническое сырье животного происхождения, не существует конкретных к данной отрасли требований со стороны органов ветеринарного контроля. Все это приводит к тому, что предприятие проверяют по требованиям к предприятиям пищевой промышленности, в результате чего в ходе проверки могут допускаться избыточные требования за деятельностью: например, может ли под забор, окружающий предприятие, пробраться кошка, и не залетит ли птица в открытое для вентиляции окно и т.д.

А ведь выход на зарубежные рынки стал бы серьезной точкой роста для данного предприятия. Тем более, что у Вадима Ковалева лежит уже и подготовленный бизнес-план, как можно расширить свое производство и решить проблему более полного цикла переработки шерсти и побочных продуктов...

- Сейчас наше предприятие оказывает два вида услуг - мойку шерсти и продажу чесаной шерсти (сливера). Такое производство подразумевает под собой 25 процентов отходов, которые можно превратить в дополнительный источник дохода. Во-первых, производство ланолина, который является побочным продуктом при первичной обработке шерсти. Несмотря на то, что процесс получения ланолина был разработан в советское время, сейчас это большая редкость. А сфера его применения огромна. В косметологии считается, что его состав очень похож на состав кожного жира человека, и поэтому из него выходят чудодейственные кремы, маски для лица и волос, мыло. А второе направление - это удобрения. Ведь в отходах шерсти много азота, который является важным удобрением. Кстати, в Польше уже отлажено подобное производство, которое оказалось весьма востребованным. А мы... Мы просто утилизируем все как мусор, - делится мой собеседник.

То есть, видение, куда двигаться и к чему стремиться, на ООО «Волокно» есть, да вот вопрос развития упирается в деньги. Трамплином для прыжка могла бы стать созданная в Невинномысске Территория опережающего развития, да вот там ждут предприятия, готовые вложить в развитие от 100 миллионов рублей. А откуда у малого бизнеса такие суммы?

Долгосрочные кредиты для бизнеса предприятие тоже отметает сразу.

- Скажу просто: это нерентабельно. Знаем об этом не понаслышке. Поэтому и работаем исключительно за счет собственных денежных средств, так как считаем долгосрочные кредиты бесперспективными, загоняющими в долговую яму предприятия, - говорит директор.

А выживать же бизнесу становится все сложнее. Помимо душащих проверок, еще одним непосильным бременем для малого и среднего бизнеса становится фискальная нагрузка в виде налогов, штрафов и иных платежей. И если «социалка» в виде отчислений в пенсионный, страховой и медицинский фонды у предпринимателей не вызывает вопросов, там все четко и прозрачно, то вот о природе иных финансовых платежей этого не скажешь.

Взять, к примеру, тот же налог на недвижимое имущество, когда много ставок рассчитывается исходя из кадастровой стоимости земли. И вот тут-то может таиться целый кладезь сюрпризов, иначе как объяснить тот факт, что в том же Невинномысске арендная плата за землю для предприятий, занимающихся одним и тем же видом деятельности, находящихся на соседних участках, в одной и той же промышленной зоне, может отличаться более чем в 10 раз. В чем заключаются столь разные подходы - непонятно.

Между тем, как уверяют предприниматели, на каждый рубль сегодня приходится 50-60 копеек налогов. И это не считая иных платежей, связанных с административным климатом в целом. Например, оплата и поддержание работы онлайн-касс, формирование отчетности.

- Наши коллеги подсчитали, что в среднем каждое предприятие сдает в год 30-40 видов отчетности. Надо ли говорить, что подготовка каждой бумаги занимает массу времени, но и спустить на нет все тоже нельзя. Поскольку, сегодня ты не отправил отчетность, что честно заплатил за вывоз 10 тонн мусора в год, а завтра тебя могут оштрафовать на 200 тысяч рублей. Поэтому выбор, в общем-то, небольшой: либо, отрываясь от производства, изучать компьютерную грамоту самому, либо заплатить тому, кто за тебя подготовит данный отчет. В среднем, один документ стоит в районе 1500 рублей. И с каждым годом этих видов отчетностей не становится меньше.

Что же касается штрафов... Дело не в том, чтобы не платить за нарушения, но должна быть определенная соразмерность штрафа и формы предприятия. Взять, ту же пожарную структуру. Если во время проверки на предприятии обнаружено загромождение прохода и отсутствие огнетушителя в положенном месте, в первый раз получаешь предупреждение, а во второй это уже штраф в размере 200 тысяч рублей. Причем он одинаков, как для крупного предприятия, так и небольшой компании. Но если для первых, это все равно, что слону дробина, то для небольшой компании данная сумма сродни смертному приговору, - поясняет руководитель проекта «Бюро по защите прав предпринимателей» Василий Григорьев.

И в качестве вишенки на этом многослойном торте проблем предприниматели в унисон называют выросший на 2 процента налог на добавленную стоимость. Ведь это только с экранов телевизоров можно было красиво обещать, что данное повышение не отразится на конечной стоимости товаров и услуг и пройдет безболезненно для разных категорий граждан. В жизни же все получилось с точностью до наоборот.

Как отмечают представители бизнеса, уже есть тревожные звоночки из той же сферы пожарной безопасности, когда на некоторые технические устройства после увеличения НДС ценник вырос не на 2 процента, а в два раза - с 500 рублей до 1200. Что вполне объяснимо, если учесть, что в цепочке от производителя до покупателя еще 10 посредников. Добавьте каждому по два процента - в совокупности получается 20 процентов. Вот и как при таких исходных данных «малышам» отправляться в дальнее плавание?

Да уж, тяжело. Тяжело и потому, что попутный ветер кораблю должны создавать муниципальные власти, но не всегда выходит так, как задумано. Банальный пример: с 2004 года ООО «Волокно» безуспешно пытается получить землю для развития производства. 14 лет оттягивается решение вопроса, когда рядом с самим производством находятся десятилетиями пустующие участки земли, за которые город не получает арендную плату.

Что это: халатность, недосмотр? Не знаю и не мне судить. Но в чем уверена точно, что коль мы решили играть по новым правилам и сменить приоритеты, то здесь усилия понадобятся от всех участников процесса, а не только от представителей бизнеса, которые не смотря на сложности, упорно карабкаются вверх. Да и прав был наш Президент, когда говорил, что сегодня «всем, кто открывает новое дело, регистрирует предприятия, нужно давать медаль за личное мужество». Однако с медалями пока туго. А вот ярмо - найдется для всех.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 1 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.