Вы здесь

Валерий Калугин: «Следствие должно быть максимально закрытым»

Слух о том, что прокурор Ставропольского края Валерий Калугин уходит в Москву на повышение, появился пару месяцев назад. Следуя золотому правилу журналистики, мы решили получить информацию из первых уст. Заодно заручились обещанием одного из самых «закрытых» силовиков края, что он ответит не только на вопросы, касающиеся профессиональной деятельности, но и немного приоткроет тайны личной жизни.
Итак, сегодняшний гость рубрики «Персона» - прокурор Ставропольского края, государственный советник юстиции третьего класса, кандидат юридических наук Валерий Калугин.

- Валерий Владимирович, временем Вашего отбытия в столицу называли конец марта. Месяц истек, а Вы еще здесь...
- Кому-то, может быть, и хочется, чтобы я уехал. Но слухи эти беспочвенны. На Ставрополье еще много дел, поэтому будем работать.
- Тогда давайте о делах. В прокуратуре, как и в других силовых структурах, свои показатели хорошей и плохой работы. Как мы выглядим по этим показателям на фоне России?
- И на уровне России, и на уровне Южного федерального округа мы выглядим очень даже неплохо. Вот у меня данные за последние два месяца. Если в среднем раскрываемость преступлений по Российской Федерации составляет 53,6 процента, в Южном федеральном округе - 64,9, то в Ставропольском крае - 68 процентов. Можно еще сопоставить такие моменты: если по общему количеству зарегистрированных преступлений мы занимаем 19 место в России, то по раскрытию преступлений - на 14-м месте из 89 субъектов РФ.
- Недавно, выступая в Госдуме РФ, министр внутренних дел сказал, что граждане стали меньше жаловаться на отказ сотрудников милиции принимать заявления. По мнению же генпрокурора, регистрируется лишь видимая часть «преступного айсберга», т.е. 20-25 процентов от общего числа совершенных преступлений. Какая картина у нас в регионе?
- Несколько дней назад на совместном заседании двух коллегий - прокуратуры и ГУВД СК - мы анализировали, улучшилась ли учетно-регистрационная дисциплина за время, прошедшее с октября 2003 года, когда проводилось аналогичное совместное заседание двух коллегий. Динамика положительная. Укрывается незначительная часть преступлений, в основном, нетяжкие. С 2002 года регистрируются все безвестные исчезновения граждан, хотя это вызывало возражения ГУВД СК. Если о гражданине в течение 15 дней нет сведений, мы возбуждаем уголовное дело и работаем по этому делу так же, как по убийству.
Если говорить о тенденции по сравнению с прошлым годом, то количество восстановленных прокурорами на учет преступлений снизилось, число работников милиции, привлеченных к уголовной ответственности за укрытие преступлений, также сократилось.
- Общественность и СМИ всегда проявляют повышенный интерес к так называемым громким делам. В числе их - убийства депутатов краевой Думы Анатолия Плющенко и ставропольской городской - Олега Казначеева. Есть ли надежда узнать имена виновников этих злодеяний?
- И первое, и второе дело находятся у меня под контролем. По убийству депутата Государственной Думы края Плющенко мы проверяли много версий. Версия о возможной связи с его депутатской деятельностью подтверждения не нашла. В настоящее время работники милиции и Федеральной службы безопасности продолжают оперативную работу. Есть определенные данные, которые нам позволяют утверждать, что это преступление будет раскрыто.
Что касается убийства депутата Олега Казначеева, то, понимаете, здесь несколько труднее, поскольку он не являлся объектом преступного посягательства и, по нашему мнению, по роковому стечению обстоятельств в момент убийства находился рядом с тем человеком, на которого, собственно, и были направлены все эти пули. То есть он стал случайной жертвой преступления.
- Но есть какие-то перспективы раскрыть это убийство?
- Есть перспективы, но пока об этом говорить рано.
- Как идет расследование по судьям из Степновского района, выносившим неправосудные решения, уголовные дела в отношении которых возбудил генеральный прокурор? Напомню читателям, что неправосудные решения связаны с незаконным предоставлением российского гражданства.
- По судьям Степновского районного суда расследование также находится под моим контролем. Следствие ведется планово, несмотря на большой объем работы. По всем 98 гражданским делам нужно допрашивать всех якобы участников гражданских процессов, в ходе которых «устанавливалось» их пребывание на территории Степновского района. Следственная группа у нас довольно солидная. Негативный момент - это отсутствие желания судей сотрудничать со следствием. Они отказались давать показания. Уголовные дела до возбуждения прошли очень сложный период: судьи краевого суда дали заключение о наличии в действиях коллег из Степновского района признаков преступления, предусмотренного статьей 305 Уголовного кодекса РФ - вынесение заведомо неправосудного приговора, решения. После этого согласие на возбуждение уголовных дел дала квалификационная коллегия судей края - то есть вершина судейского сообщества. И тут уже им нужно было бы либо рассказывать, как это не нужно делать, либо представлять какие-то доказательства своей невиновности, а не становиться на стезю преступников, пытаясь отказом от дачи показаний оттянуть время возмездия.
- Ну и что будет, если они вот так будут молчать?
- Ничего. Это их право весь процесс молчать и в суде молчать. Мы будем доказывать, собираем доказательства, направим дела с обвинительным заключением в суд и в открытых судебных процессах будем доказывать обвинение.
- В Ставропольский краевой суд?
- Это будет зависеть от их воли. Они вправе потребовать, чтобы их дела рассматривались по первой инстанции Верховным судом Российской Федерации.
- Вы сами непосредственно участвуете в судопроизводстве, выступая в судебных процессах в качестве государственного обвинителя. То есть наблюдаете работу судебной системы изнутри. Прокуроры отделов представляют гособвинение, участвуют в рассмотрении дел судами кассационной инстанции, готовят надзорные жалобы для Президиума краевого суда. Вся аналитика по этим направлениям, видимо, стекается к Вам. Как, по-Вашему, реформируется судебная система или нет?
- Реформа продолжается. Что касается прокуроров, то до реформы они были не только стороной, участвующей в процессе, но и лицами, надзирающими за исполнением законов всеми участниками процесса, в том числе и судьями. Сегодня председательствующий - главный в суде. Прокурор является лишь одной из сторон, представляющей наряду с защитой свои доказательства. То есть произошло основное - изменения в порядке самого процесса.
- Ваше личное участие в судебных процессах - это служебная обязанность или профессиональная потребность?
- Служебная обязанность, которая предопределена генеральным прокурором для каждого прокурора субъекта РФ. Есть специальный приказ, который определяет, что прокуроры обязаны лично поддерживать государственное обвинение. Я стараюсь проводить процессы ежемесячно, несмотря на загруженность. Беру наиболее сложные преступления. Сложные в плане доказывания. Помимо служебной обязанности это позволяет мне оценивать работу следственного аппарата, надзирающих прокуроров, то, насколько качественно расследуются дела, как собираются доказательства и как эти доказательства выдерживают проверку в состязательном процессе сторон обвинения и защиты. Этого же я требую и от городских, районных и специализированных прокуроров, чтобы они сами лично тоже поддерживали государственное обвинение и видели, как дела их подчиненных проходят в суде. Это же мое требование обращено и к следователям, чтобы они сами ходили в суд, слушали, как их дела иногда рассыпаются.
- Прокурорская карьера, как правило, начинается со следственной работы. Вы помните свое первое дело, первый успех?
- Первый успех, когда я уже был старшим следователем прокуратуры Кисловодска, расследовал сложное такое дело - по убийству главного инженера обувной фабрики и покушению на директора. Виновный был приговорен к высшей мере наказания - к расстрелу.
- А начинали где?
- В Минераловодской межрай-прокуратуре стажером следователя.
- А откуда Вы родом, и что определило Ваш выбор профессии?
- Родом я с Урала. Папа работал на Челябинском тракторном заводе. А дедушка был прокурорским работником в Челябинской области. Потом мы переехали на Украину, и после армии я поступил в Харьковский юридический институт. В 77-м году по распределению приехал на Ставрополье. И по сегодняшний день.
- Какая у Вас семья?
- Жена - экономист. Старший сын - следователь, младший - студент юрфака.
- Валерий Владимирович, я думаю, что у Вас немного времени для досуга, но если выпадает свободный денек, часок, чем Вы предпочитаете заниматься?
- Люблю природу, спортом занимаюсь: волейбол, баскетбол, теннис, бильярд.
- Силовики обычно любят охоту...
- Очень люблю охоту, но последние, так скажем, лет пять даже не имел возможности выехать.
- Где Вы живете? В квартире, в частном доме?
- В квартире.
- И у Вас нет коттеджа где-нибудь в ставропольской Санта-Барбаре?
- Бог миловал. Иначе бы уже давно заклевали.
- У Вас есть любимая собака, кошка, другая живность?
- Нет. Я вот сегодня в 7 утра был на работе, а вернусь, наверное, к 10-ти. Кто эту живность будет воспитывать?
- Ваш любимый напиток?
- На работе пью зеленый чай.
- Что Вы читаете?
- В основном, периодику. И есть определенный круг книг, которые я читаю всю жизнь.
- А Ваш любимый автор на данный момент?
- Бальтасар Грасиан. Читаю А. Ф. Кони...
- А детективы?
- Не читаю. И считаю неправильной вакханалию, которая началась показом боевиков, криминальной хроники. Я всегда привожу в пример американские фильмы, где в конце побеждает полицейский, побеждает правосудие, побеждает справедливость. По телевизору я смотрю только новости и канал «Культура», ну и наше «Местное время» обязательно.
- Как Вы полагаете, каким должен быть уровень информированности общества о совершенных преступлениях?
- Я считаю, что следствие должно быть максимально закрытым. А общество, для того чтобы оно было здоровым, должно получать всю информацию в суде при постановлении приговора, которым скажут: да, такое-то лицо виновно, это подтверждается тем-то и тем-то.
Если человек не знает, как можно убить, он на это не пойдет. А если он каждый день это смотрит по телевизору, то, естественно, сели - выпили чуть больше, чем нужно и - пожалуйста... Поэтому я считаю: многое от СМИ зависит. Вот, посмотрите, до дела Чикатило не было же столько в стране серийных сексуальных преступников.
Я общаюсь с врачами. И сейчас вот собираюсь на Конгрессе психиатров выступить: есть определенные люди, внушаемые, есть люди, которые не все понимают правильно, и когда они это все видят, они экстраполируют на себя, и мы потом пожинаем плоды. Генеральный прокурор РФ указал на коллегии: что, пока не будет в обществе нормальных добропорядочных отношений, пока не поднимутся снова те, старые крестьянские понятия - честь и достоинство, никакая милиция ни с чем не справится.
- За что казаки Вас наградили Серебряным Крестом?
- За заслуги в возрождении Терского казачества. Я считаю, казаки тоже, как сословие, осваивавшее Ставропольский край, должны принимать участие в его жизни. К сожалению, федеральное законодательство о казачестве пока так и не принято. А без его наличия возникает очень много конфликтных ситуаций. Край многонациональный. Казаки считают необходимым защищать определенный круг своих интересов. И входят в противоречие с интересами других сословий, этнических групп. Я стараюсь помочь им найти правовые пути решения вопросов, исходя из того, что они тоже являются людьми, которые имеют право определять здесь свою жизнь и жизнь будущих поколений.
Я стараюсь присутствовать на казачьем круге Терского казачьего войска, куда они меня приглашают.
- Помните, после налета банды Басаева на Буденновск активно инициировалось создание отрядов самообороны, в том числе и с участием казачества?
- Помню. Но чтобы все эти идеи были легитимными, они должны быть законодательно закреплены в нормативных актах.
- У Вас нет случайно казачьих корней?
- Есть. На Урале были яицкие казаки, а жена у меня терская казачка.
- Родились Вы в Челябинске, росли и учились на Украине, работаете на Ставрополье. А какой уголок в стране Вам всего милее?
- Кисловодский курортный парк. Я из Кисловодска даже четыре елочки привез и посадил около здания краевой прокуратуры.
- Сегодня прокуратуру называют суперведомством. Десятки направлений в работе. Какие главные?
- Основная наша деятельность - надзор за соблюдением законов. Кроме того, поддержание гособвинения и надзор за соблюдением закона в местах лишения свободы, координация действий правоохранительных органов по борьбе с преступностью. И надзор за законностью деятельности представительной и исполнительной власти в субъекте Федерации. Работа у нас трудная, но интересная.
- Когда-то известный наш герой-полярник Иван Папанин говорил: главное для мужчины - выбрать настоящее дело на земле.
- Я его выбрал. И делаю все, чтобы служба моя и моих подчиненных приносила реальную пользу государству.

Галина СЕРГУШИНА.
Материал подготовлен при содействии прокуратуры края.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет