Вы здесь

Партия поставила «сильных» людей на место. И только

30 апреля в «Губернских ведомостях» было опубликовано интервью с бывшим руководителем фракции «Единая Россия» в краевой Думе Константином Храмовым. Исключенный из партии обвиняет руководителей регионального отделения в том, что они «проводят не генеральную линию партии, а отстаивают свои узкокорыстные интересы», при этом пренебрегают «сильными» людьми, которые готовы «взять флаг партии».
Трудно не согласиться с корреспондентом, который предваряет беседу замечанием: «Это уже скандал не краевого, а российского масштаба». Но размах этому событию, на мой взгляд, придает не столько статус собеседника – вице-спикер краевой Думы, сколько острота скрывающейся за этим событием проблемы. Тема звучит так: бизнесмены, влиятельные люди и партийная организация. А если шире – бизнесмены, влиятельные люди и власть, поскольку партия есть всего лишь инструмент завоевания и удержания власти.
На некоторые из изложенных аргументов хотелось бы возразить публично. Скажем, вице-спикер обвиняет одного из руководителей регионального отделения «Единой России» П. Марченко в «бездарном руководстве», как бы вытекающем из «опыта катастрофического проигрыша за плечами»: Марченко проиграл в 1996 году губернаторские выборы, имея, по словам автора, «мощнейший административный ресурс».
Причины поражения П.Марченко в 1996 году лежат на поверхности. Как известно, за четыре месяца до губернаторских выборов выбирали президента. Чтобы Б. Ельцин сохранил власть – а этого требовали интересы России (по крайней мере, так казалось тогда) – этот самый пресловутый административный ресурс был использован на всю катушку. Когда я слышу высказывания о том, что это якобы штаб Чубайса организовал победу Ельцина в июне 1996 года, хочется в недоумении развести руками. Исход борьбы решил тот самый административный ресурс, которым располагали региональные власти. А они поддержали президента. Однако навязанная населению победа президента для региональных властей оказалась пирровой. Избиратели молча проглотили триумф «демократов» и отыгрались осенью на губернаторских выборах. Марченко далеко не единственный региональный лидер, которому в конце 1996 года боком вышла активная поддержка Б.Ельцина. Вспомним, например, как чуть ли не на руках жители Курской области внесли в губернаторское кресло ярого ельцинского антагониста Александра Руцкого. Приплюсуем сюда, что к осени 1996 года пенсионеры получали пенсии с опозданием на три-четыре месяца. Стрелы народного гнева и негодования, естественно, направлялись в краевую администрацию. Между тем, такие дикие задержки далеко не всегда были на совести местных властей. Например, бюджет краевого отделения Пенсионного Фонда в те времена на 60 процентов формировался за счет дотаций из федерального центра, который обмелел по той причине, что огромные средства были отвлечены на президентскую кампанию. «Свои» 40 процентов край добросовестно собирал и перечислял по графику, но это не могло кардинально улучшить ситуацию. Между тем, в крае 700 тысяч пенсионеров – самая активная половина избирателей. Их настроение было известно. Поэтому результат губернаторских выборов был предопределен. А то, что губернатор Марченко не использовал всю мощь того самого административного ресурса и тем самым избирательная кампания не была омрачена похабными фактами вымогания голосов, подкупа, шантажа, чем изобилуют выборные кампании последних лет, большинство нормальных избирателей запишут только в плюс Петру Марченко.
Судя по интервью, Храмов считает, что сильные, влиятельные люди должны стоять в особых отношениях с партийной организацией. Как показывает отечественный и отчасти региональный опыт партийного строительства, обычно они, используя свой денежный или властный ресурс, стремятся подмять под себя партийную организацию, превратить ее в инструмент реализации своих интересов. Многие, наверное, уже забыли, под какими знаменами пробивался в дом на площади Ленина, 1 Александр Черногоров. Напомню, это были красные знамена, коммунистические лозунги. Что осталось на практике от обеспечивших ему победу призывов? Одни воспоминания. Черногоров с удобством для себя вмонтировался в «грабительскую» капиталистическую систему «антинародной» власти, о которой отзывался довольно критически. А что же партия, которая привела его к победе? Большинство соратников, которые выковали и преподнесли бывшему комсомольскому вожаку победу, либо изгнаны, либо сами ушли. Партийный бронепоезд краевой организации КПРФ был использован для взятия власти, а потом отправлен на запасный путь. Там он и томится, получая некоторые дивиденды от высокого положения своего выдвиженца. Точно так же обходятся со своими однопартийцами и многие другие коммунистические избранники и в регионах, и в столице. Избиратель это видит и делает свои выводы. В итоге КПРФ получает жалкие 12 процентов на декабрьских выборах.
Это беда не одних только коммунистов. Что-то подобное пережили в последние два года и «правые». Лидеры СПС провозгласили тезис о том, что «Союз правых сил» - это партия крупного капитала. И начали в обмен на финансовую поддержку сдавать партийные организации «сильным мира сего». Год назад, используя местные финансовые рычаги и моральную поддержку федерального политсовета, группа бизнесменов осуществила кадровую «рокировочку» в ставропольской региональной организации СПС. Что в итоге? Здесь, наверное, более уместен употребленный Храмовым эпитет об «опыте катастрофического поражения», который получили бизнесмены и в центре, и на местах, подмявшие под себя демократическую партию.

