Вы здесь

НЕТ У РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА

С Октябрьской революцией, сотая годовщина которой исполнилась вчера, простая вроде бы история. Массы бедствовали, их не слышали зажиревшие власть имущие, массы допекло и они власть свергли. Совершили государственный переворот. Который только спустя годы назовут великой, к тому же социалистической, революцией, положив начало множеству мифов о том времени и духоподъемным песням типа «Есть у революции начало, нет у революции конца...»

Конечно, переворота не случилось бы без слабости власти. И без безбашенных вождей, которые повели массы вперед, на штурм, на кровь. Да и без идей, поскольку это, по большому счету, и есть главное в любой революции. Ее вечный двигатель. Самая простая идея Октября - хлеб голодным. Посложнее - земля крестьянам и фабрики рабочим. И еще сложнее - капитал присваивает чужой, то есть твой, работяга, труд, значит, капитал и стоящих за ним буржуев долой, да здравствует диктатура пролетариата! Отнять у богатых и поделить между бедными! Все - к равенству! Ну а потом, уже для всех без исключения - и для безграмотных, и для профессуры, для согласных и несогласных - марксизм-ленинизм как вечно живая и самая строгая научная теория.

Но у этой простой истории государственного переворота оказались огромные последствия для страны и населяющего ее народа. Как позитивные - толчок к индустриализации, к коллективизации страны, ко всеобщему образованию и диспансеризации населения, к ядерному оружию и космосу, к Победе в 45-м, к величайшей в итоге державе на планете. Так и негативные, потому что все делалось насильно, через колено, через волю, а то и жизни людей. Делалось пришедшими к власти пролетариями, которым нечего терять, в том числе и в моральном плане, поскольку моралью не всегда были отягощены. Отсюда и многочисленные жертвы. Они и стали фактологической базой развенчивания революционных идеалов, социалистических смыслов в глазах всего человечества. Новая советская элита не смогла что-либо противопоставить информационной войне, сама, как это ни странно, приняла в ней участие. Да и многим наследникам Октября надоело героическое движение к абстрактному всеобщему счастью, захотелось счастья конкретного, личного, в виде особняков, автомобилей, яхт, счетов в банках. Захотелось опять пограбить - уже созданное массами - в свой карман.

Как следствие - контрреволюция девяностых годов. Тут, конечно, несравненно меньше было жертв. Но и несравненно меньше пока достижений. Про счастье для масс и говорить не хочется.

Насилие, в том числе революция - по К. Марксу, повивальная бабка истории. На то он и классик: сказал - как печать поставил. Точно, емко и правдиво. И она, Октябрьская революция, ведь действительно приняла роды у Российской империи. Дитя, как и положено ему, появилось сморщенное, в крови. Выросло и стало действовать согласно заложенной в нем генетической программе и обстоятельствам. Порой не самым лучшим образом. Да и откуда было взяться идеалу? Отец с матерью у революции - не самых породистых кровей, это мы теперь хорошо понимаем.

Про революцию, про ее идеи очень много нагорожено глупостей. Особенно в последнее время. Для меня лично высказывания на эту тему - своего рода лакмусовая бумажка. На предмет того, есть ли что-либо у человека в голове или нет. Вот, например, в юбилейную годовщину издания Марксом «Капитала» спрашивают журналисты у А. Чубайса: что главное в этом труде? И Чубайс, кандидат экономических наук, сам себя называющий экономистом, и руководитель крупнейшей госкорпорации России «Роснано», говорит буквально следующее: «Это книга о том, как отнять у богатых и отдать бедным»!? Бедный Маркс, он, наверное, в гробу перевернулся. Вообще-то любой старательный студент первого курса способен усвоить, что «Капитал» - это прежде всего теория прибавочной стоимости. Этим он и ценен во всем мире экономистов. Лучше, чем Маркс в «Капитале», эту теорию пока никто не изложил. За что данная работа и остается в веках.

Увы, но чубайсы, называясь вроде экономистами и одновременно ничего в экономике не смысля, правят сегодня нами. И это тоже результат революции - контрреволюции девяностых. Как тут не вспомнить восточную пословицу: когда караван поворачивает назад, хромой верблюд оказывается впереди.

Я хорошо помню 50-летие Октябрьской революции. Мы, девятиклассники, впервые на параде в школьных рядах: оркестры, знамена, радость и веселье на улицах. Сейчас думаешь: как мало нужно было тогда людям! Какое у них было простое представление о счастье!

И как мало шло в тех рядах сомневающихся в правильности идеи революции, в верности пути, по которому движется страна, в реальности достижения светлого будущего, начертанного на красных знаменах. Увы, прошло еще пятьдесят лет, и повернулось колесо истории: теперь уже крайне мало тех, кто по-прежнему верит в правильность тогдашних идей, в верность пути, в возможность достижения светлого будущего...
Да и в счастье на основании современных общественных идей тоже не верит. И во многом потому, что сейчас лежит сверху все то, что в эпоху движения к тому, социалистическому, идеалу осуждалось и пряталось: безнравственность, деньги, корысть, расчет, кичливость богатством... Бесстыдно так лежит, ни от кого не таясь. И от такой наготы массам как-то не по себе.

Великие идеи рождаются в муках, громко и с вызовом, захватывают миллионы, а умирают тихо и незаметно, как старики в одиночестве. Потому - что исчерпали себя по ходу истории. Которая предложила и уже реализует новые идеи, дает новые надежды и представления о счастье. Не все они пока четко сформулированы, не все из нас поняли их смысл, не всех они захватили - но это другая тема. Простая мысль - про исчерпание старых и неизбежность новых идей, нового образа счастья - никак не доходит до упертых коммунистов. Среди них сейчас в основном те, кто воспринимает марксизм-ленинизм как своего рода священную корову, раз и навсегда устоявшуюся догму. Чего, кстати, сам марксизм не допускает. Позиционирует себя как постоянно развивающуюся, чуждую догматизма теорию.

Но с другой стороны, может быть, это и хорошо, что остаются старые большевики? Потому что какие же идеи без их носителей? Не станет их - не станет и идей. Останутся только в архивной пыли. В жизни ведь ничего не исчезает, все так или иначе остается с нами. Да и очень хорошо, что за идеи государственная машина теперь никого не преследует.

Самое забавное, что и новые идеи в новое время норовят народиться громко и с вызовом. И у них есть свои революционные носители. То за 500 дней в рынок - программа от Г. Явлинского, то сначала демократия, свобода, а все остальное потом - от Б. Ельцина. Есть и пострашнее идеи и их носители, поднимающие массы на революционные действия. На Украине с ее национальной исключительностью и европейским выбором, на Ближнем Востоке - с райским государством на религиозной основе. Молодежь охотно ведется на них: ей надо сейчас и сразу, она жаждет поступков, ярких впечатлений. А где, как не в революции, такие поступки и впечатления? Молодежь становится и первой жертвой революций. Цивилизация сбрасывает лучшую свою кровь для самоочищения?

Наблюдая за попытками реализации радикальных идей через кровь и насилие, мы можем въявь представить то, что происходило на нашей земле сто лет назад. Что-то вроде масштабной исторической реконструкции наблюдаем, но с взаправдашними событиями, героями, жертвами. Не дай бог повторится. Мороз по коже.

В современной России подобного рода крикливые и нетерпеливые порывы почему-то уже не поддерживаются массами. Может, потому, что есть хлеб и нет голодных? А может - настоящих смутьянов тоже нет? Как и идей, способных захватить миллионы? Наверное, всего понемногу не хватает. Не набирается критическая масса. Выходит, правы те, кто утверждает, что Россия переболела революцией и получила прививку от этой тяжелой болезни надолго.

И все-таки с осуждением и забвением Великой Октябрьской социалистической революции мы что-то потеряли. По большому счету - веру в некий большой и светлый идеал для всех. В первоисточник поступательного движения к прекрасному. Вместо него нам предложили День народного единства. Тремя днями раньше предложили праздник, да и стоящий на событиях четырехвековой давности. Мы, конечно, особо не сопротивлялись, приняли. И празднуем. А что нам еще остается?

Все вместе празднуем - и единство, и революцию. И в этом - отношение к великой дате.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.7 (12 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
13 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.