Вы здесь

КУРС - ПО ВЕТРУ

История воздухоплавания уходит своими корнями в глубокую древность. Первые сведения о воздушных шарах, дошедшие до наших времен, относятся к 1306 году. Тогда воспарение воздушного шара в Пекине было приурочено к вступлению на престол китайского императора Фо-киена. На европейской части континента настоящий воздушный шар впервые поднялся в небо 5 июня 1783 года. Его разработчиками стали братья Монгольфье, имя которых со временем превратилось в нарицательное и до сих пор употребляется воздухоплавателями в качестве второго названия воздушных шаров.
Но, не смотря на то, что первые прообразы шаров стали бороздить просторы воздушного океана несколько сотен лет назад, к XXI веку они так и остались скорее диковинкой, чем средством передвижения. А в нашем крае, как оказалось, их использование даже столкнулось с рядом трудностей. О том, как приживалось воздухоплавание на Ставрополье, нашей редакции рассказал президент федерации воздухоплавания Ставропольского края Виталий Ненашев.
Право на полет нужно отстоять
Нужно отметить, что сам Виталий Юрьевич, знаком с воздушным океаном не понаслышке. Первые его полеты начались еще в 1984. Правда, летал он тогда не на аэростатах, а на самолетах, будучи военным летчиком.
«На воздушном шаре в небо я поднялся в 1994 году, когда российское воздухоплавание находилось еще на стадии зарождения. Чтобы вам было легче представить, мое пилотское удостоверение числилось под порядковым номером 19. Сегодня же их количество исчисляется сотнями. Первый на КМВ шар был запушен в Кисловодске. Но вы даже представить себе не можете, сколько с этим связано трудностей. Городские власти ни в какую не соглашались выделять нам площадку, а иногда доходило до курьезов. Чиновник, управлявший в то время городом, сказал так: «Не разрешаю я вам летать на шаре, и все». А на вопрос - «Почему?», ответил следующим образом: «Идет курортник, видит шар, пугается, инфаркт - виноват мэр». Я попытался возразить, мол, шар это же красиво, это положительные эмоции. На что он парировал: «Идет курортник, увидел шар, обрадовался, инфаркт - виноват мэр», - рассказывает Виталий Ненашев.
Однако со сменой мэра, смутные времена, когда воздушные шары могли вызывать только инфаркты, к счастью, миновали. И пилоты аэростатов стали подниматься не только поодиночке, но и устраивать соревнования. Правда и с этим возникает немало трудностей. Отношение чиновников к воздушным шарам теперь хоть и не граничит с абсурдом, но, как и сами аэростаты, повинуясь течению ветра, постоянно меняет направление. Одни мэры относились к этой затее благосклонно, другие не одобряли и запрещали. Да и сами аэростаты достать было достаточно сложно. Начинала команда Виталия Ненашева с одного шара, который купили в Феодосии, где был завод парашютостроения. Следующий аэростат покупали уже в Москве, это был один из первых шаров, выпущенных заводом «Славяновск». Потом в коллекцию добавились шары с надписями «Ставропольский край». А сегодня в небе над КМВ можно увидеть три летательных аппарата: обычный красный, шар «Ставропольский край» и шар в форме сердца.
Международный фестиваль в курортном небе
Но, как бы там ни было, первый в истории КМВ воздушный фестиваль прошел в городе Железноводске, потом место проведения пришлось еще не раз поменять. Но вот уже пятый год каждую осень разноцветные гиганты украшают пятигорское небо. А в сентябре этого года в воздушный океан над КМВ команды воздухоплавателей поднимутся уже в 17 раз.
«На фестиваль воздухоплавания к нам приезжают команды со всей России и из-за рубежа. С площадок Ставрополья свои аэростаты поднимали пилоты из Эмиратов, Польши, Германии, Украины и Казахстана. Это всегда проходит как фееричное и мидийое шоу», - говорит Виталий Юрьевич.
Сейчас на фестивале можно увидеть 10-12 шаров, но их максимальное количество, которое собиралось на мероприятие, доходило до 28 аэростатов. Уменьшение количества участников, по предположению президента федерации воздухоплавания, можно объяснить и тем, что полет на аэростатах - достаточно дорогое увлечение. Каждый шар предполагает проживание команды (3-4 человека), заправку аэростата, его доставку. Да и сами соревнования легкими назвать нельзя, хотя с земли это и выглядит таковым.
«Это серьезное соревнование, которое проходит в режиме нон-стоп несколько суток. Суть заключается в том, что пилоту даются метеоусловия (в основном это ветер) и цели. Пилот должен выбрать точку старта таким образом, чтобы пролететь все эти цели, используя ветер, который на каждой высоте разный и меняет свои направления. Но, кстати, в этом году, мы пошли еще дальше и придумали новые соревнования - авиационный биатлон. То есть помимо того, что пилот должен прилететь к цели, у него на борту (в корзине) будет лазерное ружье, работающее по принципу пульта от телевизора, из которого нужно будет стрелять по мишеням, установленным на целях. А кроме точности полета, на конечный результат повлияет еще и точность стрельбы. В этом году соревнования в таком режиме пройдут первый раз, но мы надеемся, что спортсменам они понравятся», - делится Виталий Ненашев.
Нужно отметить, что команда самого президента воздухоплавания также принимает участие в соревнованиях, а в числе прочих наград завоевала третье место в кубке России. А это - очень не просто.
Наблюдая за тем как эти огромные и, казалось бы, невесомые конструкции парят в воздухе, простому обывателю остается только восхищаться. А в это время пилот должен рассчитать скорость ветра и его направление, которое меняется в зависимости от высоты. Чтобы, как говорится, не упасть с неба кому-нибудь на голову. К тому же во время соревнований это не просто хаотичное движение. Нужно точно рассчитать траекторию, приземлиться на указанную цель и сделать это максимально быстро.
«Есть у нас такое упражнение «Заяц - гончие собаки». Один шар вылетает раньше на пять минут, а остальные начинают за ним гнаться. Задача пилотов пролететь над этим шаром, когда он сядет. В принципе, если «заяц» не стремится уйти, то где-то 70 процентов аэростатов с этой задачей справляются. Но был у нас однажды очень интересный случай. Стартовали мы в Ессентуках, «зайцем» тогда был я. Поднимаюсь в облака, там меняется направление ветра и шар разворачивает на 180 градусов. В общем, полетел в обратном направлении. И когда всей группе нужно было вылетать, мой шар оказался позади них - кто кого догоняет непонятно», - смеется президент воздухоплавателей.
В небе бывает всякое...
Впрочем, как отмечает воздухоплаватель, такое случается крайне редко. Шар летает по ветру, и несмотря на то, что на разных высотах его направление меняется, вылететь из точки «А» и вернуться в точку «А» практически невозможно. На Ставрополье профессиональные пилоты могут проделать это только в Кисловодске. Там довольно интересная роза ветров, которая позволяет иногда вернуться шару на точку старта, если поймать нужный ветер на нужной высоте. Но, как правило, изменяя высоту, можно подкорректировать полет все лишь на 90 градусов.
Вообще воздухоплавание является самым безопасным видом полетов. Для регулирования и поддержания высоты в корзине шара установлено две горелки, но даже если они обе откажут, аэростат начнет снижаться с обычной скоростью - не более четырех метров в секунду. Однако, чтобы бороздить воздух, как и любую другую стихию, требуется изрядное мастерство.
«На прошлом фестивале один пилот у нас сел на Бештау. В принципе, ни жизни, ни шару в этом случае ничего не угрожало. Просто есть пилоты опытные, есть не очень. Этот был из последних. Когда к концу маршрута у всех оставалось еще по баллону топлива, молодой человек все израсходовал и других вариантов, кроме как сесть на макушку горы, у него не оставалось. Со стороны все это выглядело красиво, но проблема в том, что шар и пилота нужно было снимать. И нам на самый пик Бештау пришлось доставлять баллоны и вентилятор, который набивает аэростат холодным воздухом. Но честно говоря, подняться на Бештау с 60-килограммовыми баллонами, которые нельзя нести за плечами, как рюкзаки, очень сложно. Всю дорогу мы придумывали, что мы сделаем с этим пилотом. А когда поднялись, настолько устали, что не смогли даже сказать, что мы обо всем этом думаем, - говорит Виталий Ненашев. - А вот другой случай произошел со мной. Недалеко от Бештау мой аэростат попал в «болтанку» (турбулентность или сдвиг ветра по высотам). Горелка работает на пределе и, по идее, ты должен быстро подниматься вверх, а шар, наоборот несет вниз. Это действительно опасно, и все, что мне оставалось - встать на колени и молиться. Шар кидало несколько минут, но все закончилось хорошо. Впрочем, опыт позволяет не попадать в такие ситуации. И всех новых для нашей местности пилотов мы всегда инструктируем. Если ты летишь над Бештау, то набирай необходимую высоту. Еще нужно знать при какой скорости будет турбулентность, а при какой нет. А вот, например, в районе горы Медовой и Остренькой турбулентность невероятная, поэтому, когда к нам приезжают пилоты, я их подробно инструктирую, как пролететь это место. Дело в том, что там встречаются воздушные потоки, огибающие Бештау. При тихом ветре такого нет, а также избежать «болтанки» можно набрав метров 300 над землей».
Одним словом, случится может всякое, поэтому и управлять аэростатом допускают не каждого. Подъемы с туристами проходят только в благоприятные дни и на исследованной безопасной территории. А вот в настоящий полет даже учеников на борт просто так не возьмут.
Членов федерации могут научить практике, но прежде, чем выйти в самостоятельный полет, они отправятся в воздухоплавательные школы и сдадут экзамены. Правда удовольствие это не из дешевых, потому как в нашей стране действует всего два подобных учебных заведения - в Москве и в Великих Луках. Обучившись там, летчик приезжает в Ростов, отвечает на 1000 вопросов, и только после этого получает удостоверение, дающее право самостоятельно поднять и посадить шар. Плюс ко всему, человек должен быть здоров и вынослив, так как в школу возьмут только после прохождения специальной медкомиссии.
Что же касается туристов, то, как рассказывает Виталий Ненашев, подъемы на шарах не только не доводят людей до инфарктов, но напротив помогают справиться с болезнями:
«Был у нас случай, когда женщина боялась высоты, но до старта нас об этом не предупредила. Условия взлета были сложные, шар быстро поднялся, за пару минут мы набрали где-то километр. Только после приземления, женщина рассказала, что после трагедии уже много лет лечится у психологов от боязни высоты. А после поднятия на воздушном шаре страх исчез, как не бывало».
Вокруг света под ярким куполом
Однако воздушный шар, прежде всего, создавался как средство передвижения, коим до сих пор и остается.
Любой аэростат может подняться до 5 километров вверх. А если нужно лететь выше, готовятся другие смеси и пилот снаряжается специальным оборудованием. Российский рекорд по этому показателю составляет около 9 километров. При этом скорость его передвижения равняется скорости ветра и может достигать порядка 100 км/ час. Но скорость в воздухе не столько важна на высоте, сколько у земли. Чем она выше, тем сложнее будет посадить шар. Поэтому, как правило, шары летают в условиях тихого ветра - не более 5 метров в секунду (17 км/ час). У стандартного шара четыре баллона, каждый рассчитан в среднем на 30-40 минут путешествия, то есть примерно на два часа и летать на нем можно в любое время года. Просто зимой нужны другие смеси газов и, конечно, одежда. И, пожалуй, единственный минус шаров заключается в том, что они недолговечны. Гарантийный срок полетов у шара всего 100 часов, а «живет» он порядка 400 часов. То есть одного шара может хватить примерно на 5 лет. Что, в общем-то, не мешает на воздушном шаре совершить даже кругосветное путешествие.
«Сделать это очень просто, - поясняет Виталий Ненашев. - Нужно знать движение воздуха, давление. Проще всего облететь вокруг земли на высоте 11 километров. Если шар поднялся на эту высоту, то он гарантированно совершит кругосветное путешествие. Другое дело, что на такой высоте нельзя находиться долго. Поэтому в истории такое случалось только дважды. И нужен для этого полета уже не тепловой аэростат, а газонаполненный. Но совсем недавно наш русский пилот, президент федерации воздухоплавания России Леонид Тюхтяев стартовал из Японии и прилетел в США».
А самое удивительное в этой истории, говорит воздухоплаватель, заключается в том, что в штате, куда приземлились русские пилоты, этот день был объявлен выходным, а сами аэронавты стали практически героями. При этом губернатор штата, объяснил русским пилотам, что по правительству Америки не стоит судить о народе. На самом же деле между нашими народами царит дружба, а любой спорт и вовсе вне всякой политики. Тем более, если дело касается отважных и сильных духом спортсменов и неисправимых романтиков.
Светлана Лазебина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
19 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.