Ксожалению, сегодня таков стиль
поведения многих «сильных»
людей. Вот, скажем. Андрей Валентинович Уткин способствовал созданию в городской Думе фракции «Единая Россия», составленной из депутатов, близких ему. Но ведь на это его никто не уполномочивал. Что это за люди, которые объявили себя членами партии? Какие они имели партийные поручения? Что сделали для партии? Неизвестно. Им сегодня выгодно объявить себя частью пропрезидентской партии - они и создали фракцию. Завтра позиции президента покачнутся, и они разбегутся. Есть политики, которые имеют взгляды, цели и пробиваются к власти, чтобы свои идеи продвигать в жизнь. И есть политики, которые сначала затесываются во власть, а потом присматриваются, какой «флаг» взять в руки, чтобы сидение в кресле принесло максимальную пользу. Многим амбициозным, набравшим экономической и финансовой силы бизнесменам для перспектив своего бизнеса очень полезно быть во власти. Вовсе не важно, под какими знаменами. Не случайно Михаил Ходорковский спонсировал и КПРФ, и СПС, и «Яблоко».

Руководство региональной органи-
зации «Единой России», которое,
может быть, и совершает ошибки, - не мне судить со стороны, -не хочет делать главную для любой партии ошибку: быть пешкой в чьих-то руках. Понятно, почему оно не обрадовалось «подарку» и отреагировало жестко: исключило из партии больно прытких, включая и вице-мэра. Их можно понять: они хотят руководить вверенной им партийной организацией, а не выполнять социальный заказ отдельных личностей. Обиженный К.Храмов и многие его коллеги не понимают, что партия – это не акционерное общество, и управляется она не по правилам корпорации. А если кто-то, используя свои финансовые или властные рычаги, добивается контроля над партийной организацией, она просто разваливается. Это произошло не только с СПС, подобное случилось и с «Либеральной Россией», в которую Б.Березовский вложил не одну сотню тысяч долларов.
Константина Храмова обидело, что региональное руководство «Единой России» на выборах мэра в Невинномысске поддержало бывшего заместителя мэра Николая Тулбу, а не его. Он не подчинился решению политсовета и развернул собственную выборную кампанию, по существу, против своей же партии. Между тем социологические замеры накануне выборов показывали, что 17 процентов опрошенных горожан ни при каких обстоятельствах не проголосуют за Храмова. Это очень высокий коэффициент неприятия. Ни один уважающий себя политтехнолог не посоветовал бы своему клиенту с таким «антирейтингом» ввязываться в драку. Но Константин Константинович почему-то не задал себе вопрос: а с чего это так невзлюбили его, молодого человека, горожане? И в самом деле, отчего такое неприятие? Не из тех ли славных времен оно, когда вершилась наша замечательная приватизация, возникали всевозможные чековые фонды, которым граждане доверяли свои средства и ваучеры, а теперь по сих пор не могут понять, куда же подевались их денежки? У нескольких тысяч невинномыссцев с тех пор остались вопросы к Константину Храмову, тоже не стоявшему в стороне от столбовой дороги российской приватизации. Ну, кто в здравом уме отважится поддерживать кандидата с таким «скелетом в шкафу»?
Константин Храмов, как и некоторые другие ставропольские начинающие политики, прошел «курс молодого бойца» в Школе публичной политики, созданной под крышей фонда «Открытая Россия». Возглавляет и финансирует «Открытую Россию» все тот же Михаил Ходорковский. Он не жалеет денег на организацию семинаров, лекций, обедов и деловых ленчей для сотен и тысяч перспективных провинциальных политиков, делая ставку на молодежь. Надо отдать ему должное: поставив цель влиять на власть, а в перспективе и взять ее, он действует изобретательно и последовательно. Не только, как сейчас элегантно выражаются, «мотивация» депутатов в Государственной Думе, но и формирование собственной опоры, своей «гвардии» на местах – в мэриях, городских и региональных Думах, администрациях, - заявка серьезная. Можно понять обеспокоенность президента В.В.Путина, осознавшего масштабы налаженной по последнему слову политтехнологии и щедро финансируемой работы по формированию, по сути, никому не подконтрольного параллельного центра власти.

Что случилось дальше, все мы зна-
ем. Михаил Ходорковский в
«Матросской тишине» осмысливает опыты участия олигархов, а если шире, бизнесменов в либеральной модернизации и политической жизни России и призывает коллег если не к покаянию, то хотя бы к пересмотру некоторых своих установок. Например, на свое место в политическом процессе. Судя по всему, это понимает первоклассный менеджер - президент концерна «Энергомера» Владимир Поляков, который сказал в одном из интервью, что хороший бизнесмен – это не обязательно хороший политик. И наоборот. Каждый должен делать свое дело сообща, не мешая, а помогая друг другу. Новые идеи из столицы до регионов идут долго. Константин Храмов этого еще не понял и продолжает считать себя и собратьев по бизнесу политическим цветом, призванным диктовать свою волю избирателям, политическим партиям, ветвям власти. Местная «Единая Россия», которая «в курсе» более чем бизнесмен, поставила некоторых слегка преувеличивающих свою роль «сильных людей» на место. Вот в чем суть конфликта. Иначе как благом для демократических процессов в крае это назвать нельзя. С этим согласится каждый, кто насмотрелся на то, какими способами иные представители нашего бизнеса рвались к заветным выборным мандатам и как потом они ими распоряжались.
В.КРАСУЛЯ,
публицист.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет