Вы здесь

ПОКОЙНИК КОСИТ И МОЛОТИТ

Игра на опережение

На 9 марта этого года администрация села Безопасного назначила собрание собственников земельных долей, арендуемых ООО СП имени М. Горького. Назначила по инициативе руководства хозяйства. Договор с ними на земельный массив площадью 4,6 тысячи гектаров, который был заключен 6 мая 2006 года на десять лет, истекал уже через два месяца. Поэтому все пайщики резонно сочли, что речь на собрании будет идти о продлении хозяйством договора аренды. Хотя первый вопрос повестки дня «О существенных изменениях договора аренды» и был предельно затуманен, то второй - «О лице, уполномоченном от имени собственников долей подписывать договор аренды», указывал именно на это. «Раз будем избирать человека, подписывающего договор, то будет и сам новый договор» - резонно рассуждали пайщики. На доске объявлений правления висела и приманка - обещание увеличенного размера арендной платы. Десять лет давали на пай по две тонны зерна, половина из которого - фуражного, а теперь щедро нарисовали крупным шрифтом: «3,7 тонны зерна, 50 килограммов сахара, 10 литров масла...».

Для людей более-менее посвященных затея с продлением договора показалась большим обманом, и даже аферой, граничащей с мошенничеством ее инициаторов. В договорные отношения собрался вступить... покойник. Еще в марте 2014 года, то есть два года назад, Арбитражный суд Ставропольского края признал ООО СП имени М. Горького банкротом и ввел конкурсное управление (дело А63-3430/2011, его можно посмотреть на сайте суда). То есть - принял решение о распродаже остатков активов и ликвидации предприятия как юридического лица. Другого выхода у суда не было, поскольку предложенная внешним управляющим программа оздоровления не сработала, активы предприятия оценивались всего лишь в мизерные 164 тысячи, а долги кредиторам - в огромные 78 миллионов рублей.

Казалось бы, умерло - так умерло. Но вот фокус. Предприятие, должное по здравому размышлению исчезнуть как юридическое лицо уже через полгода - год после объявления банкротом, еще два года живет. Засевает озимыми и яровыми зерновыми немалые площади сельхозугодий и в 2014, и в 2015, и в 2016 (яровыми) годах. Вроде покойник, а все косит и косит, молотит и молотит. Вурдалак, не иначе. Более того, судя по намерению продлить договор аренды земли, собирается существовать в этой роли и дальше. Во всяком случае, конкурсный управляющий С. Черниговский выдал бывшему директору Ю. Жиданову доверенность на право выйти с инициативой к местным властям о проведении собрания пайщиков.

Надо сказать, что сами пайщики хорошо помнили о дате окончания договора аренды их земли. Имели свой жесткий и нелицеприятный счет к арендатору. И даже намеревались дать ему бой и не заключать новый договор на собрании, которое сами предполагали созвать в апреле. Но арендатор, видимо, узнав о готовящемся плачевном для него мероприятии, решил сделать упреждающий хитрый ход.

В чем, похоже, очень и очень ошибся.

Обман длиною в десять лет

Собрание - не первый случай обмана дольщиков хозяевами сельхозпредприятия. Собственники земли уже ровно десять лет, с момента заключения договора, чувствуют себя грубо обманутыми. И дело даже не в том, что руководство, как говорят в народе, держит их за дураков. А именно выдает в виде арендной платы всего по две тонны зерна, одна из которых, как уже отмечалось, фуражная, на пай площадью десять гектаров и с которого реально намолачивает, если верить официально обозначенной урожайности, 25 тонн зерна. Соседние успешные хозяйства давно уже дают на пай по три, а то и по четыре тонны, да плюс еще сахар, растительное масло...

Дело еще и в том, что хозяйство перестало существовать как таковое. И находиться с землей в его составе - просто унижение для порядочного, связавшего свою судьбу с этими плодородными местами, человека. Работающих - меньше ста. И то все обслуга - разнорабочие на подхвате, бухгалтерия, кладовщики, сторожа... По производственным показателям хозяйство скатилось на последние места в Труновском районе. В долгах как в шелках. Мало того, что работает неэффективно, так на него еще учредитель навешал финансовых обязательств в виде поручительств по договорам займа других своих предприятий на десятки миллионов рублей.

А ведь еще не ушло поколение, которое помнит, каким был колхоз имени Горького еще два десятка лет назад. Работало 1100 человек, имелось 7 тысяч голов крупного рогатого скота, 33 тысячи овец, своя почвообрабатывающая и уборочная техника, свой транспортный, строительный, мелиоративный, мясоперерабатывающий цеха, своя мельница... Успешное многоотраслевое хозяйство с одним из самых крупных в крае орошаемым земельным клином. С миллионными прибылями, с большим вниманием к социальным сторонам жизни.

Когда десять лет назад пайщики сдавали землю в аренду, то слышали обещания возродить хозяйство. Пусть не в прежнем великолепии, но хоть как-то. И слышали, как говорится, от первого лица - от Аслана Каракотова, хозяина Агропромышленной корпорации «Возрождение», ставшей учредителем ООО СП имени Горького еще в 2003 году. Что получилось на деле? Техника вся была пораспродана. Животноводческие помещения чуть ли не все разобраны на стройматериалы и проданы. Мелиоративные системы выкопаны из земли и проданы на металлолом. Все более-менее заметные хозяйственные постройки распроданы. Вся хозяйственная деятельность в итоге свелась к растениеводству с убогой урожайностью. Мехотряд со стороны, то есть из МТС «Возрождения», приехал - провел поверхностную обработку полей. Затем тот же мехотряд посеял. В следующий приезд - обработал поля от вредителей, подкормил посевы. А в уборку он же набежал, обмолотил и зерно куда-то увез. Все. Больше никакой деятельности здесь не ведется. Закономерным результатом стало и банкротство: фактически с момента организации хозяйства из него только выкачивали ресурсы, в развитие производства и социальной базы не вкладывалось ни рубля.

По мере того, как все это уходило безвозвратно, надежды на возрождение от структуры с обещающим названием «Возрождение» развеивались. Осталась в людях обида и горькое понимание того, что обманули.

Вылилась обида в организацию фронды. Пайщики предложили местным фермерам свою землю. Те подключили юристов. К моменту проведения собрания все было проработано до деталей. То есть, приготовились к предполагаемому шулерству.

Шулерство не удалось

И вот - собрание. Назначено на десять утра, но началось в половину второго дня. Четыре с половиной часа (с девяти утра) шла регистрация участников. Дело это серьезное, не спешили. Не часто такие собрания проходят: пока номера земельных паев запишут, пока бюллетени для голосования раздадут каждому и объяснят, какой для какого случая. Никто не расходился, понимали, что решается вопрос жизни.

Собрание проходило в актовом зале конторы СП имени Горького, которая, судя по банкротному делу, на балансе хозяйства уже не состоит. Все его активы в 164 тысячи - это товарные запасы и дебиторская задолженность. Недвижимости нет. Хотя здание и используется хозяйством-банкротом в качестве конторы. Отопления нет - отключено еще четыре года назад за долги, так что погреться люди выходили на улицу, благо солнышко грело. Света тоже нет - во дворе тарахтел генератор - компьютер и обогреватель в бухгалтерии энергией обеспечивал. Контора явно лет тридцать не ремонтировалась: полы выщерблены, стены облупились, потолки в протечках. Деревянные рамы в окнах сгнили так, что внизу между деревом и стеклом образовались трещины толщиной в два пальца. В общем, это даже не признак запустения, а само запустение в полный рост. Безобразное и удручающее.

Скандалом начинает попахивать уже в первые минуты с момента открытия собрания. Предложение Жиданова: «Удалить прессу!». «Почему?» «Нам нечего скрывать!» «Пусть остается!» и другие подобные реплики были ответом. Проголосовали прессу оставить. Раз предлагал Жиданов выгнать прессу - значит, есть что от общества скрывать. Дальше стало понятно, что именно.

Дальше - больше. Как избирать председателя собрания? Жиданов и несколько пайщиков из его команды предлагают голосовать по принципу одна рука - один голос. Так не пойдет, протестуют юристы. Надо голосовать один пай - один голос. Так - по закону. Иначе бабушка, которая из-за болезни не смогла прийти и выдала доверенность соседу, будет лишена права голоса. И это может стать основанием для отмены решения собрания в суде, поскольку нарушено ее право на голосование через законного представителя. Жиданов настаивает. В воздухе явно повисает напряжение. Крики, шум... Похоже, у Жиданова есть группа поддержки. Довольно крикливая и бестолковая. Вообще, явно комическая ситуация. Жиданов, у которого нет права представлять хозяйство, ведь он уже два года не его директор, а доверенности на право такого представления в президиум собрания не предъявил, пытается говорить от имени арендатора. И говорит даже больше, чем представитель сельской администрации, по закону открывающий собрание. Он просто его забивает.

От председателя многое зависит на такого рода собраниях. Тем более - когда повестка дня размыта скользким «О существенных изменениях договора аренды». Что это за существенные изменения? Только увеличение размера арендной платы, как-то обещано в уже упомянутом объявлении о будущих щедротах на пай, или председатель подсунет продление договора аренды еще на десять, а то и двадцать лет? Похоже, именно на это и были нацелены Жиданов и компания. Потому и опасались прессу. Да, предприятие уже в стадии ликвидации. Но кто сказал, что оно не сможет передать этот договор через уступку права требования какой-нибудь другой из многочисленных каракотовских структур? И еще кабала на десять лет? Иначе зачем бы все и затевалось.

Жидановский вариант «рука - голос» не прошел. Председателя все же решили избрать по принципу «пай - голос». Им стал представитель пайщиков, намеренных порвать с Каракотовым. Сразу после этого последовала демонстрация: и Жиданов, и Каракотов, по такому случаю приехавший самолично, вместе с компанией поддержки с шумом покинули собрание. Логично: номер с обманом людей не прошел, чего же оставаться? Стать свидетелем собственного поражения?

С ними ушло всего человек тридцать. Те из пайщиков, кто еще работает в хозяйстве и кому Жиданов, похоже, пригрозил в случае голосования против его замысла увольнением. Во всяком случае, одна бабушка, работающая в конторе уборщицей и проголосовавшая против предложения Жиданова, сразу услышала от него угрозу. Выгоню, и все тут. И подошла с жалобой к присутствующему на собрании главе села. В ответ услышала, что в этом случае надо обращаться в прокуратуру. Хотелось бы успокоить бабушку. Как может грозить увольнением тот, кто руководителем уже два года не является? Не уволит, нет у него на это полномочий. Теперь Жиданов никто, просто дядя с улицы. Как и его бывшее предприятие - ничто. Так и хочется сказать: не надо бояться призрака. То, что сегодня представляет собой ООО СП имени Горького - уже покойник с хозяйственной точки зрения. Любые требования от имени покойника, от кого бы они не исходили, не имеют силы. Во всяком случае - юридической.

Дальше на собрании все проходило спокойно. Свыше трех четвертей собственников паев проголосовали против рассмотрения и вопроса о существенных изменениях договора аренды, и вопроса об избрании лица с правом подписи договора. То есть договор продлеваться не будет.

На 7 апреля назначено собрание, инициированное уже пайщиками. О заключении нового договора аренды с другими арендаторами. Земля должна перейти в обработку новым собственникам уже с сентября.

Время собирать камни

История банкротства ООО СП имени Горького - типичная для империи Каракотова. У него в крае то ли четырнадцать, то ли пятнадцать хозяйств, и чуть ли не все дышат на ладан. Громко заявленный в начале двухтысячных как стратегический инвестор сельхозпроизводства края, Каракотов на деле свел свою деятельность к выкачиванию из хозяйств всех ресурсов. В себя лично может быть и инвестировал, а вот в хозяйства и населенные пункты, где они располагались, нет. Довел их до разорения. Логично, что «стратегический инвестор» потерял доверие людей. Теперь оно выливается в конкретные действия пайщиков по отказу ему в доверии. Пока только в Безопасном. Не исключено, что уже завтра - в других поселениях.

И еще. Похоже, пришло время собирать то, что было разбросано нами по невежеству. Особенно - на селе. Отдано в случайные загребущие руки чуть ли не даром. К нам уже пришло понимание, что самое дорогое, что оставили нам предки - это земли сельскохозяйственного назначения. Они их распахивали много веков, поливали потом, отстаивали порой с оружием, объединяли в большие массивы ради больших урожаев и лучшей жизни. Пашня должна эффективно использоваться.

Хорошо, что не только на словах, но и на деле первыми бороться за это стали хозяева земли - собственники долей. Что и показал случай в Безопасном.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (29 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.