Вы здесь

НЕ ПРОДАТЬ, НЕ ПРОГАДАТЬ

Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров инициировал введение новых подходов к управлению и распоряжению государственной собственностью края. Его ключевая фраза «Раздавать и продавать, как было в прошлые годы, ничего не буду, а буду только приращивать» в свое время облетела все СМИ. Как это намерение реализуется на практике?

Традиционно в середине лета министерство имущественных отношений края готовит проект приватизации объектов госсобственности на следующий календарный год. Что планируется передать в частные руки в 2016-м, как проходит новая кадастровая оценка ставропольских земель, кому предоставляются квартиры в спецжилфонде края? На эти и другие вопросы читателям «Ведомостей» отвечает заместитель министра имущественных отношений края Виталий Зритнев.

- Виталий Владимирович, как вообще формируется программа приватизации?

- Многоступенчато. Порядок изменился в прошлом году. По согласованию между губернатором и Думой Ставропольского края было решено этот процесс сделать более понятным, прозрачным и публичным. Поэтому программа приватизации теперь утверждается не правительством, а Думой края. До утверждения Думой она проходит несколько этапов. Первый этап - подготовка проекта программы. За это отвечает наше министерство.

В течение первого полугодия года, предшествующего тому году, в котором будет проходить приватизация, мы собираем предложения от всех заинтересованных органов исполнительной власти, граждан, организаций, которые хотели бы имущество приватизировать или видят в этом целесообразность. На этом этапе нашей обязанностью является учет всех поступивших предложений о приватизации и их включение, мы не проводим никакого анализа, не отсеиваем никакого имущества, собираем все предложения, формируем в тот проект программы, который сейчас опубликован на официальном сайте министерства. Дальше есть тридцать дней на то, чтобы все заинтересованные лица могли с проектом ознакомиться и направить свои предложения о включении каких-то объектов либо об исключении тех, которые в нее попали.

Затем проект программы приватизации со всеми заявками, которые в течение 30 дней поступят, вносится нашим министерством на рассмотрение межведомственной комиссии по управлению и распоряжению имущественными объектами Ставропольского края. Возглавляет комиссию Андрей Юрьевич Мурга - заместитель председателя правительства края. Туда входят также представители депутатского корпуса и органов исполнительной власти. Комиссия рассматривает проект программы с поступившими предложениями, готовит заключение о целесообразности ее принятия в том или ином виде или о нецелесообразности, как в целом, так и по конкретным объектам. В частности, в прошлом году межведомственной комиссией было рекомендовано исключить четыре объекта из программы приватизации. Это газопроводы в Шпаковском районе. Они затем были исключены и Думой.

Дальше проект программы приватизации с рекомендациями и заключениями направляется в правительство края. Правительство его рассматривает и принимает решение: направлять или не направлять проект программы приватизации в Думу. Поступивший в Думу проект программы рассматривается депутатами, и в случае одобрения утверждается в соответствии с краевым законом о бюджете на соответствующий календарный год и передается для исполнения опять же нам в министерство.

Аэропорты оставить под крылом власти

- Сколько подано заявок на приватизацию госимущества в 2016-м году?

- Очень мало. Всего подано пять предложений о приватизации. Все пять объектов включены в проект программы приватизации. Первые три объекта - это имущественный комплекс, который находится недалеко от Минераловодского аэропорта. Так называемое кафе с гаражом и проходная. Первоначально это, действительно, было кафе, однако здание это в казне. С 2004-го года оно не эксплуатируется, находится в плохом техническом состоянии. Его пытались приспособить для размещения опорного пункта милиции, потом Федеральной миграционной службы. Но поскольку аэропорт имеет статус международного, есть свои требования, и разместить там пункт для незаконных мигрантов, по сути, на входе в аэропорт, посчитали нецелесообразным. Миграционщиков разместили в другом месте. Этот объект включен в проект программы приватизации по заявлению самого Минераловодского аэропорта. Они хотят его выкупить у Ставропольского края с намерением сделать там кафе, т.е. восстановить его первоначальное предназначение. Но вопрос, что они хотят сделать - чисто умозрительный. Сейчас у нас есть только заявка.

- А что представляют собой два других объекта, включенных в проект программы приватизации?

- Это два пакета акций. Один из них - Международного аэропорта Ставрополь, где доля, которая включена в казну края, составляет 51 процент. Обращение поступило от второго акционера - ООО «Авиасервис» с предложением выкупить. На этом этапе мы не можем оценивать целесообразность предложения, т.к. нашей обязанностью является включение поступившего предложения в проект программы приватизации. Повторюсь еще раз: мы на этапе формирования проекта программы не можем оценивать предложение. Мы обязаны его включать, если оно поступило. Даже если завтра кто-то напишет: считаем целесообразным здание правительства на площади Ленина продать, мы все равно обязаны включить в проект программы. В данном случае второй акционер аэропорта желает выкупить долю казны края и стать единственным акционером.

Второй пакет акций, на который поступила заявка о выкупе, - акции закрытого акционерного общества «Восход» в Курском районе. У казны края там не контрольный пакет - 44 процента. Заявка на приватизацию поступила от действующего директора. Заявитель обусловливает свое предложение намерением привлечения инвестиций. Он даже не сам хочет выкупить, говорит, что есть инвестор, который готов вложить деньги в развитие, сейчас предприятие в плохом состоянии. Но инвестор ставит, видимо, условием приобретение акций, принадлежащих Ставропольскому краю.

- Понятно, что все эти заявки на приватизацию и Минераловодского бывшего кафе, и пакетов акций Ставропольского аэропорта и сельхозпредприятия в Курском районе еще будут рассматривать межведомственная комиссия и правительство, а какова позиция вашего министерства?

- Перед нашим министерством не стоит задача оценки целесообразности поступающих предложений, мы обязаны включить в проект абсолютно все предложения. Решение о целесообразности фактически принимается в результате многоэтапного рассмотрения проекта на межведомственной комиссии, в правительстве. Окончательное решение за Думой Ставропольского края. Однако, учитывая подход к утверждению программы приватизации прошлого года, можно спрогнозировать, что объекты аэропортов не будут включены в программу приватизации. Это обусловлено фактическим мораторием на отчуждение из госсобственности объектов инфраструктуры Ставропольского края, в которую, безусловно, входят и сами аэропорты, и их составные элементы.

По всем пяти объектам мы, скорее всего, будем предлагать межведомственной комиссии, что приватизировать их нецелесообразно. По Минераловодскому аэропорту мы рассматриваем другую модель. Говорим, давайте совместно реализуем проект. Вы хотите туда вкладывать деньги, хотите развивать, берите в аренду. Пусть у минимущества какой-то объект в аэропорту останется, точка, которая позволит краю влиять на ситуацию. Сегодня вы говорите: мы восстановим там кафе. Завтра мы подписываем с вами договор купли-продажи, и мы перестаем контролировать. Сегодня вам нужно кафе, завтра оно вам станет не нужно, вы скажете: мы собственники и все, нам дальше неинтересно ваше мнение. Мы полагаем, что нецелесообразно осуществлять именно приватизацию. Есть другие механизмы подключения того же аэропорта к реконструкции этого объекта. И, безусловно, контрольный пакет акций международного аэропорта Ставрополь, по нашему мнению, тоже должен остаться в руках правительства края.

Что касается винодельческого сельхозпредприятия (ЗАО «Восход») в Курском районе, сегодня мы должны решать проблему импортозамещения, сельское хозяйство всегда было одним из приоритетов Ставропольского края. Тем более это Курской район, приграничный, там и так сложно с рабочими местами. Продажа акций не позволит нам гарантировать, что в дальнейшем это предприятие вообще сохранится. Никто не даст гарантий, что его не выкупит какой-то конкурент наших виноградарей и виноделов. У нас и в Краснодарском крае, и в Дагестане есть конкуренты-виноделы, и производство в Курском районе владельцем-частником просто может быть закрыто. Исключительно из этих соображений мы пока не видим целесообразности в приватизации. Там будут не такие доходы, которые смогут перекрыть возможные негативные последствия.

Руководителем края поставлена задача краевому минсельхозу подготовить предложения по финансовому оздоровлению ЗАО «Восход».

С учетом данных обстоятельств решение о приватизации данного предприятия также маловероятно.

- Я была в прошлом году на заседании краевой Думы, когда принималась программа приватизации на 2015 год. Чрезвычайно удивило, что к приватизации были предложены одни сараи.

- Нас самих очень удивило. Если интересно, я могу объяснить, как эти сараи появились. А появились они в связи с тем, что федеральное законодательство не очень совершенно в сфере приватизации жилья. Эти сараи в поселке, где проживают работники системы социальной защиты. Закон о бесплатной приватизации жилья не позволяет в собственность гражданам передавать хозяйственные постройки, закон говорит только о жилье. А по проекту к каждой квартире полагался сарай и приусадебный участок. Квартиры свои люди приватизировали, а хозяйственные постройки, которыми по 30 лет пользуются, нет. Поэтому было у нас в прошлом году обращение от министерства труда и социальной защиты, которое ходатайствовало за своих работников, чтобы они выкупили те хозяйственные постройки, которые ими используются и которые по проекту относятся к их квартирам.

- И удалось все эти сараи продать?

- Еще нет. У нас на третий квартал текущего года запланированы продажи, итоги покажут. На сегодня все собственники квартир уже к нам обратились, подтвердили свою заинтересованность.

- Администрация Ставрополя, как я помню по прошлогоднему перечню объектов приватизации, выставляла на продажу в 2015-м году объекты недвижимости из двух помещений на проспекте Карла Маркса. Объекты в центре города, один покупатель, были всякие домыслы..

- Это подвальные помещения, там был конкретный заявитель. Есть закон о льготной приватизации арендуемых помещений субъектами малого и среднего предпринимательства. В краевой собственности был первый этаж здания, где находится гастроном - ООО «Звезда». Это юридическое лицо использовало подвальные помещения, потому что там его коммуникации находятся. Предприниматель по льготному порядку выкупил арендованные помещения. Самостоятельной ценности они не имеют. В аренду передать их невозможно, там всего 16 квадратов, технический подвал без окон, без дверей. Поэтому и продали.

- С каждым годом в программу приватизации включается все меньше объектов госсобственности. Долго ли еще может действовать такая приватизация, на сколько лет хватит?

- Сложный вопрос, на сколько лет хватит. Мы приобретаем объектов значительно больше, чем отчуждаем. Ежегодно количество объектов, находящихся в собственности края, увеличивается. Приобретают учреждения, приобретают предприятия, вводятся в эксплуатацию объекты, которые финансируются через министерство строительства, какие-то объекты ветшают, в каких-то отпадает необходимость. Программа приватизации будет в любом случае, потому что на федеральном уровне даже речи не идет, чтобы отменить этот механизм. Однако нельзя рассматривать приватизацию как самоцель, это лишь один из механизмов обновления и реструктуризации госсобственности, который можно использовать по мере необходимости. Да, она с каждым годом будет становиться все меньше, будут наименее привлекательные объекты включаться. Вот в этом году 30-дневный срок истекает, но на сайте министерства не появилось ни одного нового предложения. На сегодняшний день такой необходимости у Ставропольского края нет.

О судьбе санатория «Ставрополье» в Сочи

- Виталий Владимирович, а какая ситуация сейчас с санаторием «Ставрополье» в Сочи? Что осталось в собственности края?

- У края осталось все. Все 24 объекта, которые есть на территории Сочи, объединенных. Это три имущественных комплекса. Они все находятся в собственности Ставропольского края. Два объекта эксплуатируются нашим государственным предприятием «Ставкрайимущество», они переданы ему в целях эксплуатации. Аккредитацию они получили, получили право на размещение отдыхающих, должны были с августа начать официально принимать на отдых. Третий - высотный корпус находится у этого же предприятия по договору на хранении.

К слову сказать, предприятие произвело в текущем году обновление материально-технической базы, текущий ремонт, навело порядок на территории, получило необходимую аккредитацию, право на размещение отдыхающих и готово, должны были с августа начать официально принимать на отдых. Мы думаем, что к следующему сезону это будет неплохой вариант летнего досуга доступной ценовой категории.

- Это так называемая «Кукуруза»?

- Да. Он не эксплуатируется в связи с плохим техническим состоянием и на сегодня не может эксплуатироваться. Объект находится под охраной. Они его только поддерживают, чтобы ничего не произошло: охраняют, коммуналку оплачивают.

- А сколько земли отчуждено, продано или отдано в аренду от этого комплекса?

- За то время, когда земельный участок находится в собственности края, последний документ мы получили в 2010 году, с 2010-го года ни одного сантиметра земли, ни одного объекта не ушло из собственности края. По состоянию на 2010 год, когда наше министерство начало заниматься этим, фактически то, что санаторием использовалось, то и было оформлено в собственность края. Там всего три земельных участка. Участок вдоль береговой полосы, участок под лечебным корпусом, они небольшие, и большой участок под высотным зданием.

На чем зарабатывает «Ставкрайимущество»?

- Сколько денег тратится сегодня из краевого бюджета на содержание объектов госсобственности, находящихся в ведении вашего министерства имущества?

- Нисколько не тратится. У нас не осталось имущества, на которое нужно тратить деньги. Все имущество мы в прошлом году раздали по нашим предприятиям, чтобы содержать его не за счет тех средств, которые выделяет бюджет, а за счет средств, которые эти предприятия зарабатывают. Создание «Ставкрайимущества» - фактически одна из целей, зарабатывая на чем-то, тратить деньги на содержание этого имущества. На тот же санаторий «Ставрополье» мы не краевые деньги выделяем, а он фактически сейчас поддерживается за счет средств, которые зарабатывает предприятие.

При этом предприятие дополнительно пополнило казну Ставропольского края только в текущем году более десятком миллионов рублей налоговых и неналоговых платежей.

- Поскольку «Ставкрайимущество» подведомственно вашему министерству, то можете сказать, за счет чего оно зарабатывает?

- Фактически «Ставкрайимущество» объединило два предприятия. Это бывшее БТИ, т.е. Крайтехинвентаризация. Они зарабатывают на основном своем виде деятельности - на кадастровых работах, на межевании земли. На том, чем зарабатывали последние 70 лет. И второе - это государственное унитарное предприятие «Наследие», которое оказывает услуги в области археологии. У них тоже есть проекты, которые они успешно реализуют.

- Недавно наша газета писала, что «Наследию» выделено несколько десятков миллионов...

- Это другое «Наследие», частная компания. Они выиграли конкурс у минприроды и получили грант. А «Наследие», входящее в ГУП «Ставкрайимущество», сейчас ведет раскопки на Грушевском городище и на другом объекте. Им деньги бюджетные не выделяются. Они ведут раскопки за счет частных денег. Там частная земля, люди хотят строить, а для того, чтобы строить, необходимо археологическое заключение. Подготовка археологического заключения стоит каких-то денег. Частник платит.

- На чем еще зарабатывает «Ставкрайимущество»?

- Также они сдают в аренду краевое имущество и получают от этого арендные платежи. В основном это нежилые помещения, разбросанные по краю: остатки каких-то объектов, которые частично были выкуплены субъектами малого предпринимательства, частично используются нашими предприятиями.Но основной объем - это кадастровая деятельность.

Зачем правительство скупает сельхозземли?

- Сейчас в крае идет новая кадастровая оценка земель. Предыдущей все были чрезвычайно недовольны. Обидели восточные районы, где насчитали во много раз больше, чем в черноземных зонах. Как проходит сейчас кадастровая оценка земель и сколько это стоит?

- Кадастровая оценка проводится ГУП «Ставкрайимущество». Они выиграли на торгах это право. Было 8 или 9 претендентов и из Ставропольского края, и из других регионов. Заявлялись и федеральные предприятия, в том числе Ростехинвентаризация. «Ставкрайимущество» предложило наименьшую цену. Около 2128 миллионов за три оценки. Это кадастровая оценка земель сельхозназначения, кадастровая оценка земель населенных пунктов и кадастровая оценка объектов недвижимости.

- Оценщики наши или привлеченные?

- И наши, и привлеченные. У нас в субъекте нет специалистов именно в кадастровой оценке. Все те специалисты, которые могут исполнять техническую работу: сбор исходных данных, работа с источниками - они все местные. Часть команды оценщиков, которые будут сами расчеты выполнять, тоже местные. Часть мы привлекли из Центрального федерального округа. Было принято решение не говорить конкретно, кто они и откуда, чтобы исключить давление на этих оценщиков. Скажу одно: команда сформирована из самых высококвалифицированных профессионалов. Это компания лидеров в области кадастровой оценки.

У нас создан Совет при министерстве по вопросам кадастровой оценки, в него входят и представители Думы края, общественности и предпринимательского сообщества. Мы их знакомили с командой. В принципе сейчас потому и нет особого ажиотажа, потому что все заинтересованные лица понимают, как проходит процесс. Мы регулярно отчитываемся. Первые два этапа завершены. Оценщики уже представили те критерии, которые лягут в оценку. Сейчас завершается сбор исходной информации. Тут нам очень помогли органы местного самоуправления. Теперь мы начнем предварительно показывать те результаты, которые у нас получились. Мы их даже будем публично озвучивать. Мы хотим их показать до того, как утвердим, чтобы ошибки можно было исправить, пока не стало слишком поздно.

- А публично это как? На каких-то совещаниях, заседаниях или в СМИ?

- На сайте «Ставкрайимущества» точно, может быть, и в других СМИ на каких-то других электронных площадках. Мы приложим все усилия, чтобы информация была доступна максимально широкому кругу лиц.

- Предварительно можете сказать о каких-то результатах?

- Пока нет. Однако предварительные результаты ожидаются в ближайшее время, к середине августа. У меня еще нет ни одной цифры. Когда будут, можно сказать, где и в какую сторону что изменилось.

- Под эгидой вашего министерства идет скупка земли в фонд края. Для каких целей?

- Это нельзя назвать скупкой. Это реализация субъектом преимущественного права покупки. Мы связаны предложениями. В чем суть этого? Не может пройти ни одна сделка по продаже земель сельхозназначения, если об этом не был уведомлен субъект - Ставропольский край. К примеру, у вас земельный участок сельхозназначения, вы хотите его продать, но должны спросить: Ставропольский край, ты не хочешь купить земельный участок за ту цену, за которую я его продаю? Если субъект соглашается, вы обязаны продать субъекту - краю, если субъект говорит, что ему этот участок не нужен, вы свободны в его распоряжении. И краевые деньги именно под реализацию этого права выделяются. Однако нельзя сказать, что мы принимаем все предложения. Оценку целесообразности производит минсельхоз края. Мы не занимаемся активным приобретением, не объявляем торги, что нам нужен такой-то участок в таком-то районе. Мы только реагируем на те обращения, которые к нам приходят.

- На недавнем брифинге председатель краевой Думы Юрий Васильевич Белый говорил о том, что надо бороться за то, чтобы и федеральные земли, находящиеся в крае, не продавались без согласования с субъектом. Какова ваша позиция в этом вопросе и какие здесь перспективы?

- Здесь перспективы не в правовом поле. Приобретение земель в фонд края, о котором я говорил, регламентировано законодательством, это обязанность продавцов в силу Федерального закона об обороте земель сельхозназначения. По федеральным же землям это может происходить только в рамках межведомственного взаимодействия. Пока мы выстраиваем эту систему. У них нет обязанности нас информировать.

- Но вы боретесь за то, чтобы влиять на это?

- Однозначно мы боремся. У нас регулярно проходят встречи, совместные совещания с Росимуществом в Москве. Руководитель этой структуры Ольга Константиновна Дергунова регулярно бывает в крае, потому что Кисловодский парк - это тоже их проблема. Это межведомственное взаимодействие, но оно мало формализовано. Я не могу сказать, что мы можем повлиять в рамках формальных процедур.

- А сколько сейчас сельхозземель в собственности минимущества края?

- Очень немного, всего лишь 17884 тысячи гектаров.

- В начале 2000-х крестьяне вставали в очередь, чтобы продать свои земельные паи правительству края.

- Тогда было другое законодательство. С 2002 года начал действовать новый Земельный Кодекс. Это был момент становления рынка земли, и фактически задача была запустить рынок земли. Поэтому первые сделки шли с краем. Не рассматривалась экономическая целесообразность. Была задача - показать, что земля может продаваться, что ее можно продать правительству, друг другу, что она имеет какую-то ценность. Сейчас задача другая: чтобы те земельные участки, которые имеют ценность для сельхозпроизводства, в рамках импортозамещения, в рамках продовольственной безопасности, оставались у края. Поэтому мы отслеживаем все сделки, которые происходят с землей сельхозназначения в крае, и мы реализовываем это право. Оценку проводит минсельхоз, насколько этот участок востребован, насколько он дальше может быть использован именно для сельхозпроизводства. Только при наличии положительного заключения минсельхоза мы готовим проект, а решение о приобретении в собственность края принимает правительство.

- На востоке Ставрополья идет многолетний спор по отгонным пастбищам на Черных землях, которыми пользуются наши соседи из Дагестана. Как-то разрешилась эта ситуация?

- Еще не разрешилась. Суды еще идут. При этом уже более 16 тысяч гектаров оформлено на сегодня в собственность Ставропольского края. Мы рассчитываем, что последовательная практика оформления земель в госсобственность поставит точку в многолетних земельных спорах на востоке Ставрополья.

О жилье и прочем

- А очередь сиротская большая?

- Большая. На сегодня порядка 900 человек. До конца года мы планируем из них обеспечить жильем более 400 человек, на сегодня обеспечили 179 человек. В целом же за три года удалось обеспечить 573 человека. Получат квартиры где-то треть из той очереди, которая существует. Но очередь прирастает постоянно.

- В 2013 году краевая Дума выделяла около 50 миллионов на покупку жилья для приглашенных специалистов. Купили эти квартиры? Они все заселены?

- Заселены. Это все вместе - спецжилфонд: и служебное жилье, в том числе для врачей, приглашенных специалистов других категорий, и жилье для детей-сирот. Деньги краевые на содержание спецжилья не расходуются. Как только квартира заселяется, новоселы сами оплачивают коммуналку.

- На одной из встреч с главными редакторами СМИ губернатор края сказал, что купил себе квартиру за собственные средства, т.е. не стал пользоваться спецжильем. В то же время старожилы края помнят, что его предшественники, начиная с первых секретарей крайкома КПСС, имели жилье спецфонда. Кто-то из высокопоставленных чиновников последовал его примеру?

- Наш министр Газаров Алексей Аленикович ни единого дня не жил в спецжилфонде. Он сначала снимал жилье, а затем приобрел за счет собственных средств. Это была его принципиальная позиция, что некорректно, когда сам формирует, сам пользуется.

Галина Сергушина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.