Вы здесь

Станционный смотритель

Станционный смотритель

Доллар дешевеет, рубль съедает инфляция, стоимость европейской валюты и золота постоянно варьируется в зависимости от сиюминутной конъюнктуры мирового рынка, и только недвижимость в нашей стране продолжает неизбежно дорожать. Приобретение квадратных метров - пока практически единственный способ надежного и удачного вложения свободных денежных средств. А то, что приносит прибыль, как известно, привлекает внимание преступников всех мастей. «Ведомости» уже не раз рассказывали о различных случаях незаконного приобретения жилья на Ставрополье, сегодня мы позволим себе рассказать еще одну жилищную историю.

Дом, о котором далее пойдет речь, был построен еще в поза-прошлом веке и предназначался для семьи станционного смотрителя царской России. Позже строение было национализировано, в доме появились несколько отдельных малогабаритных квартир без каких-либо удобств. В 1965 году одну из этих квартир по адресу: г. Изобильный, улица Железнодорожная, 102 - получил ныне покойный Павел Иванович Чернов, проработавший железнодорожником 25 лет. Его жена и дочь (Валентина Гончарова) до сих пор занимают данную жилплощадь, здесь же прописан и его внук.
В 1997 году умер сосед Черновых, оставив пустовать две комнаты. Через год в пустующем жилье поселились крысы. А в конце 90-х В. Гончарова самовольно заняла свободную жилплощадь, намереваясь расположить в этих комнатах кухню и ванную. Для осуществления этих целей был завезен строительный материал, начались ремонтные работы.
Однако в феврале 2000 года адвокатом В. Полянским в райсуд было подано исковое заявление от имени 28-й Ставропольской дистанции пути о выселении незаконно вселившихся жильцов. А в августе того же года адвокат, не дожидаясь ответа отечественной Фемиды, попытался самостоятельно решить проблему с незаконными жильцами.
Прежде чем рассказать об адвокатских способах разрешения конфликта, необходимо пояснить, что начальнику 28-й дистанции пути Юрию Радулову еще в июле министерством жилищно-коммунального хозяйства СК было сообщено о необходимости перевода спорных помещений в разряд нежилых и предоставления их проживающим там гражданам под подсобные помещения.
Итак, 6 августа в половине шестого вечера В. Полянский вошел во двор дома 102 и стал кирпичом выбивать стекла спорной квартиры. С его слов, поступок этот он совершил из-за нежелания В. Гончаровой добровольно открыть дверь. Позже в суде Полянский пояснил, что пришел в тот день на улицу Железнодорожную для определения работ по ремонту квартиры, принадлежащей 28-й дистанции пути, чьи интересы в качестве адвоката он защищал.
В свою очередь Валентина Гончарова показала в суде, что, увидев Полянского, собиравшегося кирпичом разбить стекло, бросилась защищать собственное имущество, встав между окном и нападавшим. Этот отчаянный поступок женщины стоил ей здоровья. Агрессивно настроенный адвокат ударил женщину ногой, потом одной рукой схватил ее за волосы, а другой нанес удар в грудь. Но и этого Полянскому показалось мало, он повалил Гончарову на землю, при этом халат Валентины распахнулся, обнажив нижнее белье, которое потерявший контроль адвокат стал снимать со своей жертвы, придавив ее всей тяжестью своего тела.
Кто знает, чем бы закончился данный конфликт, если бы свидетель В. Макаров, случайно увидевший схватку, не подоспел на помощь.
Вызванный наряд милиции через час забрал В. Полянского. На следующий день адвокат позвонил пострадавшей и заявил, что ночь он провел дома, а не в участке. Он также пообещал вернуться и завершить свое дело, т.е. вышвырнуть Гончарову с вещами из незаконно занимаемой ею квартиры.
Валентина в тот же день написала заявление в районную прокуратуру, где описала произошедшие события и угрозы со стороны Полянского. Но прокуратурой никаких действий предпринято не было. А 8 августа Василий Полянский выполнил свое обещание, явившись в оспариваемую квартиру и устроив самый настоящий погром. Погром, по словам Гончаровой, повторился 28 августа, с одной только разницей, что руководило им не доверенное лицо 28-й дистанции пути, а сам начальник - Ю. Радулов. Оба погрома сопровождались избиением хозяйки. Еще одно избиение произошло 18 сентября, в тот раз насильственным действиям была подвергнута беременная невестка Гончаровой. Со слов свекрови, потерпевшая настолько была поражена творящимся беззаконием (Полянский избивал ее на глазах у двух милиционеров), что даже побоялась заявлять об этом инциденте.
Трудно поверить в систематическое избиение женщины, получившей в результате этого 2-ю группу инвалидности, живущую с матерью-инвалидом, малолетней узницей фашистского концлагеря, при условии, что об этом знали правоохранительные органы. Однако поверить мне помог приговор районного суда от 11 декабря 2001 года в отношении Василия Полянского. Суд установил, что 6 августа 2000 года В. Полянский незаконно требовал от Гончаровой освободить квартиру, разбил стекла в окне, нанес потерпевшей множественные побои. В итоге «активист-адвокат» был приговорен к штрафу в доход государства в размере 7,5 тысячи рублей.
В феврале 2002 года состоялось еще одно судебное заседание, в котором было установлено, что истец по заявлению о выселении из самоуправно занятой квартиры дважды не явился в суд без уважительных причин, вследствие чего иск был оставлен без рассмотрения.
Что же получается? Еще в 2000 году руководству 28-й дистанции пути просто необходимо было любым способом выселить В. Гончарову из принадлежащей железнодорожной организации квартиры, при этом использовались, мягко сказать, незаконные методы. А через какие-то два года истец не является в суд, дабы в рамках закона решить существующий спор. Как это понимать? Как халатность или же как отказ от претензий на спорную жилплощадь?
Эти вопросы я пытался задать начальнику 28-й дистанции пути Юрию Радулову, только человек этот оказался настолько занятым, что мне так и не удалось переговорить с ним по данному поводу. При этом в организации буквально все, кто говорил со мной по телефону, знали об истории с В. Гончаровой, но никто не пожелал разъяснить ситуацию. Мне называли все новые и новые номера телефонов, где, якобы, должны были все объяснить, однако, набрав указанный номер, я в очередной раз слышал лишь: «Данный абонент не может быть вызван».
Прошло более пяти лет после того, как истец своей неявкой в суд отказался от выселения В. Гончаровой из спорной квартиры. За это время Валентина Павловна приватизировала данную жилплощадь. Тем не менее, конфликт до сих пор не разрешен. Дело в том, что согласно постановлению бывшего главы города Изобильного П. Харченко, земельный участок, на котором расположился «злополучный» дом, вошел в полосу отвода железной дороги и передан в аренду на 49 лет. Благодаря этому постановлению, жилой дом оказался в зоне инженерной и транспортной инфраструктуры, а это противоречит Земельному кодексу РФ, а именно, пункту 2 статьи 85, которая четко определяет, что границы территориальных зон должны отвечать требованиям принадлежности каждого земельного участка только к одной зоне.
Из-за несоответствия постановления главы города земельному законодательству В. Гончаровой и ее матери в нынешнем году снова приходится переживать тяжелые времена. Летом на территории земельного участка, прилегающего к квартире Валентины Павловны, был выстроен забор из железнодорожных шпал, пропитанных фенолом. Пожилые женщины, одна из которых является инвалидом, имеющие длинный список всевозможных заболеваний, в том числе и дыхательных путей, просто задыхались, вынужденно потребляя ежедневные дозы ядовитых испарений. Обращения в РОВД ни к чему не привели, так как спор по вопросу межевания земли все еще не разрешен земельным комитетом, а значит В. Гончарова не может документально подтвердить право собственности на приусадебный участок.
В ноябре текущего года рабочие 28-й дистанции пути разобрали забор из шпал и установили металлический. Только на этот раз ограждение отделило одну часть дома от другой. Получилось, что то самое окно, стекла которого в 2000 году разбил В. Полянский, оказалось на территории 4 околотка 28-й дистанции пути. Первоначально забор должен был отгородить неохраняемую территорию околотка от свободного проникновения посторонних (из официального объяснения). Однако после замены шпал на металл, дополнительно было возведено еще одно ограждение, совершенно непонятного назначения - оно сделало абсолютно невозможным свободный доступ хозяев квартиры к собственному оконному проему, а также к выходу на крышу, расположившемуся теперь за пределами приусадебного участка. Плюс ко всему по этой земле в дом должны были проходить все коммуникации: вода, газ, канализация. Уже отработаны и оплачены все проекты, подведен водопровод, но закончить работы люди не могут, так как этому препятствует руководство 28-й дистанции пути.
Интересен тот факт, что по прошествии стольких лет спокойному проживанию Валентины Гончаровой и ее матери до сих пор мешает все тот же Василий Полянский. Только теперь он выступает не как адвокат, а как директор некоего ООО «РемСтройПуть-91».
Почему же уволенный в 1991 году за сход вагонов мастер железнодорожного участка В. Полянский продолжает трудиться в железнодорожной сфере, при этом получает возможность чинить всяческие препятствия человеку, к которому имеет многолетнюю личную неприязнь, за избиение которого был даже осужден?

Геннадий ТКАЧЕНКО.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет